«Еврейский Обозреватель»
АНТИСЕМИТИЗМ
21/40
Ноябрь 2002
5763 Кислев

ПРАЖСКИЙ ДОГОВОР
МИХАИЛ ДАВИДЗОН
На главную страницу Распечатать

Призрак "хрустальной ночи" бродит по Европе. Спустя более шестидесяти лет после еврейских погромов в Вене неонацисты снова громят отели, рестораны и витрины магазинов, украшенные шестиконечными звездами. Я пришел в отель после того, как первая волна сенсации уже схлынула и пражские газеты более или менее подробно рассказали читателям о сути происшедшего. Едва я оказался в холле, как передо мной выросла плотная фигура охранника. Его старательно зачесанные к затылку длинные волосы были перехвачены заколкой и свешивались подобием кисточки.

- Откуда пан будет? - настороженно поинтересовался он на плохом русском. Я постучал пальцем по фотоаппарату. Он понял намек, сразу приосанился и под бормотание заученной фразы "не дозволяемо, не дозволяемо" стал грудью выпихивать меня за порог "Рояля". Пришлось подчиниться и выбирать позицию за пределами отеля, в расположенном неподалеку баре, напротив которого лепились магазины и ресторанчики с вывесками арабской вязью.

Мне и без этого "секьюрити" с его кокетливой "кисточкой" было известно, что 11 августа, в два часа дня, на ступенях "Рояля" был убит его владелец, израильский гражданин, житель Нетании и глава многочисленного клана 57-летний Феликс Абутбуль. В свидетелях убийства недостатка не было, но, как ни странно, многие из них либо ничего толком не видели, либо в один голос утверждали, что киллером была женщина, облаченная в черные одежды. В тот же день по ходатайству пражской прокуратуры был задержан вылет самолета Прага - Тель-Авив, и агенты уголовной полиции познакомились со всеми, кто возвращался в Израиль. На этом инцидент в аэропорту был исчерпан, и руководство местной полиции с грустью признало, что убийца предпочел остаться в Чехии.

Что касается женщины, которая выходила из "Рояля" вместе с Феликсом Абутбулем, то разговор о ней особый. После гибели ее спутника и общения с полицией она оставалась недоступной для журналистов. Из ее показаний следователи тайны не делали, поскольку они отличались от того, на что указывали другие свидетели. Говорила она вовсе не о мотоциклисте, а о киллере-велосипедисте, не о женщине, а о молодом человеке лет двадцати пяти в черной рубашке, джинсах и кепке. В показаниях ее случайных прохожих совпадал только цвет головного убора стрелявшего - черный. Вернувшись в отель, женщина несколько дней провела в полном уединении, не желая никого видеть. Даже горничные и дежурные на этажах гостиницы получили строжайшее указание своего начальства не заводить с ней бесед. А потом женщина и вовсе исчезла из Праги.

Собственно говоря, в этом и заключался мой интерес: я пришел в отель, чтобы разузнать о ней после утихшей шумихи. Кто она, постоялица "Рояля" и спутница Феликса?

Я понимаю, что на месте преступления   г-жа  Х. могла оказаться совершенно случайно. Да и на эту банальную криминальную разборку можно было бы не обращать внимания, если бы не странные комментарии пражских газет и позиция некоторых депутатов парламента Чехии, озабоченных массовым наплывом в страну граждан бывшего СССР. Не даваясь в детали убийства израильтянина и, похоже, совершенно о нем позабыв, обозреватели и политики настаивали на единственной причине преступления, убеждая своих сограждан в том, что в деле замешана русско-украинская мафия, преградившая путь очередному конкуренту на теневой рынок Чехии (игорный бизнес, наркотики, проституция) с его баснословным оборотом капиталов. Нашелся только один человек, усомнившийся в этой "патриотической" версии, - журналист Марек Варни из популярной столичной газеты "Пражские новини", и на это у него были веские основания. Он первым сообразил: заперт гостиничным портье и горничным на общение с  г-жой  Х. Вовсе не значил, что они не имели права ее видеть, слышать, запоминать детали и делать собственные выводы. Репортеру удалось даже пообщаться с ними и узнать о впечатлении, которое производила спутница Феликса Абутбуля. А впечатления эти, надо сказать, совершенно противоречили умело нагнетаемому газетному тону. Горничные только загадочно улыбались, когда Варни расспрашивал их о занятиях  г-жи  Х. О, говорили они, хозяин "Рояля" был от нее без ума и ни на минуту не покидал. Она любила хризантемы, бриллианты и делала безумные ставки в казино. Темнокожая красотка походила на арабку, иногда ее видели с людьми такого же восточного типа. Каждое утро ее трехкомнатные апартаменты украшались охапками свежих цветов, а однажды хозяин преподнес ей роскошное норковое манто и сказал, что это подарок от русских бизнесменов, с которыми он сотрудничает. Кстати об этих русских. Что за нелепости пишут в газетах? Никто из них хозяину не угрожал, он вообще с русскими ладил и если бы действительно их боялся, то не стал бы покупать отель и казино в Старой Праге.

Пока я допивал в баре высокую кружку темного "Старопрамена", возле гостиницы "Рояль" остановились приземистые BMW черного цвета. Из них вышли хорошо одетые люди и, негромко между собой переговариваясь, поднялись по ступеням. Охранник их не останавливал. Говорят, черные BMW обожают "короли" русского криминала. Похоже, они проводили собственное внутреннее расследование".

Вернувшись в Тель-Авив, я засел за архивы и попытался выяснить, кому из воротил российской мафии мог перебежать дорогу мало где, кроме Израиля, известный Феликс Абутбуль.

Он ведь не идет ни в какое сравнение ни с одним из обосновавшихся в Центральной Европе 266 российско-украинских лидеров преступных группировок, 522 "воров в законе" и 240 криминальных авторитетов, - словом, с теми, кто реально мог диктовать свои условия теневому рынку Праги.

Если приплюсовать к вышеприведенным цифрам, взятым из официальных сообщений пресс-служб российских правоохранительных органов, аналогичные данные Интерпола относительно криминальных группировок бывших стран Восточного блока, то невольно думаешь о некоей глобализации криминала, которая уже определила процесс глобализации экономики.

Распад Варшавского договора и уход "дружественных армий" оставили после себя огромное свободное пространство, умело освоенное другой силой, сменившей военных, - сходкой международных криминальных лидеров в столице Чехии, подписавших между собой своеобразный "пражский договор". Созданная сеть не только скопировала схему Варшавского договора, но и включила в собственные владения занимающий одну из площадей в центре Праги "вьетнамско-китайский рынок", а также укореняющийся бизнес таких пришельцев, как Феликс Абутбуль, и фактически объявила их своими вассалами.

Кому же тогда было нужно убийство израильтянина, если он аккуратно выплачивал оброк, и относится ли оно вообще к разряду обычных криминальных разборок?

По законам документального жанра автор должен не только оперировать фактами, но и постоянно обозначать свое присутствие в материале. Вот я и обозначаю, имея в виду путешествие по библиотечным архивам, где искал продолжения интересующей меня темы. Именно в "русском отделе" тель-авивской библиотеки мне попались две любопытные публикации, свидетельствующие о том, что примерно за два месяца до устранения в Праге Феликса Абутбуля американские спецслужбы начали, по выражению обозревателя газеты "Вашингтон пост", "глубокую чистку" арабов, имеющих в США мелкий бизнес. В поле зрения ФБР попали более пятисот человек, владельцы продовольственных, ювелирных и промтоварных магазинов, расположенных по всей стране. Первые сигналы о том, что эти люди участвуют в финансировании мусульманских террористических организации ХАМАС и "Хизбалла", поступили в контрразведку еще в 1995 году. В штате Северная Каролина были арестованы братья-торговцы Мухаммед и Чауки Хамуд. Зарабатывая на контрабанде сигаретами, они перечислили "Хизбалле" семь с половиной миллионов долларов. На эти деньги были закуплены взрывчатка, приборы ночного видения, миноискатели, переданные затем палестинским боевикам.

Продолжение следует
"Вести", Израиль
В начало страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2002 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Надоело связываться с арендой? Один раз сделай покупку вышки туры и больше никому не плати.