«Еврейский Обозреватель»
АНТИСЕМИТИЗМ
3/70
Февраль 2004
5764 Шват

КАК АНТИСЕМИТЫ ВОСПРИНИМАЮТ ЕВРЕЕВ

Д. ВЕРХОТУРОВ

На главную страницу Распечатать

Антисемитизму вот уже более ста лет. Более ста лет евреи, поодиночке и организациями, ведут борьбу против этой идеологии, приверженцы которой отказывают евреям в праве на жизнь и равноправное существование.

За сто лет борьбы было много моментов, и когда торжествовали антисемиты, и когда побеждали евреи. Была Катастрофа европейского еврейства и создание Государства Израиль. На сегодняшний день можно сказать, что евреям удалось добиться от большинства народов мира признания права на свое существование, и теперь уже антисемитские выходки и нападки, как правило, не встречают более общественного одобрения и покровительства.

Смотря на все это глазами стороннего сочувствующего наблюдателя, могу отметить, что в борьбе против антисемитизма, приносящего вред не только евреям, но и другим народам (хотя бы тем же немцам), не было сделано одной из главных вещей. Антисемитизм не был серьезно изучен как система взаимосвязанных идей. Отсутствие целостного понимания антисемитизма приводило к тому, что борьба шла и идет, главным образом, против проявлений, а не против корней этого явления. Антисемитизм, потерпев поражение в одной стране, тут же перекидывается в другую и расцветает там.

Одним словом, нужно цельное и последовательное изложение идей антисемитизма, которое помогло бы понять его суть. Нужно ли такое изложение? Часть евреев скажут, что, конечно же, не нужно. Однако у меня противоположное мнение на этот счет: нужно изучать эти идеи и доискиваться их причин и истоков. С истоками явления важнее бороться, чем с отдельными проявлениями.

Такое представление я вынес из осмысления собственного антисемитского прошлого. Я не скрываю, что был в моей жизни период, когда я, так, скажем, недолюбливал евреев и регулярно почитывал антисемитскую литературу. Перечитал я ее, если не всю, то весьма значительную часть того, что было опубликовано на русском языке. Идей этих немного, и они кочуют из одной книжки в другую.

Каким образом я размежевался с антисемитами, я писал в одной из своих статей. Главными причинами расхождения с ними было явное несоответствие юдофобских идей с реальностью, а также очевидный вред, приносимый антисемитизмом русскому народу.

Для образца анализа возьмем одну антисемитскую брошюрку некоего В.Н.Гладкого «Жиды», написанную в 1921 году в Граце. Эта брошюрка довольно долго ходила в рукописном виде, а в 1993 году была переиздана в издательстве «Витязь» и вошла в «Библиотечку русского патриота», которую правильнее было бы назвать «Библиотечкой русского антисемита».

Эта брошюрка начинается с того, что автор говорит о том, как его упрекали в царской России за его антисемитизм. Мол, вот такой он образованный, а антисемит. На это Гладкий отвечает: «Я держусь противоположного взгляда: мне кажется, что образованный человек не может не быть антисемитом».

Это очень серьезное заявление. Конечно же, автор должен этот тезис чем-то подкрепить, и он это делает таким образом: приводится довольно длинный, в два десятка, список антисемитских высказываний известных людей, в число которых вошли: Мартин Лютер, Мария Терезия, Вольтер, Гете, Наполеон, Шопенгауэр и даже Бисмарк. Для человека, ни в какой степени не знакомого с историей, что весьма характерно для большинства антисемитов, этот список кажется внушительным и доказательным. Однако при критическом рассмотрении он начинает вызывать вопросы и недоверие.

Вот, например, высказывание Наполеона по Гладкому: «Философскими учениями жидовского характера не изменишь, для них нужны исключительные специальные законы». Появились ли такие «исключительные законы» при Наполеоне во Франции? Появились. Назывались они «Кодекс Наполеона», который даровал всем французским евреям полное гражданское равноправие с остальными французскими гражданами. Как совместить эти два момента: высказывание по Гладкому и принятие кодекса? Никак. Гладкий, скорее всего, или выдумал эти высказывания Наполеона, или же приписал Бонапарту высказывания какого-то другого человека.

Вот, например, высказывание Отто фон Бисмарка: «У жидов нет своей родины. Они нечто общеевропейское, космополитическое. Они номады». Вроде бы звучит как антисемитское высказывание. Однако Бисмарк говорил на немецком языке, в котором для обозначения евреев есть только одно слово: «Jude». По-немецки его фраза звучит так: «Die Juden haben keine Heimat. Sie sind jemand Alloeuropeischen, kosmopolitisch. Sie sind Nomaden». В правильном, корректном переводе, фраза звучит вполне нормально: «Евреи не имеют своей родины. Они нечто общеевропейское, космополитическое. Они номады». Бисмарк просто констатирует факт отсутствия у евреев национального государства в Европе.

То же и с высказыванием Шопенгауэра: «Родина жидов — остальные жиды». По-немецки звучит так: «Die Heimat der Juden — alle Juden». То есть: «Родина евреев — остальные евреи». Где же здесь антисемитизм? Обычная констатация факта.

Гладкий свой цитатник завершает тяжеловесным заявлением: «Среди выдающихся людей в антисемитах недостатка нет. Мало того, можно сказать, что те из них, коим приходилось сталкиваться с жидами или которые просто интересовались жидовским вопросом, все юдофобы».

Антисемитские высказывания тех или иных известных лиц кочуют из одного издания в другое. Однако надо признать, что доказательства этого тезиса — поддельные. С помощью некорректного перевода Гладкий записал в «антисемиты» Бисмарка и Шопенгауэра, а путем фальсификации высказываний записал в свои союзники и Наполеона. Высказывания самых крупных деятелей в цитатнике — поддельные. Насчет высказываний остальных трудно сказать что-то определенное, необходимо сличить их с оригиналом.

Кстати, если рассмотреть высказывания того же Вольтера, Дюринга или Маркса о евреях в контексте их своеобразных представлений, то антисемитский смысл, на который напирают идеологи-юдофобы, тут же исчезает, и вместо него появляется всего лишь констатация факта. Во всяком случае, есть достаточно оснований для того, чтобы отвергнуть тезис о том, что будто бы все известные люди — юдофобы. Тезис этот явно не имеет серьезной доказательной основы.

Пристрастие к цитатникам выливается также в составление особых списков: «100 великих евреев» или «100 великих русских». В 1996 году «Общественное Русское правительство России» под председательством Владимира Корчагина, выпустило документ под названием: «Русская Сотня. Лучшие люди России, осознавшие еврейскую опасность и вставшие на защиту русского народа». Надо полагать, что номер соответствует степени осознания еврейской «опасности».

После царей, князей, императоров, поэтов и писателей (Пушкин идет под номером 12, Лермонтов — 13-й, Есенин — 16-й) под номером 19 шествует Сергей Нилус, под номером 22 стоит убитый в Свердловске Юрий Липатников, под номером 25 — Константин Смирнов-Осташвили. Под номером 26 стоит Борис Миронов, бывший министр печати и информации РФ, а теперь записной патриот-антисемит. № 29 принадлежит Олегу Гусеву, № 30 — Роману Перину и № 32 — Корчагину. Тут последний явно поскромничал. Нужно было поставить себя в первую десятку — между Святославом и Петром I.

Затесались сюда и претенденты на российский престол (№ 39 — Александр Липатов), монархисты (№ 50 — Дмитрий Васильев), республиканцы-диктаторы (№ 59 — Александр Стерлигов). Попал сюда и Доброслав, но под 94-м номером. Вот вам и «Русская Сотня», где цари, императоры, поэты и писатели перемешаны с «товарищами», вроде Корчагина. Как бы это назвать, чтобы получилось «совершенно точное определение»?

В брошюрке Гладкого, после цитатника и рассуждений на тему высказываний «великих» имеется фраза, вполне стоящая всей брошюры: «...самим Творцом вложенный в них антисемитизм». Вот куда понесло Гладкого. Он, ни много ни мало, приписал антисемитизму божественное происхождение.

Более полно и точно эту фразу могут оценить богословы. Я же могу сказать, что здесь Гладкий вышел далеко за пределы христианского вероучения. Да и вообще, в подобных высказываниях надо бы опираться на авторитет Святого Писания. Но Гладкий не привел ни одного места из него, которое бы подкрепляло его позицию. Здесь он явно приписал себе право говорить от имени Бога. Это гордыня в чистом виде. Само по себе такое высказывание, приписывающее антисемитизм Творцу, есть чудовищное святотатство.

С точки зрения психиатрии человек, ставящий себя в один ряд с Наполеоном и Бисмарком, и говорящий от имени   Б-га , явно нездоров душевно.

Мания величия — весьма характерная штука среди антисемитов. Все они куда-то лезут, все чем-то стремятся порулить. Это один из ключевых моментов в антисемитизме. Антисемиты уверены, что они спасают весь мир или, по крайней мере, весь русский народ. Они твердо убеждены в том, что антисемитизм дан свыше, как Гладкий, или что существование евреев противоречит «законам природы», что евреи — «расово неполноценные». Недаром среди антисемитов такой популярностью пользуются расовые теории и расизм. Вот эти два момента и определяют душевный настрой антисемита: всеобщая и непримиримая борьба с «жидовским засильем». Я бы назвал это проявлением паранойи.

Кстати, Гладкий обращается и к «законам природы». Вот что он пишет по этому поводу: «Ни народ без веры, ни государство без религии существовать не могут — такой закон природы».

А что такое вера по Гладкому? Он сам себя спрашивает: «Как можно определить всякую веру вообще?». И отвечает: «Только как бессознательную потребность, вложенную природой в натуру человека». Впрочем, это заявление нисколько не мешает на следующей странице провозгласить такое: «Прививая людям ту или иную веру, можно руководить их поступками, регулировать и направлять их деятельность...». Есть и более четкие высказывания: «В отличие от веры, которая дается нам свыше, всякое божественное учение, всякая религия являются делом рук человеческих». То есть, веру нам Бог даровал, а уж божественное учение мы как-нибудь и сами сделаем. Вот такова позиция Гладкого.

И это тоже очень характерный момент в антисемитизме.

Продолжение следует
«Ами», Санкт-Петербург
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2004 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Заказывал визитку для своих работников здесь