«Еврейский Обозреватель»
КУЛЬТУРА
14/81
Июль 2004
5764 Ав

ВЛАДИМИР ГОРОВИЦ - ГЕНИЙ ИЛИ БАЛОВЕНЬ СУДЬБЫ?

ИОСИФ ГОД

На главную страницу Распечатать

Я слушаю блестящее выступление Юрия Абрамовича Зильбермана, насыщенное малоизвестными фактами из жизни нашего гениального земляка Владимира Горовица, и с сожалением думаю о том, что такое приобщение к истинной культуре, увы, доступно лишь небольшому кругу участников очередного заседания клуба творческой интеллигенции им. В.Фролькиса.

Юрий Зильберман — организатор Конкурса молодых исполнителей им. Горовица, известный исследователь жизни и творчества композитора, ныне он готовит вторую книгу о нем, в которой читателя ждет уникальная эксклюзивная информация.

Несмотря на три монографии, несколько фильмов о творчестве лучшего пианиста XX века, его образ, как это ни парадоксально, представлен весьма поверхностно. В.Горовиц описывается как баловень судьбы, капризная неуравновешенная личность, чтобы не сказать, недалекий человек. Американский стиль изложения выделяет такие подробности, как пристрастие к черной икре и комфорту, привязанность исключительно к «своему роялю», «своим залам», и, разумеется, масса подобных деталей затмевает главное в личности музыканта.

В противовес подобному подходу киевский исследователь ведет поиск истины, изучая корни, методично разбивая поверхностные стереотипы о «баловне» и доказывая, что гениальность Горовица зиждется на прочном фундаменте семьи, воспитания, потрясающей работоспособности, на особенностях среды, эпохи.

Владимир Горовиц — «шесть тысяч вольт» в музыке, «последний романтик», о котором представитель интеллектуального направления в исполнительстве Святослав Рихтер говорил: «Так нельзя играть, но я два часа не мог оторваться».

Анализ показывает, что появление гениального пианиста в Киеве того времени в музыкальной семье Горовица — это, скорее, неизбежность, чем исключительность. Трудно даже вообразить себе разницу между уровнем музыкальной культуры Киева начала прошлого века и ее состоянием на нынешний день. Судите сами — сегодня репертуар Оперного театра составляет около двух десятков названий,   а  тогда — около ...150! В зале Киевской филармонии выступали Г.фон Бюлов и Э.Изаи,  А .Скрябин и П.Чайковский,  А .Рубинштейн и С.Рахманинов. Описано немало случаев, когда окончившие неполный курс Киевского музыкального училища ученики В.В.Пухальского в то время экстерном за полгода могли окончить консерваторию в Париже или любой европейской столице, и стать европейскими знаменитостями.

Большинство из представителей многочисленной семьи Володи Горовица имели прекрасное музыкальное образование, в частности дядя Александр и сестра Регина — основоположники знаменитой «харьковской школы». Кстати, Регина обладала столь невероятными музыкальными способностями и фантастической памятью, исполняла например, скрипичные произведения на фортепиано, что некоторые специалисты не без оснований считали ее одаренность более редкостной, чем у ее знаменитого брата.

В монографиях несправедливо забывается самый главный учитель, заложивший базис Володиной гениальности. Таким учителем была его мама, воспитанница школы В.Пухальского, которая занималась с Володей музыкой с 5-ти лет. В.Пухальский, близкий друг семьи, позволявший себе поэтому покрикивать на Володю за нерадивость, с 10-ти до 15-ти лет обучал будущего пианиста сам. Владимир, естественно, мог недолюбливать требовательного учителя и поэтому не упоминал о нем. Однако именно мама и В.Пухальский заложили прочнейший фундамент его музыкального образования. То, что он называл своими учителями С.Тарновского — «бельканто на фортепиано» и «блестящего» Ф.Блуменфельда, справедливо лишь в той мере, что с их помощью был наведен лоск на уже отточенную игру Володи. (Когда прибывший в Америку С.Тарновский попросил у ставшего уже всемирно знаменитого Горовица письменное свидетельство (тотчас же водруженное им на видном месте), что музыкант является «учеником Тарновского», это сразу обеспечило ему не только преуспевание, но и ввело имя С.Тарновского в историю. Владимир Горовиц, естественно, не мог отказать С.Тарновскому в такой помощи.)

Творческая атмосфера талантливой семьи не могла не отразиться на интеллектуальном уровне стремительно формирующегося Володи.

Отец его Самуил Горовиц, по выражению Ю.Зильбермана, — «феерическая личность», человек, казалось бы, далекий от искусства, возглавлявший электротехническую секцию Киевского отделения Императорского всероссийского технического общества, переводил и издавал за свой счет Гете и Гейне. Благодаря своему таланту и авторитету Самуил был заметен всем властям, которые калейдоскопически менялись в революционные годы. Его дело в архивах КГБ содержит 16 страниц. Новые вершители судеб то пытались облагодетельствовать его виднейшими постами, то арестовывать и судить. Всю семью лихорадило от таких перемен. Кстати, после очередного ареста отца в 1921 году всему семейству вместе с дядей (13 человек) пришлось переехать из 9-комнатной квартиры на Прорезной в маленькую квартиру на Большой Житомирской.

Окончивший в 1920-м консерваторию Володя не мог получить диплом, поскольку просто не имел аттестата (образование — всего два класса гимназии). Однако это был единственный случай в истории консерватории, когда на выпускном концерте весь зал, включая преподавателей, стоя устроили овацию выпускнику.

Сразу началась его бурная концертная деятельность по городам Украины и России, в частности, с известным скрипачом Натаном Мильштейном. Володя дает по три концерта в день,  а  ко времени своего отъезда из СССР имеет 12(!) концертных программ. «Профессиональный концертирующий пианист обычно имеет одну-две концертных программы, ибо и это требует огромной памяти», — говорит Ю.Зильберман. Очень трудно представить фантастические способности В.Горовица, в период расцвета имевшего 12 программ и давшего, например, в Ленинграде в 1924 гjоду за два месяца 11 концертов, в которых сыграл 155 произведений!

В 1925 году он уезжает покорять Европу,  а  затем и Америку, чтобы приобрести невиданную мировую славу,  а  также свой знаменитый «Стейнвей», с которым не будет никогда расставаться, шикарный автомобиль, жениться на дочери великого Тосканини.

Фантастическая виртуозность, неповторимый мощный звук, «высоковольтная» завораживающая темпераментность исполнения приносят ему мировую славу, переполненные залы, рекордную для Америки продажу билетов на концерты, поздравление с феноменальным успехом от Рахманинова...

Но это лишь внешняя канва жизни удивительного человека, за которой скрываются и несчастья, и боль. Великий Горовиц «замолкал» на несколько лет трижды. Что переживал он в эти периоды? Возможно, приоткрывает тайну то, что в эти годы он терял самых близких. Вначале маму, затем дочь.

На «закуску» Юрий Зильберман включил кассету с удивительно лиричным фильмом киевского режиссера Александра Фролова «Вариации судьбы», снятом в серии фильмов о великих представителях Украины.

Музыка, музыка, великолепная, всепоглощающая, вариации от начала до последнего кадра, пальцы виртуоза, парящие над инструментом, история музыкального Киева, история Великого Музыканта. Завершается фильм триумфальным единственным концертом в Москве за 3 года до кончины.

Прочтите книги о нем, посмотрите фильмы, послушайте ЭТУ ВЕЛИКУЮ МУЗЫКУ.

Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2004 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org