«Еврейский Обозреватель»
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС
7/74
Апрель 2004
5764 Нисан

Авигдор Фрейдлис: «Каждый раз, когда заканчивается очередная репетиция, я не знаю, где будет следующая»

Заметки о киевском еврейском театре

ЕЛЕНА ЧУЧУЛАШВИЛИ

На главную страницу Распечатать

Еврейский театр... Что скрывается за этим определением сегодня? Только по книгам и фотографиям да по кинофрагментам мы знаем театр Михоэлса - для всех нас этот легендарный театр давно стал историей; почти не осталось в живых людей, бывавших на его спектаклях. И почти всегда, говоря о еврейском театре, мы имеем в виду идишистский театр, хотя давным-давно исчезла та среда, те люди, для которых этот язык был родным с детства. Драматична судьба Киевского ГОСЕТа, закрытого в 1950-е. В перестроечное время еврейская тема, как и многое из того, что было ранее запретным, стала популярной, даже модной - Шолом-Алейхема начали ставить на прославленных российских и украинских сценах,   а  роль Тевье стала одной из лучших в творческих биографиях гениальных Леонова и Ступки. Однако попытки создать профессиональный еврейский театр в Украине пока сложно назвать удачными. Театры "Мазл тов", "Штерн", возникшие лет десять тому назад, где они теперь? Тем не менее, попытки создать профессиональный еврейский театр продолжаются.

Авигдор Фрейдлис - директор и художественный руководитель Киевского еврейского музыкально-драматического театра им. Шолом-Алейхема, профессиональный режиссер, выпускник Ленинградского государственного института театра, музыки и кино, рассказал нам о себе и о своем театре.

- Вашему театру уже 13 лет - срок, по нынешним временам, немалый.  А  как все начиналось?

- Вообще идея создания в Киеве еврейского театра была у меня давно. Но началось все с капустника в мае 1990 года. Уже через пару месяцев мы зарегистрировались как театр-студия, работающая на хозрасчете. Наш первый спектакль по Э.Севеле "Остановите самолет, я слезу!" получил 1-ю премию на Международном театральном фестивале в Тарту (Эстония). Следующим стал "Триптих для двоих" по одноактным пьесам Семена Злотника, потом - концерты, другие спектакли и программы - все покатилось, как в обычном театре.

- Я знаю, что в начале 90-х вы работали в Израиле и довольно успешно. Почему же вы вернулись?

-  А  я и не планировал остаться, тем более, что актеры нашего театра, оставшиеся в Киеве, просили вернуться - тяжелая экономическая ситуация дала о себе знать - театр рушился, все было шатко, надо было как-то выживать, помочь. В начале 90-х, когда развалился Союз, опустели магазины и зарплата, в лучшем случае, составляла 20 долларов в месяц, как это ни странно звучит, у нас в театре оставалась относительная стабильность: много играли, ездили на гастроли. К 95-му кризис коснулся и нас. Сейчас я могу сказать: все деньги, заработанные в Израиле, я отдал в театр, и они стали существенным подспорьем на первое время - мы смогли поставить спектакль, заплатить актерам. 1995 год - год моего возвращения в Украину - стал для меня началом нового этапа в жизни. Хотя было очень нелегко и пришлось заниматься сразу всем: перерегистрировать театр, собирать труппу, искать драматургию. Тогда мы поставили "Хаим из космоса" - спектакль-однодневку, в котором, по-моему, ясно были видны наши метания. Подобно героям спектакля - новым репатриантам, прибывшим в Израиль, мы пытались найти твердую почву под ногами, заявить о себе в новых жизненных условиях.  А  потом обратились к Башевису-Зингеру - поставили "Шошу".

- С грустью приходится констатировать уже известный факт - новые условия привели к тому, что театры утратили часть своей зрительской аудитории. За бортом остались пенсионеры - театралы с большим стажем и хорошим вкусом, средний, работающий класс тоже далеко не всегда может себе позволить сходить на интересную премьеру. На этом фоне довольно привлекательно выглядят бесплатные спектакли, которыми изредка балуют нас еврейские организации.

- Вы правы - например, ежегодный театральный фестиваль "Блуждающие звезды", который проводит Еврейский фонд, дает возможность зрителю бесплатно посмотреть лучшие работы многих коллективов Украины. Но возводить бесплатные спектакли в норму, с моей точки зрения, нельзя. Публика привыкает и перестает ходить на платные спектакли вообще. За последние годы любительские, студийные спектакли приучили к этому зрителя. Но профессиональный театр не может постоянно проводить благотворительные спектакли. Это наша профессия, труд, за который нужно платить.

Другое дело, что можно и нужно продавать недорогие месячные абонементы для пожилых людей, делать скидки школьникам и студентам. Недавно я выступал в Симферополе и был приятно удивлен - у них эта система прекрасно работает, чего не скажешь о столице.

Хотелось бы, чтобы киевские еврейские школы чаще приходили в наш театр. И здесь, чаще всего, все зависит от учителя - если он любит театр, он постарается привить эту любовь и своим ученикам. Вот недавний пример: в Технологическом лицее ОРТ есть замечательный педагог, преподаватель истории Донна Ивановна, неравнодушный к театру человек. Она привела свой класс на наш спектакль "Поезд за счастьем" по Шолом-Алейхему. Как это обычно бывает, поход в театр не у всех ребят вызвал энтузиазм. Мы продали им билеты по символической цене - дело тут было уже не в деньгах. Важно, чтобы дети оторвались от телевизоров и компьютеров, пришли. И как же нам было приятно, когда ребята после спектакля заходили в гримерку, благодарили - им очень понравилось.

-  А  чем живет ваш театр сегодня? Как удается в таких сложных условиях держаться на плаву, организовывать концерты, ставить спектакли?

- В этом сезоне я принял театр после двухлетнего перерыва, когда театром руководил Заслуженный артист Украины Борис Мазур. Я в это время сделал спектакль-концерт "И смех, и слезы, и любовь", в котором звучат отрывки из еврейской, украинской и мировой классики - из "Тевье-молочника", "Шоши", "Каменного властелина" Леси Украинки и "Как важно быть серьезным" Оскара Уайльда. Кроме того, поставил "Поезд за счастьем" - премьера была в прошлом сезоне.

Сейчас готовим шоу-программу "Еврейские песни о главном-2" и репетируем новый спектакль, премьера которого запланирована на весну. Я постоянно читаю новые пьесы, ищу хорошую драматургию для постановки - проблема репертуара стоит довольно остро,  а  завлита у нас сейчас нет. Это что касается творчества.

В остальном же - по-прежнему пытаемся решить вопрос хотя бы временного помещения для репетиций. Все годы существования театра этот вопрос был и, к сожалению, остается для нас главным. Невозможно пробить стену чиновников, и, хотя, никто из них не говорит "нет", никто и не помогает.  А  что такое театр без помещения? Да, для спектакля или концерта мы арендуем залы, но где взять деньги, чтобы постоянно арендовать помещения для репетиций? Каждый раз, когда заканчивается очередная репетиция, я не знаю, где и когда будет следующая. Уйма времени уходит на решение этих вопросов, и конца им не видно. Иногда финансово помогают частные лица, государство же молчит. Молчат и наши еврейские организации - это обидно вдвойне. Конечно, нельзя винить всех, надо спросить и с себя: наверное, я не слишком дипломатичен, не умею прогибаться, когда это нужно, униженно просить. Но, откровенно говоря, я и не хочу такими методами достигать чего-то. Да, нам трудно. Да, больно видеть, что в трехмиллионном городе, в котором есть еврейские детские сады и школы, масса еврейских общинных центров и организаций, до сих пор нет места не только для стационарного еврейского театра - об этом и мечтать не приходится, но хотя бы репетиционного помещения, в котором может собраться труппа, храниться декорации. Поэтому можете себе представить, как нам трудно выживать! Все время мы работали вопреки сложившимся обстоятельствам. Бывали удачи, неудачи - это естественно для любого коллектива. Другое дело, что невозможно закрепить успех: мы не можем играть часто - больших денег, которые надо платить за постоянную аренду помещения, у нас нет.  А  костюмы, декорации? И потому, когда актер приходит и говорит, что его приглашают в другой театр, я не имею права его удерживать, я его понимаю - люди ищут стабильности.

У нас хорошие актеры, мы стараемся приглашать выпускников театральных вузов и консерватории, умеющих петь и танцевать. Среди актеров более старшего поколения - Заслуженные артисты Украины Борис Мазур и Анатолий Макаровский, Заслуженный деятель искусств Виктор Ванюкевич, концертмейстер - Заслуженная артистка Бурятии Лариса Реутова. Штат в театре небольшой и многие совмещают сразу несколько дел - занимаются афишей, билетами, реквизитом. Многие работают на стороне. Иногда, если их доходы позволяют, жертвуют своей зарплатой в пользу тех, кто зарабатывает только в театре. В трудную минуту это большая помощь.

Кроме того, сейчас успех во многом зависит и от рекламы. Зачастую слабый, но хорошо раскрученный, разрекламированный спектакль проходит с аншлагом. Ведь настоящие театралы сегодня, к сожалению, в театр ходят не часто, зато появилась другая категория зрителей - те, что ходят на модные, дорогие спектакли себя показать и на других посмотреть. Это парадокс нашего времени, с которым ничего не поделаешь.  А  реклама - это деньги огромные.

- Недавно в Киевском общинном центре "Кинор" проходила выставка, посвященная киевскому ГОСЕТу. Театр был закрыт в начале 50-х годов, и с тех пор в Украине нет государственного еврейского театра. Как вы считаете: возможно ли сегодня создание государственного театра, в котором бы продолжились традиции ГОСЕТов - киевского и, конечно, театра Михоэлса?

- Сказать честно - хотелось бы верить в такую возможность, но трудно. Другие времена, другой зритель. Академические театры завлекают эротикой, раздеванием пытаясь удержать зрителя. Иногда грустно смотреть спектакли, в которых к месту и не к месту актрисы, да и актеры демонстрируют обнаженное тело. И все-таки, я думаю, не все потеряно. Это дань времени, это пройдет. Совсем другая ситуация с деньгами - практически все театры сейчас не могут заработать сами на себя, живут на бюджетном финансировании, многим помогают спонсоры. Но без денег, без помещения это нереально. Конечно, если будет государственная поддержка... Но пока об этом говорить не приходится. Что же касается еврейских организаций, к которым я продолжаю обращаться за помощью, - хочу верить, что меня услышат. Ведь есть прекрасный общинный центр "Подсолнух", открылся культурный центр на Неманской, в помещении которых, при согласии их руководителей, мы могли бы репетировать. Я не теряю надежды - если нет собственного помещения, где, как не в еврейском центре, собираться еврейскому театру!

-  А  где можно получить информацию о спектаклях театра, приобрести билеты?

- Сейчас мы опять заключаем договор с центральными театральными кассами - многие зрители знают наш театр и спрашивают билеты на спектакли там. Есть газеты, печатающие театральную афишу, например, "Уикэнд", "День"; есть афиши в переходах. Мы любим наших зрителей, всегда им рады, работаем ведь для них! Надеюсь, в этом сезоне покажем им новый спектакль, но я пока не хочу говорить об этом, заранее рассказывать, о чем он. Приходите - посмотрите!

Несмотря на трудности, переживаемые сейчас театром, Авигдор не производит впечатления человека, убитого неудачами, он активно борется за выживание своего коллектива,  а  не ходит, как многие, с протянутой рукой: "Же не манж па сис жур..." и настроен оптимистически. Согласитесь, такая позиция достойна уважения.

 А  что касается помещения, или, вернее, его отсутствия... "Никогда и ничего не просите! ... Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас, - писал Булгаков. - Сами предложат и сами все дадут". Писатель прав, и хочется верить, что еврейскому театру им. Шолом-Алейхема удастся решить этот вопрос: городские власти или еврейская община Киева помогут. Потому что это время уже пришло.

Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2004 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Как выбрать серебряные серьги silver-lily.ru.