«Еврейский Обозреватель»
ДИАСПОРА
3/46
Февраль 2003
5763 Адар 1

КУЛЬТУРА «БЕЗ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ»

МАРАТ ГЕРЧИКОВ, ЯКОВ БЕРДИЧЕВСКИЙ

На главную страницу Распечатать

Кто же мы такие, евреи из СНГ? Люди, в силу известных обстоятельств растерявшие свое еврейское наследие и зачисленные в этнические евреи по формальным признакам? Пожалуй, да. Или люди, невзирая на эти обстоятельства, сумевшие сохранить еврейские традиции, память о еврейской истории, невидимые связи со своим древним народом? Немногие, но тоже да. А может быть, люди, пытающиеся, благодаря открывшимся возможностям, восстановить потерянные связи? И это правда. А еще люди, эксплуатирующие неожиданные преимущества своей формальной, ранее тщательно скрываемой принадлежности к еврейству, уютно устроившиеся на благодатной немецкой земле и тут же постаравшиеся забыть, почему и зачем они здесь. Это тоже правда. Мы очень разные. Такова жизнь.

Странно было бы ожидать, что можно выстроить сто тысяч приехавших по линии «контингент флюхтлинг» в стройные шеренги, одеть мужчин в черные сюртуки и шляпы, женщин — в черные юбки и платки и скомандовать: «В синагогу шагом марш!». Но ведь хозяева этих синагог, разными путями оказавшиеся в Германии после Катастрофы евреи, надеялись увидеть совсем других людей: глубоко религиозных, чтящих Тору и Заповеди. Интересно, а, скажем, мощная сегодняшняя диаспора американских евреев оправдывает ожидания наших немецких собратьев? Или пять миллионов израильских евреев каждый Шабат дружно шествуют в синагогу? Американский раввин Фридман, известный хасидский философ, предлагает нам, с чудесным еврейским юмором, ключ к пониманию загадочной еврейской души: «Пробовали ли вы когда-нибудь спросить американского еврея, религиозен ли он? Да он лопнул бы от смеха: «Вы шутите? Знаете, что я ем на завтрак?». «Вы спросили его, верит ли он в   Б-га , и он ответил: «Нет» или «Когда я был моложе, то верил», или «Когда я состарюсь, стану верить!».

— Так почему вы здесь, в синагоге?

— Он говорит: «Сегодня Йом-Кипур. А это синагога, даже если она мне не нравится. Я — еврей, даже если я не религиозен, а  Б-г  есть  Б-г , даже если я в него не верю. Так что же вам не ясно?».

Госпожа Дейдра Бергер, директор немецкого филиала Американского еврейского комитета в Берлине, дедушке и бабушке которой в конце тридцатых годов удалось вырваться из фашистской Германии, вспоминает:

— На первых порах в США немецким эмигрантам было крайне нелегко. И без того нелегкие условия обживания на новом месте осложнялись моральной травмой, вызванной глухой стеной непонимания, воздвигнутой нашими американскими единоверцами... Ведь беженцы были своего рода европейской еврейской элитой, которой было что предъявить принявшей их стране.

— Что только ни ставили нам в вину, — продолжает госпожа Бергер, — и по-английски-то мы не говорим, и никогда, наверное, не научимся, и обычаи с традициями у нас какие-то непонятные, дурацкие, и в деталях американского образа жизни разобраться из-за природной немецкой тупости не можем, а уж религиозная обрядовость наша, само собой, какая-то комичная... Словом, в глазах американского еврейства начала сороковых годов ХХ века хуже и не способнее нас, пожалуй, никого не было.

Словом, как видим, все то, что сегодня евреи, живущие в Германии, не могут простить вновь прибывшим евреям из бывшего СССР. Однако госпожа Бергер рада историческому процессу, когда евреи вновь активно заселяют просторы и города Германии, где некогда очень неплохо и привольно жили ее предки. По ее мнению, чтобы новоприбывшим овладеть немецким языком, потребуется 7–8 лет. Но определяющее слово — за молодежью двух еврейских ветвей, «немецкой и русской». Из примерно 1500 приехавших в Вюрцбург из стран СНГ евреев 1000 стали членами еврейской общины. Это при том, что община строго ортодоксальная и принимает в свои ряды только галахических евреев. Из этой тысячи около 150–200 человек поддерживают с общиной довольно тесные отношения. Во всяком случае, на Песах потребовалось обеспечить 150 мест для желающих заплатить и праздновать седер. Почему люди, большинство из которых никогда раньше не переступали порог синагоги, приходят на молитву, заказывают раввину Кадиш для поминовения родственников, приносят в общину скромные пожертвования, стоят в очереди за мацой? «Потому, что Песах, потому, что мы евреи», — ответят они. «Как мало среди приехавших настоящих евреев», — считают немецкие евреи. «Удивительно, что этих людей столько», — думаем мы. Не секрет, что в некоторых общинах найти взаимопонимание между аборигенами — немецкими евреями и вновь прибывшими евреями из стран СНГ так и не удалось. Хозяев можно понять: многочисленные шумные гости заполонили собой все пространство общин, бывших ранее тихими и уютными молитвенными домами, на молитвах появляются эпизодически и хорошо, если сидят молча. На совместные трапезы после молитвы (кидуш) приходят более регулярно и возникли проблемы с местами.

Вместо того чтобы ходить в городские театры, устраивают свои театры и клубы в религиозных общинах. Говорят на непонятном языке, и к тому же еще не обрезаны.

Гостей, которые все уверенней становятся хозяевами, тоже можно понять. Община — не монастырь, синагога — главная, но все-таки только часть общины. Теперь это и наш дом. В нашем доме мы хотим говорить на понятном нам языке. Все говорят об интеграции, но разве эта проблема решается только путем обрезания, в наши-то годы? Помогите же нам, если вы такие уж евреи. Вас шокирует, что все мы главные инженеры и доктора наук. Ну, простите наши невинные слабости. Вот фрагмент выступления референта Немецкого общества еврейского содействия госпожи Авивы Гольдшмидт на международной конференции в Берлине, посвященной интеграции евреев из бывшего СССР в Германии и в Израиле. «70% еврейских переселенцев, прибывших в Германию, имеют чрезвычайно высокий уровень образования и профессиональной подготовки. Как правило, все они выпускники вузов. Среди них много научных работников, инженеров, преподавателей, врачей, представителей творческих профессий. Собственно говоря, в Германию «переехала» элита государства. Такой потенциал, увы, пока остается невостребованным. Лишь 18 процентов этих профессионалов сумели здесь себя найти. Еще 25 процентов попытаются реализовать свои способности в ближайшем будущем, когда они в результате переобучения получат и овладеют новыми профессиями, подходящими рабочему рынку Германии». Да, мы привезли великую российскую культуру и, увы, лишь крохи еврейской. Давайте меняться. Мы как губка впитаем все еврейское, но почему вас абсолютно не интересуют привезенные нами богатства? В конфликтах такого рода всегда не правы обе стороны. Не лучше ли предотвратить такую глупость, как возникновение «русско-еврейских» и «немецко-еврейских» «самостийных» общин. Все же знают, почему был разрушен Второй Храм. К тому же есть много баварских городов с вполне благополучными еврейскими общинами: Фюрт, Бамберг, Регенсбург, Ерланген, Вюрцбург.

38 лет общину Вюрцбурга возглавлял мудрый еврей, бывший узник Аушвица и Дахау, сенатор Давид Шустер. Ему-то и выпало принимать в новые члены общины взволнованных, нервничающих «флюхтлингов» с Востока. Ему было уже около 80 лет, когда на него обрушился водопад проблем, привезенных иммигрантами. Участвуя в судьбах сотен людей, г-н Шустер не забывал, что, религиозные или не очень, но это евреи, что благодаря пополнению древняя община Вюрцбурга не закроется через несколько лет, потому что на молитву не смогут собраться необходимые 10 мужчин.

Будучи глубоко верующим, г-н Шустер не отступал в религиозной жизни общины от требований Галахи, разве что не стал настаивать, чтобы старые люди немедленно отправились к хирургу-урологу. Разве что не запрещал параллельные переводы с немецкого на русский важных сообщений на Шабатах или собраниях, надобность в чем постепенно почти отпала. Не очень-то богатая община содержала и содержит двух учителей религии: для самых маленьких и для школьников. Конечно, при общине не мог не возникнуть еврейский клуб, двери в который открыты не только для членов общины. Встречи, концерты, лекции, праздники, новости, презентации авторами своих книг и т.п. — этим теперь никого не удивишь, что само по себе замечательно. Дешевые, по себестоимости, экскурсии, компьютерные курсы.

Физико-математический класс для отстающих и, наоборот, продвинутых школьников. Школа танцев для малышей. Прекрасная библиотека, в которой уже более 1500 книг. Растущая видеотека с 600 видеокассетами. Группа добровольцев для помощи старым и больным людям. Создается такая же группа для сопровождения в немецкие учреждения и к врачам как вновь прибывающих иммигрантов, так и давно живущих здесь пожилых людей с проблемным немецким. Из всех этих и еще многих других моментов и складывается технология нашей пресловутой интеграции. Большинство мероприятий оплачивается участниками. Но ведь только до тех пор, пока это им интересно. Попробуйте снизить уровень этих мероприятий, и вы быстро убедитесь, что остались в одиночестве.

Учтены все интересы. Какой резон спорить и обижаться? Также как бороться за места в Правлении: эта не оплачиваемая работа требует полной самоотдачи, больших затрат времени, сил и нервов и не сулит, по крайней мере в Вюрцбургской общине, никаких дивидендов.

Подведем итоги. Договориться и понять друг друга можно, было бы желание. Для этого во главе еврейских общин должны стоять умные, с широким кругозором лидеры, неважно —немецкие или российские евреи.

Ситуация изменилась, и общины уже не могут и не будут жить так, как это было 10–15 лет тому назад. Но они не должны стать и просто домами культуры. Так можно выплеснуть ребенка — наше еврейство. Не культ или культура, а и то, и другое.

В связи с этим возникает вопрос о месте и роли Центрального Совета евреев в Германии (ЦСЕГ), по замыслу — нашего опекуна и политического представителя. Нам, и не только нам, кажется, что авторитет ЦСЕГ, завоеванный его покойными председателями — господами Галинским и Бубисом, решительно падает. И не только из-за неудачных, мягко говоря, инициатив нынешнего председателя г-на Шпигеля.

Попытка привнести законы Галахи в государственную практику Германии не добавила г-ну Шпигелю популярности.

Но еще удивительней публикации в печатных изданиях, опекаемых ЦСЕГ. Публикации предвзятые, односторонние, обвиняющие огулом российских еврейских эмигрантов в недобросовестности, в отсутствии интереса к еврейской культуре и других страшных грехах.

Нравится это кому-то или нет, по любви или по расчету, но наш брак состоялся. Разводиться не следует. У евреев это как-то не принято. Будем притираться, а там, глядишь, стерпится-слюбится.

IJC.Ru
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2003 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
прокат машин на свадьбу