«Еврейский Обозреватель»
ГЛАВНАЯ
13/80
Июль 2004
5764 Тамуз

ГИМН КОСМОПОЛИТИЗМУ, ИЛИ НЕ БЫТЬ ЕВРЕЕМ

ГРИГОРИЙ КУЛЬЧИЦКИЙ

На главную страницу Распечатать

За четыре заслуги перед Г-сподом евреи были освобождены из рабства египетского: за то, что не изменили своих имен, сохранили родной язык, не разоблачили священных тайн своих и не отменяли обрезания.

ОТРЫВОЧНЫЕ ЗАМЕТКИ ПО НАЦВОПРОСУ

Права оказалась пропаганда сталинских времен, ох, как права, — мы, евреи, действительно оказались безродными космополитами. Стоило чуть-чуть ослабнуть железной хватке КПСС и КГБ, стоило слегка проржаветь железному занавесу, как евреи в массовом порядке рванули за рубеж.

Причем добро бы рвались на историческую родину, на Землю Обетованную, дабы после стольких лет внутренней эмиграции, не стесняясь, называться Рабиновичем и Шапиро, Хаимом и Исааком, чтобы не съеживаться внутренне при слове «еврей», а гордо расправить плечи и вдохнуть полной грудью...

С НЕБЕС — НА ЗЕМЛЮ ОБЕТОВАННУЮ

Увы, мы ехали не в Израиль, а в абстрактную космополитическую «заграницу». Чтобы стать наконец-то настоящими иностранцами, настоящими американцами и канадцами, в крайнем случае — настоящими германцами, да и льготы тамошнего «социала», согласитесь, дело далеко не последнее.

Кое-кто на этом пути случайно «завернул» в Израиль. Наша родина? Еврейский национальный очаг? Нет, извините, пожалуйста, все, что угодно, только не это. Тогда лучше чужой Бруклин с Брайтоном, чужие Торонто с Виннипегом и даже совсем уж экзотические Мексика и даже ЮАР (была и такая мода). Собственно говоря, и с Израилем можно было бы смириться на какое-то время, если бы корзина абсорбции была повесомей, да льгот побольше, да жилье бесплатное, да работа по специальности, да русский язык в качестве единственного государственного...

Только непонятно одно: кто именно должен был к нашему приезду расстараться и устроить все эти чудеса? Те же отсталые и маловысококультурные старожилы? Так они здесь тоже вроде бы не в бирюльки играли, воевали, как могли (а могли они о-о-чень неплохо!), страну строили. А мы тем временем на одной шестой части суши двигали вперед науку и искусство, опять же братскую интернациональную помощь арабским народам оказывали. (Тут дело почти до анекдотов доходило. В Хайфе на моих глазах один особо заслуженный ветеран требовал повышенных льгот и привилегий, ссылаясь на свои заслуги в деле усовершенствования советской бронетехники. Той самой, которую использовали наши сводные братья-арабы в борьбе с «израильскими агрессорами».)

ОЧАРОВАНЬЯ РАННИЕ ПРЕКРАСНЫ

Собственно говоря, если быть честными (хотя бы перед собой), то придется вспомнить, что репатриация в Израиль проходила под лозунгом «ради будущего наших детей». В том смысле, что мы, старшее поколение, добровольно жертвуем своим положением в обществе, не говоря уже о таких не заслуживающих внимания мелочах, как квартира, машина, дача и пенсия. Но «жертвовать собой и своими интересами» оказалось легко только на бумаге, дети росли медленно, жить было нелегко и скучно, поэтому самые нетерпеливые из нас ринулись на баррикады. Так сказать, в борьбу за попранные надежды, поруганные права и оскверненные идеалы. Понятно, что, не имея надлежащей подготовки, не обладая элементарными познаниями в иврите, плохо ориентируясь в незнакомой ситуации, мы обречены были стать объектом манипуляции со стороны разнообразных интересантов. С удручающим душу постоянством мы меняли свою политическую позицию, приводя к власти поочередно то левых, то правых и не имея из этого никакой личной либо общинной выгоды.

Тогда мы изволили обидеться. На Израиль, на его историю и географию, на его религию и культуру, на его политическую систему, на его власти, короче — на весь белый свет.

Миф о родине оказался до отвращения реальным. Бескорыстной любви не вышло, и тогда началось сведение счетов. Если вы нас так встречаете, то мы от вас уедем. Туда, где пособие побольше, туда, где квартиру дают бесплатную, туда, где есть общеевропейская демократия, права человека и так далее.

ХУ ИЗ ХУ

Мне кажется, что в какой-то момент мы чуть-чуть увлеклись, несколько переиграли в глобальный интернационализм и подзабыли элементарные вещи. Ну, например, тот простой факт, что литовцы (в большинстве своем) живут в Литве, японцы — в Японии, австрийцы — в Австрии и так далее. Причем вовсе не потому, что где-то льготы большие или уровень жизни особо высокий, нет. Литовцам, может быть, в Японии жилось бы куда как прекрасно... Так нет же, торчат в своих Вильнюсах-Каунасах или того хуже — в глуши хуторов. С французами опять же совершенно неясно, ведь и ежу понятно, что в Америке и уровень жизни повыше, и экономика помощнее, и территория куда больше. Нет, держатся за свои Марсели-Парижи, а почему держатся — сами не знают. Ибо французы они, Франция — их родина (с большой буквы — Родина), а на американскую мощь и американские богатства наплевать им с высокой колокольни.

СКОЛЬКО СТОИТ РОДИНА?

Вот, как ни ходили мы вокруг да около, как ни пытались избежать высоких и красивых слов, как ни играли в «да и нет не говорить, черное с белым не надевать»... Итак, прошу прикрыть окна и двери, внимательно осмотреться вокруг — не подслушивает ли кто? Итак, великий секрет и страшная тайна (шепотом): я — еврей. Только т-с-с-с! Строго между нами. Разумеется, еврей может жить где угодно: хоть в Австрии, хоть в Австралии. Однако вот уже больше 50 лет у евреев есть свое государство, родина, если хотите. Конечно, после нескольких тысяч лет скитаний к этому факту привыкнуть трудно. Мы все еще странствуем в галуте, выбирая, где безопаснее, уютнее, сытнее.

С нашей высоко просвещенной и космополитической точки зрения считать родиной Израиль по меньшей мере смешно. И глупо. Тут весь мир перед нами, высокоразвитый, демократический, прогрессивный, открытый. Одна маленькая деталь — он не наш. Вот как раз в эту секунду, когда я стучу по клавишам компьютера, радио РЭКА сообщает радостную новость: количество антисемитских акций в развитой и культурной Калифорнии снизилось. Вот радость-то какая!

А мне почему-то не радостно. Не поет душа и не рвется в Калифорнию, хоть ты тресни. Мне в Израиле хорошо. Как говорится, чужая мама, может быть, и красивее моей, и образованнее, и культурнее, но я, представьте себе, люблю именно свою. И ребенок у соседа, может быть, куда талантливей и развитее моего, но своего я люблю гораздо больше. Такой я идиот...

ЕВРЕИ — ЭТО КТО?

Кстати, в мире (в еврейском мире) успел сформироваться своеобразный подход к Земле Обетованной. Любить ее издали, то есть жить в России, Греции, Польше, Америке, Канаде и при этом каким-то образом способствовать ее процветанию — жертвовать деньги, оказывать давление на собственное правительство, участвовать в акциях солидарности, словом, любить Израиль на расстоянии. Как возможное убежище в будущем. Ибо чем черт не шутит, вдруг всех этих демократических европейцев (американцев, канадцев, новозеландцев) снова охватит демон антисемитизма и... Как демократических немцев в 30-х годах прошлого века. Прогрессивное человечество пусть остается прогрессивным, но неплохо бы на всякий пожарный иметь запасной аэродром, где можно в случае чего пересидеть-переждать-перетоптаться. Не без того, чтобы в это самое время побрюзжать на отсталость израильских аборигенов, на их бескультурье и местечковость.

И о местечковости настала пора сказать свое слово. Каюсь, в свое время не было для нас, культурных и безродных жителей крупных городов европейской части СССР, большего пугала, чем все эти Абрамы, Ицики, Арончики и Хаимы (подумать только, в наш-то просвещенный век носить такие имена) из Кишинева, Бердичева, Гомеля, Жмеринки, Умани, Тульчина, Сквиры. Они были нашими ближайшими родственниками, которых не выбирают, они были яркой иллюстрацией тезиса «Почему нас не любят?» Они были крикливы, неопрятны, нахраписты, говорили со смешным и жалким акцентом, примешивая к чистому русскому языку свой жаргон, они были... Да что там долго подбирать слова, они были героями анекдотов: рабиновичами-хаймовичами, жидами, малайцами, в отличие от нас, говоривших на чистом русском языке и ничего общего не имеющих с «тетей Соней», «мацой» и «курочкой». Правда, наши мамы и папы (в лучшем случае — бабушки и дедушки) вышли из таких местечек, но мы-то давно отряхнули сей прах, став современными, всемирно отзывчивыми и широко мыслящими людьми. Если уж до конца честно, то быть «современным и прогрессивным» для нас и значило не быть евреем. Фамилия «подкачала» — так ее же и чуть изменить можно. С именем и того проще.

Во-первых, уже наши мамы-папы, наученные горьким опытом, давали нам имена национально-нейтральные — Леня, Боря, Гриша, Юра. А если кому в этом смысле здорово не повезло, то из любой ситуации можно найти выход. Чего уж проще переделать Моисея в Мишу, Арона — в Алика, Натана — в Анатолия, Изю — в Игоря. Стоит вспомнить, что многолетняя борьба демократов и либералов за отмену паспортной графы «национальность» была на самом деле борьбой за отмену еврейской национальности. Ибо все остальные нацменьшинства держались за запись своей «пятой графы», вплоть до угрозы введения своих собственных татарских и башкирских паспортов и отделения от матери-России. Этот фарс, переходящий в самопародию, зеркально повторился в Израиле, когда широкие репатриантские массы вдруг потребовали изъять запись о национальности из наших «теудатов».

Но вернемся в не столь уж далекое прошлое. Мы демонстративно пили водку, матерились (на все том же чистом русском языке), дрались, крестили своих детей в церкви, были специалистами по русской истории, русской культуре, отмечая Новый год, Рождество и Масленицу.

Об отношении советского еврея к иудаизму говорить не будем, ибо говорить нечего. Не было никакого отношения. Оно появилось только здесь, в Израиле, в виде презрения к «пейсатым», борьбы с религиозным засильем, демонстративным потреблением свинины в Йом Кипур. В последнее время ко всему этому добавилось рисование свастик (!) на дверях синагог.

ЕВРЕЙСКИЙ АНТИСЕМИТИЗМ

Собственно говоря, это — обычная ненависть к собственной национальной принадлежности, проистекающая из усвоения точки зрения окружающих (простите за корявость изложения!). Если несколько тысяч лет племена и народы ненавидят евреев, то немудрено, что некоторые из нас не в силах выдержать это напряжение. И в самом деле, не может же все человечество, включая многих классиков русской литературы, ошибаться! Значит, что-то в этом есть, значит, евреи во многом сами виноваты, значит — поделом.

Тут намечаются два выхода из ситуации. Первый — ускоренная и осознанная ассимиляция, которая в прежние времена заключалась в принятии таинства святого крещения. Сегодня же у каждого желающего есть возможность стать вполне «светским выкрестом».

Второй вариант состоит в том, что единоплеменники делятся на две неравные части: «жиды» и «евреи». Таким образом, ненависть человечества существует сама по себе, а мы — сами по себе, ибо ненавидят не нас, а каких-то действительно нехороших. Отметим, что подобный подход ярче всего проявляется в периоды общественных переломов, потрясений, катастроф, когда евреи гневно осуждают израильскую военщину или требуют смерти для врачей-убийц.

Интересное замечание мне довелось услышать от Михаила Хейфеца — писателя, журналиста и историка. Изучая бытие российских евреев конца XIX — начала XX века, он отметил, что в наше время в Израиле «имеет хождение» полный набор антисемитских выдумок и бредней того времени, в том числе про половой акт «через дырочку в простыне». Только тогда, в царской России, это рассказывали обо всех евреях, а сейчас в Израиле — только про ортодоксов. Тут есть над чем задуматься, сограждане.

КОМУ МЕШАЕТ ИЗРАИЛЬ

Но есть и другой вид еврейской самоненависти — проявляющийся в неприязни к Государству Израиль. На подсознательном, так сказать, уровне. Прогрессивный ассимилированный еврей — он ведь и не еврей вовсе, а гражданин мира, космополит, другими словами. Мне приходилось полемизировать с гражданами мира, всякий раз весьма скоро обнаруживая, что гражданство это не относилось к таким странам земшара, как Монголия, Гондурас, Бангладеш, Ботсвана, Турция, Эфиопия. «Мир» ограничивался Западной Европой и США, прочие страны предназначались разве что для туризма.

У каждого из нас есть право считать себя кем угодно, важнее другая сторона медали: а считает ли тебя своим «гражданином» тот самый «мир»? И с неизбежностью вновь возникает тема Израиля, столь нелюбимого ассимилянтами. Ибо еще лет шестьдесят тому назад любой еврей, проживающий на чужбине (весь мир — чужбина!), кроме неприязни толпы вызывал (пусть не часто) еще и некоторое сочувствие образованного человека. Вот представитель древнего   Б-гоизбранного  племени, лишенный родины, вынужденный стать изгоем и скитаться по миру в поисках безопасного пристанища... Нынче даже эта малая толика уважения и сочувствия ассимилянту недоступна. Ибо у евреев с 1948 года есть своя страна, та самая, обетованная, о которой они мечтали и грезили на протяжении всех столетий галута.

Отчего же «гражданина мира» не устраивает гражданство Израиля? Такой вопрос, если и не задается в лоб, но незримо витает в воздухе. И ассимилянту приходится путано объяснять, что он и не еврей вовсе, что Израиль для него — чужбина, а всей душой и всем телом он беззаветно предан своей новой родине: Америке, Канаде, Германии — и далее везде. Подобные клятвы не добавляют ему уважения в глазах окружающих.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Заключение, как и всегда, допишут за нас. Как говорится, жизнь подведет итоги, расставит по ранжиру, определит степень виновности, зачитает приговоры и раздаст награды. Дело же наше — правое, мы в любом случае проиграем. Ибо жить вредно, вы заметили, чем этот процесс обычно кончается?

«Вести», Израиль
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2004 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Комплект поставки стационарного твердомера.