Еврейский Обозреватель
ГЛАВНАЯ
14/17
Ноябрь 2001
5762 Кислев

«ДЖОЙНТ» СЕГОДНЯ - ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СПОНСОР ЕВРЕЙСКОЙ ЖИЗНИ В УКРАИНЕ
НАТАН ГОМБЕРГ
На главную страницу Распечатать

Пять лет исполнилось недавно киевскому благотворительному фонду "Хесед Авот". Несмотря на очевидные успехи, деятельность системы хеседов в Украине многими оценивается весьма неоднозначно. Аргументы для критики выдвигаются разные - патерналистский подход "Джойнта" к своему детищу, отсутствие в некоторых городах координации с еврейскими общинами, непропорциональное распределение средств среди разных регионов. Об этом, в частности, говорится в исследовании Председателя Ваада Украины, Исполнительного вице-президента ЕКУ Иосифа Зисельса "Социальная защита в еврейской общине Украины" (Материалы конференции Института иудаики "10 лет еврейского национального возрождения в постсоветских странах", Киев, 2001).

За комментариями мы обратились к директору киевского Хеседа Натану Гомбергу.

- Натан Ильич, в двух словах охарактеризуйте проделанный Хеседом путь за эти годы.

- Когда мы начинали, в базе данных было 8000 подопечных, сегодня - около 17000. Три года назад Хесед начал работу в 74 населенных пунктах Киевской области. Расширились все программы, появились и новые, такие как "Слух и протезирование", "Прачечная", "Мазл тов", открыто 10 клубов по интересам, служба знакомств, несколько столовых. Число волонтеров выросло с 25 до 750.

- Прежде всего о справедливости. Верно ли, что на одного киевского подопечного в среднем расходуется 200 долларов в год, в то время как, скажем, на тернопольского пожилого еврея во много раз меньше?

- На сегодняшний день, безусловно, нет. Более того, замечу, что в Киеве сумма расходов на человека ниже (около 180 долларов), чем даже в небольших райцентрах. В Киеве вообще минимальный бюджет на одного подопечного. Но я могу понять, почему возник подобный вопрос.

Дело в том, что грант "Клеймс конференс",   а  это 80% нашего бюджета, предполагал поначалу следующее распределение средств: 55% бюджета - на Киев, 45% - на периферию. Но тогда эта периферия включала всего четыре области, кроме Киевского региона. Сегодня же Хесед охватывает 14 областей, и пропорции, разумеется, другие: на Киев идет около 40% бюджета. И это справедливо, потому что в Центральном (кроме Киева) и Западном регионах в 10 хеседах и 5 филиалах - 19 тысяч подопечных,  а  в одном Киеве и области нуждающихся - 17 тысяч. Но факт остается фактом - сумма расходов на каждого клиента в разных городах приблизительно одинакова. В крошечной Згуровке Киевской области живет всего одна еврейская женщина, и она получает почти все то же самое, что и столичные жители.

Сегодня существует прямая зависимость между финансированием программ и количеством подопечных. Более того, швейцарские деньги, которые начали поступать в Украину, были строго пропорционально распределены между подопечными, пережившими Холокост, в каждом хеседе.

Так что киевский Хесед вовсе не на привилегированном положении. К тому же, мы всегда на виду, бывают дни, в которые мы принимаем три иностранные делегации. Часть подопечных киевского Хеседа - пожилые родственники лидеров еврейских организаций. Все это естественным образом помогает "поддерживать форму".

Приведу такой пример. Одна из наших программ предполагает раздачу обуви и одежды нуждающимся. И, конечно, хочется, чтобы это были приличные вещи,  а  не какие-то обноски. Как-то пришли молодые родственники наших подопечных и попросили нас продать им такую же обувь, которая была выдана их старикам. Это и есть признание того, что, наверное, мы вышли на какой-то достойный уровень.

-  А  что Вы лично, на сегодняшний день, определяете как главные проблемы Хеседа?

- Мы заполняем налоговую декларацию на каждого нашего клиента. И, к сожалению, пока безрезультатно пытаемся объяснить властям, что наша помощь не может считаться доходом и, тем более, прибылью. Старик не разбогатеет от того, что 6 раз в неделю поест в нашей столовой или бесплатно получит очки.

 А  все это, согласно закону Украины, кроме отдельных видов медицинских услуг, считается доходом. И если доход превышает 311 гривен в месяц, человек должен заплатить 20% с превышенной суммы.

Вторая проблема - это роль Попечительского совета, который сегодня, и в этом я согласен с нашими критиками, поставлен в положение свадебного генерала. Пора уже Совету побороться за дополнительное финансирование отдельных программ или определенных регионов.

Третья - в небольших городах существует проблема кадров, и она должна решаться.

И четвертая проблема, о которой говорят все, - руководящая роль "Джойнта". Кто платит деньги, тот и заказывает музыку.

Многое здесь зависит от личности руководителя отделения "Джойнта", от координаторов, с которыми он работает.

Но прежде чем обвинять "Джойнт" в монополизации еврейской жизни, давайте посмотрим, сколько бизнесменов-евреев участвуют в различных популистских проектах вместо того, чтобы оказать хоть какую-то помощь своей общине, обратиться к своим корням.

Нельзя обойти и вопросы бюрократизации системы, и относительно небольшого числа волонтеров. Не секрет, что на Западе именно на волонтерах держится система благотворительных организаций. У нас работает чуть более 600 сотрудников и около 750 волонтеров. Да, волонтеры выполняют огромный массив работ, и без них Хесед не мог бы существовать. Но есть функции, ответственность за исполнение которых должны нести штатные работники Хеседа. Если мы создаем профессиональную структуру, то необходимо привлекать профессионалов.

Не может быть непрофессионального бухгалтера, нельзя непрофессионально подходить к проблемам информационной службы, даже библиотекарь не должен быть непрофессионалом, не говоря уже о психологах, патронажных работниках и т.д. И мы надеемся, что в будущем к нам придут выпускники отделения социальной работы, которое открыто недавно в МСУ.

- Высокий уровень административных расходов - еще один пункт, по которому к Хеседу немало претензий.

- Существует закон Украины, по которому программные расходы должны составлять 80%,  а  административные - не более 20%. Разумеется, выделяя в каждой программе зарплату руководителя, сотрудников, транспорт, на первый взгляд, непосредственно не связанных с программой, мы получим примерно 35% административных расходов. На самом деле мы исходим из принципа, сформулированного нашим Попечительским советом, согласно которому программным расходом является все то, за что должен был бы заплатить подопечный, если бы у него была такая возможность. Например, пользуясь программой "Еда на колесах", человек должен был бы заплатить за саму еду, включая ее приготовление, тару, в которой ее доставили, и доставку в квартиру - это и есть программный расход. Конечно, мы стремимся, чтобы эта якобы административная часть была меньше - рационализировать труд поваров, использовать меньшее число машин.

Кстати, зарплата и налоги патронажного работника тоже считаются прямым программным расходом, и это мировая практика. Ведь, наняв патронажного работника, клиент был бы вынужден оплачивать его услуги. В западной социологии даже аренда помещения считается неадминистративным расходом.

- Как проблемы финансирования отражаются на конкретных подопечных? Например, говорят, что в связи с уменьшением финансирования от "Клеймс Конференс", стоимость продуктовой посылки была сокращена на 20%.

- Стоимость посылки сокращена уже давно и совсем по другой причине.  А  именно, в результате оптовых закупок продуктов и формирования посылок в самом Хеседе,  а  не подрядчиками. При этом качество и количество продуктов нисколько не изменилось, снизилась лишь цена посылки. Более того, состав продуктовых посылок унифицирован во всех хеседах Украины, разница только в закупочных ценах.

-  А  каковы на сегодня взаимоотношения хеседов - фактически подразделений "Джойнта" - с еврейскими общинами?

- Хеседы, прежде всего, подразделения еврейских общин, и работают они для общин. Созданы они, безусловно, при содействии "Джойнта", и в Украине в основном на гранты, организованные "Джойнтом".

В Киеве, например, Хесед, как нейтральная организация, выполняет функции городской общины во всем, что касается социальной помощи. И лучшее тому подтверждение - то, что, выбирая нейтральную территорию для совещаний лидеров иногда не очень дружественных организаций, все останавливаются на помещении Хеседа. Что касается хеседов в малых городах, то наверняка между ними и общинами иногда возникают конфликтные ситуации. Но лидеры очень многих общин являются и руководителями хеседов. Во многих городах Хесед, по существу, является центром еврейской жизни. Такая ситуация, например, сложилась в Чернигове, Виннице, Черкассах, Житомире, Луганске.

Справедливости ради надо признать - "Джойнт" сегодня - генеральный спонсор еврейской жизни в Украине. И это касается финансирования не только хеседов, но и общинных структур. И даже деньги, поступающие от небольших еврейских федераций из Соединенных Штатов, различных фондов приходят через "Джойнт". С другой стороны, все охватить нельзя. И, в конечном итоге, будущее общины в самофинансировании.

Интервью Михаила Гольда
В начало страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Родник сантехника дренажные насосы ufa-aqua.ru.