«Еврейский Обозреватель»
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
1/92
Январь 2005
5765 Тевет

ЧЕКИСТЫ И СИОНИСТЫ

ЛЕОНИД МЛЕЧИН

На главную страницу Распечатать

Создание после Второй мировой войны Государства Израиль, в известной степени ставшее компенсацией за уничтожение нацистами шести миллионов евреев, — заслуга держав-победительниц. Многим западным политикам, набожным христианам, были свойственны романтически-религиозные представления — описанное в Библии возвращение евреев в Палестину должно совершиться. Нельзя сбрасывать со счетов и внутриполитические соображения — избирателей-евреев в США было достаточно, чтобы к ним прислушивались кандидаты в президенты. Но судьбу Палестины, палестинских евреев и арабов решала не либеральная общественность,   а  американские и британские политики. Абсолютное большинство из них возражали против воссоздания Израиля. Поэтому еврейское государство не появилось бы на карте мира, если бы не Сталин.  А  вот почему глава советского государства пожелал, чтобы на Ближнем Востоке появилось еврейское государство, это долгая история.

3 февраля 1941 года к советскому полпреду в Лондоне И.М.Майскому пришел необычный гость — Хаим Вейцман, ученый-химик с мировым именем. Но к советскому послу он обратился в ином качестве. Еще в 1920-м Вейцмана избрали главой Всемирной сионистской организации. Вейцман сообщил Майскому, что всего евреев около 17 миллионов. Из них 10–11 миллионов находятся в сравнительно сносных условиях, по крайней мере, им не угрожает физическое истребление. Это евреи, проживающие в США, Британской империи и СССР. Тревогу вызывает судьба евреев в Германии, Австрии, Чехословакии, на Балканах и в Польше. Вейцман, как писал Майский в Москву, сказал: «Если войну выиграет Германия, все они просто погибнут. Но и англичане не любят евреев, особенно колониальные администраторы. Это наиболее заметно в Палестине, где живут и евреи, и арабы. Британцы, безусловно, предпочитают арабов евреям».

Майский отправил в Москву подробный отчет о беседе. Президент Всемирной сионистской организации производил сильнейшее впечатление на своих собеседников. Вейцман давно жил в Англии, его научная работа имела колоссальное значение для британской военной промышленности. Премьер-министр Дэвид Ллойд-Джордж, решительный человек с репутацией борца за справедливость, повторял, что Англия в долгу перед Вейцманом.

Пожалуй, все и началось с Ллойд-Джорджа. В 1916 году Антанта уже брала верх над противником — Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария терпели поражение. Британские войска громили турок, под властью которых находилась значительная часть Ближнего Востока. 31 октября 1917 года на заседании британского кабинета министров обсуждалось будущее Палестины. Было решено лишить Оттоманскую империю всех ее завоеваний. Палестина после войны станет британским протекторатом, и еврейский народ получит право начать там новую историческую жизнь. Британский премьер обещал, что сделает все, чтобы Палестина стала государством евреев. Для Ллойд-Джорджа, глубоко религиозного человека, возвращение евреев в Палестину было исполнением воли Б-га, поскольку премьер-министр весьма почитал Тору. Он говорил: «Я знаю историю евреев лучше, чем историю моего народа, и могу перечислить всех царей израильских. Но едва ли вспомню дюжину английских королей».

Для лорда Бальфура Библия тоже была живой реальностью. Он был захвачен идеей возвращения евреев на родину, говорил, что христианский мир в неоплатном долгу перед народом, изгнанным из Палестины.

Иногда утверждают, что англичане и палестинские евреи не имели права делить чужую землю и отнимать Палестину у арабов и поэтому Израиль — это чужеродное тело в сердце арабского мира...

В реальности державы-победительницы исходили из того, что нужно предоставить независимость народам, томившимся под чужим игом. Это произошло и в Европе, и на Ближнем Востоке. Поэтому и появились такие арабские страны, как Ирак, Сирия, Ливан, причем их народы не возражали против того, что европейские державы таким образом распорядились их судьбами. Однако, например, курды, более многочисленный народ, чем палестинские арабы, так и не получили своего государства.

В рамках переустройства всего региона восстановление еврейского государства в Палестине воспринималось как естественное дело. Тем более что изгнанные из Палестины евреи упрямо стремились вернуться. В Иерусалиме евреи жили постоянно — с одним перерывом, когда город захватили крестоносцы. К концу XIX века Иерусалим населяли двадцать восемь тысяч евреев и семнадцать тысяч мусульман и христиан.

Президент США Вудро Вильсон, в 1919 году приехавший в Париж на конференцию, которая выработала условия подписания мирного договора с Германией, Австро-Венгрией и Турцией, стал первым американским президентом, отправившимся за границу. Идеалист и глубоко верующий человек, он был принципиальным сторонником восстановления этнической справедливости и самоопределения наций. Вильсон настоял на том, чтобы после Первой мировой многие народы Европы получили возможность создать собственные государства. Так появились на политической карте мира Венгрия, Польша, Румыния, Чехословакия, Королевство сербов, хорватов и словенцев, ставшее потом Югославией.

Американский президент не сомневался, что еврейский народ тоже заслужил право на восстановление своего государства. Вудро Вильсон даже предложил передать мандат на Палестину Соединенным Штатам. Однако Верховный союзный совет предоставил его Великобритании, вменив ей в обязанность претворение в жизнь декларации Бальфура. С этого момента обещание создать «национальный очаг для еврейского народа» стало международно признанной обязанностью Англии. 2 июня 1922 года этот мандат был утвержден 51-й страной, входившей в Лигу Наций. США, остававшиеся вне Лиги, присоединились к решению европейских стран.

Советская Россия не принимала участия в Парижской мирной конференции, и судьбы мира решались без нее. Правительство большевиков, крайне озабоченное европейскими делами, равнодушно наблюдало за событиями в далекой Палестине.

Сталин еще в 1913 году сформулировал ленинскую позицию по национальному вопросу. Он дал определение нации — исторически сложившаяся общность людей, живущих на одной территории. Евреи при такой точке зрения нацией не являлись. Как минимум, у них не было своей территории.

Большевики считали, что решение еврейского вопроса — это ассимиляция. В России все евреи станут русскими, и проблема исчезнет. Что касается сионизма и положения в Палестине, то любое напоминание о существовании в России сионистов вызывало у руководителей страны удивление.

В 1924 году профессиональный интерес к сионизму проявил председатель ОГПУ Ф.Э.Дзержинский. По просьбе Дзержинского сотрудники секретного отдела ОГПУ, занимавшегося сионистами,  а  также кадетами, монархистами, черносотенцами и бывшими жандармами, подобрали нужные материалы. Они произвели на Дзержинского неожиданное впечатление. Он писал своим заместителям Менжинскому и Ягоде: «Просмотрел сионистские материалы. Признаться, точно не пойму, зачем их преследовать. Большая часть их нападок на нас опирается на преследование их нами. Их партийная работа, программа сионистов нам не опасна, наоборот, считаю ее полезной. Я когда-то был ассимилятором. Но это «детская болезнь».

Прежде Дзержинский был яростным противником польских националистов, мечтавших о самостоятельном государстве. Под влиянием Ленина он изменил свои взгляды и признал лозунг большевиков о праве наций на самоопределение.

В другой записке Менжинскому он написал: «Правильно ли, что мы преследуем сионистов? Я думаю, что это политическая ошибка. Надо пересмотреть нашу тактику. Ведь мы принципиально могли бы быть друзьями сионистов. Надо этот вопрос изучить и поставить в политбюро». В июле 1926-го Дзержинский, тяжелый сердечник, скончался после выступления на пленуме ЦК.  А  в карательных органах сионистов по-прежнему числили среди противников советской власти. Правда, советская разведка в какой-то момент заинтересовалась Палестиной:  а  нельзя ли и там поднять революцию?

В конце 1923 года в Палестину по линии иностранного отдела ОГПУ командировали знаменитого чекиста Якова Серебрянского. До революции он был эсером-максималистом, начав свою карьеру участием в убийстве начальника минской тюрьмы, он получил орден Красного Знамени за похищение в Париже лидера русской военной эмиграции, бывшего белого генерала Александра Кутепова.  А  потом возглавлял спецгруппу при наркоме внутренних дел — диверсии и террор за границей. Серебрянский, пробыв в Палестине два года, вернулся разочарованный. Революция в Палестине, которая казалась сонным и неразвитым местечком, была отложена до лучших времен.

В октябре 1928-го нелегальным резидентом иностранного отдела ОГПУ в Константинополь отправили Якова Блюмкина — того самого, который 6 июля 1918 года убил германского посланника при правительстве России графа Мирбаха. Вокруг работы Блюмкина в Константинополе ходит множество слухов, но резидентом внешней разведки он пробыл всего год и много сделать не успел.

Даже в Коминтерне не особенно интересовались Палестиной, хотя и направили туда небольшую группу евреев-коммунистов — создавать местные компартии. Но попытки образовать единый фронт арабского и еврейского рабочего класса не увенчались успехом. «Арабские трудящиеся массы, — писал один из руководителей Палестинской компартии Махмуд аль-Атраш, — не могли доверять людям, которых звали Хаим, Абрам и Ицхак. Они не могли идти вперед под их руководством, даже если эти люди и были лучшими борцами за национальную независимость».

Антиеврейские волнения и погромы в Палестине в 30-е годы в Коминтерне оценили как начало великого освободительного движения арабского народа. Руководство Коминтерна было однозначно на стороне арабов. Впоследствии некоторые арабские коммунисты стали поклонниками Гитлера, их объединили общие интересы — фюрер тоже воевал против англичан и уничтожал евреев.

Зато среди еврейского населения Палестины очень сильны были уважение и любовь к России. Ведь многие палестинские евреи придерживались социалистических убеждений, поскольку работали в кибуцах — сельскохозяйственных кооперативах, похожих на советские колхозы.

В августе 1923 года съездил в Москву и будущий первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион: профсоюзная делегация представляла палестинских трудящихся на Всесоюзной сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке. Бен-Гурион восхищался Лениным и верил, что коммунизм спасет евреев от антисемитизма. Он не мог предвидеть, какую роль в создании еврейского государства предстоит сыграть Сталину. Восьмого ноября 1917 года британские газеты сообщали о двух главных новостях — большевистском перевороте в Петрограде и декларации лорда Бальфура, которая привлекла больше внимания. Декларация — это письмо министра иностранных дел Великобритании лорда Артура Джеймса Бальфура лорду Уолтеру Ротшильду, президенту Сионистской федерации Великобритании. В письме Бальфура, одобренном после бурного обсуждения британским правительством, говорилось: «Я очень рад уведомить Вас о полном одобрении правительством Его Величества целей еврейского сионистского движения, представленных на рассмотрение кабинета министров. Правительство Его Величества относится благосклонно к созданию в Палестине национального очага для еврейского народа и сделает все от него зависящее, чтобы облегчить достижение этой цели»...

«Алеф»
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2005 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
По информации: Модный стиль дамы в теле.