«Еврейский Обозреватель»
ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ
19/38
Октябрь 2002
5763 Хешван

РАУЛЬ ЧИЛАЧАВА - ГРУЗИН, РОДИВШИЙСЯ В ОДИН ДЕНЬ С ГОСУДАРСТВОМ ИЗРАИЛЬ И СТАВШИЙ ИЗВЕСТНЫМ УКРАИНСКИМ ПОЭТОМ
СТАНИСЛАВ БОНДАРЕНКО, МИХАИЛ ФРЕНКЕЛЬ
На главную страницу Распечатать

Десять лет назад он написал:


"Киянин я. Вже майже двадцять років.
Здається часом - тут одвіку жив,
де я пройшов чимало рубежів,
де я зробив до тебе перші кроки"

В свое время питомцы Сталина из НКВД искали тех, кто роет тоннели к Бомбею или Лондону, но таковых не нашлось. А вот тоннель меж Киевом и Тбилиси, а точнее, канал меж Днепром и Курой, все же был прорыт. В одиночку - Раулем Чилачавой. Благодаря ему Грузия услышала практически всех лучших украинских поэтов, а Украина - десятки замечательных грузинских. Из 70 его книг в половине он выступает как проводник-переводчик, а в другой как поэт - грузинский + украинский.

А последние годы он еще и заместитель председателя Госкомитета по делам национальностей и миграции.

- Вы родились возле Зугдиди, в селе с "почти украинским" названием Читацкари, во всяком случаев в названии слышатся "читаче".

- Нет (смеется), название переводится как "красная река". Но вскоре после моего рождения мы оттуда переехали в старинное горное село, где жили мегрельские правители и где мой дед-священник правил в храме, пока его не разрушили коммунисты. И я еще помню, как его исторические камни с древними надписями валялись вдоль дороги. Позже дед крестил детей и венчал людей, просивших об этом, на дому. Так получился "домашний" храм. К нему приходили и украинки, которые приезжали в Грузию собирать чай на плантациях. Там же, на дедовом подворье, - могила моего брата и трагически погибшего в четыре года сынишки.

- После трех курсов Тбилисского университета вы взяли курс на Киев и доучивались здесь?

- Да, я приехал, как тогда казалось, на двухлетнюю стажировку, чтобы изучать украинский язык и литературу на филфаке КГУ (хотя я продолжал считаться студентом Тбилисского университета). После двухлетнего пребывания в Киеве по моей просьбе стажировку продлили еще на год, поскольку готовились Дни грузинской культуры в Украине - это было очень значимое в то время событие (май 1969 года). В Киеве тогда начали выходить десятки книг лучших грузинских поэтов и прозаиков, и я как начинающий поэт-переводчик был полностью погружен в работу. Мыкола Бажан пригласил меня на редакторскую работу в Украинскую советскую энциклопедию. Имелась у меня и личная причина - я здесь влюбился и женился, а моя Ия была еще студенткой, когда я окончил учебу. Она родом из чернобыльских краев и училась на курс младше меня. Кроме того, в 1970 году вышла первая книга моих переводов Владимира Сосюры - "Червона зима" (кроме одноименной поэмы там были и другие поэзии мастера).

В то время я переводил в основном только с украинского на грузинский, а с грузинского на украинский еще не был готов. И Мыкола Бажан, вы знаете, он был большой друг Грузии, - меня не торопил. Он если что и советовал, то это начать именно с украинских поэтов. Кстати, самыми первыми моими были переводы стихов Василя Симоненко, которого я тогда открыл грузинскому читателю.

- Кажется, у вас тогда все же возникли трудности, связанные с "Літературною Україною" и эмигрантской прессой?

- Да, неприятности были. Получилось так, что мои стихи вышли в Германии, да еще под "специфическим" названием "Київ проти Москви". Но сам я об этом даже не знал. И вдруг меня срочно вызвал из Киева ректор Тбилисского университета (я ведь, учась здесь, продолжал считаться тамошним студентом). Я полетел в Тбилиси, и ректор, пришедший на должность из идеологического отдела ЦК КПГ, накричал на меня прямо в приемной: "Для чего мы послали вас в Киев?". Я ответил: "Учиться. Я и учусь, имею определенные успехи". А он дает мне эту публикацию и спрашивает: "Что это такое?". И тут же советует все обдумать и вспомнить, иначе я уже больше никакой не студент вовсе и т.д. Я узнал "Ранок Київської Софії" и другие свои стихи. Но как они попали за границу, тем более вышли под такой шапкой? Я лихорадочно начал вспоминать. И вспомнил, что эти стихи я отдавал в "Літературну Україну", где тогда стажировался студент из Германии или Чехии.

Он-то их, вероятно, и увез, затем опубликовал в эмигрантской печати. Ректор долго считал, что я притворяюсь. Но из киевской редакции, где, кстати, эти стихи вскоре были тоже напечатаны, пришло подтверждение, позволившее мне остаться студентом. А молчаливый человек, присутствовавший во время разговора в кабинете ректора, меня никуда уже не вызывал.

- Долгие годы был "свободный художник", поэт и переводчик Чилачава, затем появился чиновник Чилачава. Случай не такой уж и редкий, если вспомнить   Б .Олийныка, И.Драча и других, и все же: как эти двое уживаются в одной душе?

- Соседство поэта и чиновника - очень тяжелое. Я никогда не мечтал о карьере, думая лишь о служении слову. И до развала Союза мне удавалось двадцать лет чисто литературным трудом содержать семью, еще и на летний отдых откладывать. Потом это изменилось, и я даже не знал, что буду делать. Но вдруг раздается звонок, - со мной говорит Юрий Александрович Олененко, бывший министр культуры, в то время только назначенный председателем Комитета по делам национальностей при Кабмине Украины, и предлагает прийти к нему. Прихожу, и он сообщает мне, что в соответствии со штатным расписанием у него должен быть заместитель, которым он и хотел бы видеть меня. Только, сказал он, не отказывайтесь сразу! И хотя у меня не было никакой практики, о чем я ему прямо сказал, все же, подумав, согласился. И вот уже девять лет я тружусь здесь и, кажется, без работы уже не могу. Кстати, за этот период я написал и издал около двадцати книг - на украинском, грузинском и русском.

- А насколько процентов вам удается осуществлять задуманное как заместителю министра, точнее, председателя Госкомитета?

- Отнюдь не на все сто. И дело даже не во мне как таковом. Видите ли, у нас есть очень хорошие законы относительно нацменьшинств и прав человека, но, как известно, каждый закон требует определенного финансового обеспечения. Если этого нет, закон работает плохо. Нельзя сказать, что совсем мало делаем: у нас издается более 60 газет на языках национальных меньшинств, живущих в Украине (не считая русского языка, на котором выходит около 1300 газет). Главная редакция литературы на языках нацменьшинств за годы своего существования издала более 500 названий книг - на болгарском, гагаузском, венгерском, румынском, греческом, цыганском и т.д.

Работают телеканалы, вещающие на национальных языках, работают школы. В Киеве есть Международный Соломонов университет, а в Мариуполе - институт, выпускающий преподавателей греческого языка. В Национальном университете культуры есть кафедра этнокультурологии, которая готовит менеджеров по вопросам национально-культурного строительства. Кстати, там я преподаю историю литератур национальных меньшинств, по своей программе. А в университете имени Т.Шевченко есть факультет востоковедения, где я тоже имею честь быть профессором, преподавателем грузинистики. В разных регионах мы проводим национальные фестивали, круглые столы и т.д. Кроме того, наш комитет является своеобразным "волнорезом" в решении межнациональных проблем.

- Вы побывали в Женеве, где в составе правительственной делегации отчитывались перед комитетом ООН о делах, касающихся нацменьшинств в Украине. Как оценили в мире нашу страну?

- Есть Конвенция ООН о ликвидации всех видов расовой дискриминации, принятая в 1956 году. Украина, естественно, среди более 160 государств, ее ратифицировавших. И каждая из этих стран теперь периодически отчитывается о состоянии дел. Объясняются все изменения в законодательстве, в докладах излагаются ситуации относительно защиты прав человека и нарушений законодательства по расовому признаку. После этого дают оценку стране докладчики из других государств (нам выпали из США и Румынии), которые делали сообщения на основании разных данных. Они не без критики отнеслись к состоянию языковых проблем, положению цыган и к антисемитским публикациям, еще имеющим, увы, место в украинской прессе, а также - к отношению милиции к темнокожим беженцам. Несмотря на критический подход, Украина в целом получила очень высокую оценку: отмечалось, что у нас много сделано в законодательном плане (закон о нацменьшинствах; о беженцах; об эмиграции; у нас ратифицирована рамочная конвенция по защите нацменьшинств). Все это было воспринято очень позитивно, как и наша информация о школах, вузах, газетах, телеканалах, книгах на языках нацменьшинств, о которых я уже говорил.

- Нашим читателям, наверное, интересно узнать, что вы умудрились родиться в один год и в тот же самый день, что и Государство Израиль.

- Совпадение, конечно, случайное. Но я рад этому. Есть взаимосвязи еще более давние. Замечу, что грузинская династия Багратионов считала себя потомками царя Давида. Первые евреи в Грузии появились еще в VI веке до нашей эры. И еще Грузия, кажется, единственная республика из бывшей империи, где никогда не было ни единого еврейского погрома. Это тоже дает мне повод для гордости.

- Какое впечатление на вас произвел Израиль?

- Впервые я побывал на Святой Земле в 1992 году. И был поражен многим, в том числе и тем, как здесь живут грузинские евреи, как они учат иврит и идиш, при этом обучают детей и грузинскому.

Еще было приятно увидеть в Музее диаспоры внушительную часть общей постоянной экспозиции под названием "Страна Золотого руна", посвященную Грузии. Тогда же у меня "написался" целый цикл стихов о жизни евреев вообще и грузинских, в частности.

- Вернемся к вашим нынешним чиновничьим обязанностям - вы уже сказали, что в Женеве были обеспокоены антисемитскими публикациями в некоторых украинских газетах. Как много было подобных выпадов?

- В Украине на государственном уровне антисемитизма, слава Богу, нет, но на бытовом он не исчез. Определенные газеты, я бы сказал - газетки, иногда подливают масла в огонь. Известны публикации такого толка в газете "Вечiрній Київ", которая, впрочем, сейчас, кажется, изменила свою позицию, и некоторых других. Мировым сообществом за последние годы замечено, как констатировалось в Женеве, 260 таких публикаций. Это, увы, немало, хотя, к счастью, они появляются в изданиях, которые люди практически не читают.

И, тем не менее, здесь есть поле деятельности для прокуратуры. Она должна быть более решительной. Вот передо мной некая малоизвестная газета "Ідеаліст", у которой под логотипом приписано "часопис воїнів Христа, борців за Христову національну державу Україну". А в самой этой газетенке - гнуснейшие антисемитские выпады. Например, чего только стоят лозунги "Мир вам - вогонь жидам", а рядом помещается список стран, где евреи не проживают и выражается идиотское пожелание, чтобы среди таких государств вскоре оказалась и Украина. Там есть и другие грубые выпады, не оставляющие сомнений в диагнозе. Повторю, есть над чем поработать прокуратуре.

Однако при этом я считаю, что нам все же есть и чем гордиться в общегосударственном масштабе: работают 11 еврейских театров, функционируют около 400 еврейских религиозных и гражданских общин. Евреям Киева, как известно, возвращена синагога Бродского, в которой ранее размещался кукольный театр. Восстановлены также синагоги в Одессе и Днепропетровске. Можно смело утверждать, что украинское государство не оставляет без внимания проблемы евреев. Мы за то, чтобы они всегда жили в Украине.

В начало страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2002 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
http://www.knyaz-bereg.ru/ продажа домов и земельных участков в раменском районе.