«Еврейский Обозреватель»
ХОЛОКОСТ
33/220
Апрель 2011
5771 Нисан

О чем жалел Эйхман

На главную страницу Распечатать

29 мая 1960 года, спустя несколько дней после того как стало известно о захвате нацистского преступника Адольфа Эйхмана, премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион провел заседание кабинета министров, на котором обсуждалась подготовка к суду. Глава «Моссада» Исер Харел рассказал на том заседании о некоторых деталях операции по розыску и поимке начальника «еврейского отдела» гестапо.

Отчет Харела — лишь один из более чем сотни документов, опубликованных на сайте Израильского государственного архива   в  ознаменование 50-летия со дня начала суда над Эйхманом. Некоторые документы показывают, что официальные представители Израиля лгали, говоря, что Эйхман был похищен «еврейскими добровольцами». На самом деле операцию проводили агенты израильских спецслужб.

Сам Эйхман даже похвалил агентов, которые его похищали.  В  приватном разговоре со своим адвокатом он сказал, что «операция была спланирована и проведена образцовым образом».

На заседании кабинета министров было установлено, что процесс над Эйхманом можно использовать как повод лишний раз напомнить миру о Холокосте и укрепить таким образом международное положение еврейского государства. Бен-Гурион и Голда Меир предлагали, чтобы  в  ходе процесса особое внимание было уделено связям иерусалимского муфтия Хаджа Амина аль-Хусейни с нацистами, однако Моше Даян и другие министры выступили против этого и заявили, что не следует пристегивать Холокост к арабо-израильскому конфликту. Бен-Гурион предложил также пригласить на процесс философа Бертрана Рассела, но не объяснил, почему.

Бен-Гурион был настолько вовлечен  в  процесс, что самолично редактировал речь государственного обвинителя Гидеона Хаузнера. «Не говорите “Германия”, говорите “нацистская Германия”», — поучал он, опасаясь ухудшения отношений с ФРГ.  В  самой Германии опасались, что  в  ходе процесса выплывут на поверхность связи Эйхмана с некоторыми бывшими нацистами, оставшимися  в  руководстве страны и после денацификации.

 В  Израиле же многие опасались, что процесс вскроет связи руководства ишува и сионистского движения с нацистами.

Эйхман, скрывавшийся  в  Аргентине под имением Рикардо Клемент, не соблюдал мер предосторожности, которые могли бы помочь ему скрыть свою личность. Он пренебрегал соображениями безопасности, рассказывая о своем нацистском прошлом.

Материалы свидетельствуют о том, что Эйхман был ярым антисемитом и не отказался от своих взглядов даже после окончания Второй мировой войны. Уже проживая  в  Аргентине, Эйхман гордился своими преступлениями и рассказывал журналисту, что единственная ошибка, о которой он сожалеет — что евреев не удалось уничтожить полностью.

Первая операция по захвату Эйхмана была предпринята Симоном Визенталем еще  в  1948 году. Лишь спустя пять лет после ее провала,  в  1953 году, Визенталю удалось выйти на след Эйхмана, о чем он немедленно сообщил  в  Израиль. Но лишь  в  1960 году, после того как была получена информация из Германии, агенты «Моссада» вылетели  в  Буэнос-Айрес. Эйхман был захвачен и тайно переправлен  в  Израиль, где предстал перед судом. Смертный приговор был приведен  в  исполнение  в  ночь с 31 мая на 1 июня 1962 года  в  тюрьме города Рамле.

Материал подготовил Николай Лебедев, Jewish.ru
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2011 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
мебель шкафы купе