«Еврейский Обозреватель»
СПОРТ
21/64
Ноябрь 2003
5764 Хешван

ВЕКА ЛЮБВИ-НЕНАВИСТИ

Спорт в еврейской традиции

УРИ МИЛЛЕР

На главную страницу Распечатать

Начало в № 20(63)

Едва ли кто-то возьмется отрицать решающую роль иудаизма в выигранной еврейским народом многовековой борьбе за выживание. Неудивительно, что в противостоянии внешнему миру в среде традиционного еврейства сформировалось убеждение, что спорт — абсолютно «нееврейское дело».

Однако, выйдя из местечек, еврейская молодежь стремилась добиться высоких общественных позиций,   а  соревновательный спорт — одно из средств достижения этой цели. Особенно ярко социализирующая функция спорта проявилась в эпоху очередных катаклизмов, связанных, с одной стороны, с волной эмиграции — прежде всего в Соединенные Штаты,  а  с другой, — с крахом Российской империи и созданием на ее руинах (при активном участии тех же евреев) сверхсоциализированного тоталитарного Советского Союза.

Спортивная активность евреев диаспоры имела одну из двух ярко выраженных тенденций: либо они проявляли себя в «танахически признанных» видах спорта (легкая атлетика, фехтование, борьба, бокс, тяжелая атлетика, стрельба), либо же выделялись в спортивных дисциплинах, наиболее социально значимых в стране обитания (американский футбол, или бейсбол, в Соединенных Штатах, бокс в Англии). Как справедливо отметил специалист в области истории и социологии спорта Э.Соломон, для взрослого европейского еврея, ступившего на заокеанскую землю, бейсбол был объективным критерием постижения американского ритма и американских грез. Такое отношение было отнюдь не беспочвенным, поскольку и крайне правые националисты из «Американского легиона» настаивали на «американизирующих» функциях игры в бейсбол. И хотя, продолжает Э.Соломон, великий еврейский писатель, нобелевский лауреат Исаак Башевис-Зингер был шокирован зрелищем бейсбола, немало евреев, в том числе весьма знаменитых, наподобие пианиста Владимира Горовица, стали фанатичными приверженцами этого вида спорта. Не случайно именно бейсболу посвящены многие страницы произведений американских писателей-евреев.

Любопытно свидетельство американского прозаика Макса Эппла, который на примере своей собственной семьи изобразил схему «конфликта поколений» в иммигрантской среде: если дедушка надеялся, что Макс станет знатоком Торы, бабушка видела внука удачливым предпринимателем,  а  мать грезила о сыне-адвокате, то лишь отец, простой рабочий, знал, о чем мечтал юноша — добиться почетного места в составе прославленной бейсбольной команды! Впрочем, не все отцы были столь понятливы, иные спрашивали своих отпрысков: «В чем смысл этой дикой игры?», предваряя этот явно риторический вопрос сентенцией о своем желании увидеть свое чадо «Человеком,  а  не каким-то диким американским бегуном».

Точно так же прославившийся на ниве американского шоу-бизнеса Эдди Кантор вспоминал, что его бабушка в минуты крайнего недовольства поведением внука восклицала: «Эй, ты, бейсбольщик!», поскольку для любого религиозного обитателя Ист-Сайда играющий в бейсбол не просто «гонял лодыря». Да и вошедший в историю американского бейсбола как один из величайших его мастеров Генри Бенджамин (Хэнк) Гринберг уже в зените славы, в 1934 году, вспоминал о том трепете, который охватывал его, носившегося с мячом подростка, при одной мысли о родительском гневе.

С другой стороны, наряду со стремлением «войти в общество» еврейской молодежью зачастую двигало желание снискать в нем уважение именно в качестве еврейских спортсменов, заставив то самое общество принять их такими, какие они есть. Как заметил на склоне лет тот же Хэнк Гринберг, если поначалу он просто стремился прославиться как великий игрок, то позднее обнаружил, что еще более ему хотелось войти в историю в качестве великого еврейского бейсболиста. Именно он, активно подчеркивавший свое еврейское происхождение, одним из первых в американском профессиональном спорте отказался выступать по субботам! Поначалу это произвело эффект разорвавшейся бомбы, но со временем стало обычным явлением.

Там, где еврейское население подвергалось притеснениям, евреи поднимались на спортивные высоты либо в результате победы «за явным преимуществом», либо стараясь под тем или иным предлогом скрыть свою национальную принадлежность.

Эмансипация евреев привела к быстрому увеличению их численности в спортивных союзах и клубах. К примеру, в 1880 году евреев в германских спортивных союзах было уже около пяти процентов, в то время как их доля в общей численности населения Германской империи не превышала и одного процента. Когда же в конце 1890-х годов евреям принялись чинить препятствия в германских спортклубах, студенты Берлинского университета организовали еврейский спортивный клуб «Бар Кохба». Создавались еврейские спортивные ассоциации и в других странах Западной и Центральной Европы.

В 1901 году на Пятом конгрессе Макс Нордау, один из лидеров и виднейших идеологов «еврейской революции» (каковой можно с полным основанием считать сионизм), сформулировал свою ставшую крылатой мысль о воспитании «мускулистого еврея» и призвал к созданию международного еврейского спортивного движения. Уже два года спустя, в 1903 году, делегатов Шестого сионистского конгресса в Базеле приветствовала группа из тридцати пяти еврейских гимнастов. Это чудесное превращение еще недавно субтильных подростков произвело впечатление на Нордау и доставило радость выдающемуся англоязычному еврейскому писателю Исраэлю Зангвилу, который, обращаясь к молодежи, утверждал, что «в еврейской крови и мускулах,  а  не в еврейских всхлипываниях и причитаниях кроется надежда нашего народа». При этом следует отметить, что оба они были разносторонними спортсменами: и тот и другой были хорошими пловцами, кроме того, Нордау увлекался теннисом,  а  Зангвил — фехтованием.

В 1905 году в Берлине состоялись европейские соревнования еврейских гимнастов, в которых приняли участие спортсмены из одиннадцати клубов,  а  два года спустя аналогичные соревнования в Вене собрали уже около трех тысяч атлетов из шестнадцати клубов!

В 1913-м в европейских странах под самыми разнообразными названиями («Маккаби», «Коах», «Бар Кохба», «Гибор», «Еврейская спортивная ассоциация», «Еврейский гимнастический союз») действовали уже двадцать девять еврейских спортивных организаций и клубов, объединявших около четырех с половиной тысяч членов. После Первой мировой войны их число еще более возросло.

Ветераны войны в Германии и Австрии, Польше и Чехословакии, Венгрии и Франции начали создавать специальные спортивные клубы в рамках своих ассоциаций. Члены этих спортклубов зачастую выполняли функции еврейской самообороны, охраняя синагоги и иную еврейскую собственность,  а  также оказывая сопротивление погромщикам. Слава венской еврейской футбольной команды «Коах», успешно выступавшей в 1920-е годы, не только утверждала достойное место евреев в спорте, но и стимулировала атлетическое совершенствование новичков.

Только в Германии к моменту прихода нацистов к власти еврейские спортивные клубы насчитывали около тридцати пяти тысяч членов! Доходило до того, что в совсем небольших местечках успешно функционировали несколько спортивных клубов (чаще всего «Маккаби» и «Ха-Поэль»).

Олимпийские игры 1920-х выявляли все новых и новых выдающихся спортсменов-евреев,  а  на Олимпиаде 1932 года в Лос-Анджелесе уже сорок шесть евреев отстаивали спортивную честь шестнадцати стран! Подтверждением возраставшей роли евреев в международном спортивном движении служит и захлестнувшая весь мир кампания за непроведение Олимпийских игр в 1936 году в нацистской Германии: зимних — в Гармиш-Партенкирхене и летних — в Берлине. К тому времени Третий рейх уже прославился своей юдофобией, юридически закрепленной «Нюрнбергскими законами»,  а  также отказался, вопреки основополагающему олимпийскому принципу, гарантировать участие в играх всем спортсменам независимо от расовой или религиозной принадлежности.

Кампания бойкота имела бы все шансы на успех, если бы не бездействие официального Вашингтона. Американское руководство той поры ориентировалось как на прогерманское лобби, так и на двурушническую политику тогдашнего главы олимпийского движения США,  а  впоследствии президента Международного олимпийского комитета Эвери Брэндеджа, который провозгласил гитлеровскую Германию образцом верности олимпийским идеалам и настаивал на том, что нельзя позволить «еврейско-коммунистическим заговорщикам» втянуть американских спортсменов в «еврейско-нацистские свары».

Вторая мировая война и Катастрофа раскололи историю еврейского народа на «до» и «после». Косвенным образом оказались затронутыми физическое воспитание и спорт. Постепенно, пусть очень медленно, отношение к ним претерпело изменение и в среде ортодоксального еврейства. Подтверждение тому — открытие центров физических упражнений для ортодоксальных женщин в Нью-Йорке или судьбы Дэйва Куфельда и Тамира Гудмана, ярко проявивших себя в американском студенческом баскетболе и при этом не нарушивших нормы ортодоксального иудаизма. Можно отметить и бурный взлет в американском профессиональном боксе любавичского хасида Дмитрия Салиты и успехи баскетбольной команды Талмудической академии в штате Нью-Йорк.  А  приглашение футбольных тренеров для занятий с мальчиками в ультраортодоксальном иерусалимском районе Меа Шеарим? Или изменения, внесенные в расписание игр израильской футбольной лиги, позволяющие наблюдать за матчами, не нарушая святости субботы... Прибавим сюда же и участие ортодоксальных студентов в занятиях по подготовке тренеров в различных видах спорта при Институте Уингейта в Израиле.

Все это позволяет отнестись к перспективам развития еврейского спорта с обоснованным оптимизмом.

«Вести», Израиль
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2003 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Срочно куплю подержанный мотоцикл cbr 929, honda cbr 929 в Москве.