«Еврейский Обозреватель»
БЛИЖНИЙ ВОСТОК
19/206
Апрель 2010
5770 Ияр

В Шхеме говорят на иврите и усиленно охраняют израильтян (но не всех)

На главную страницу Распечатать

За последние два года мне довелось побывать практически во всех крупных городах палестинской автономии – Рамалле, Хевроне, Дженине, Иерихоне. Эти фантастические по нынешним временам поездки стали возможны благодаря самоотверженной

деятельности главы "Международного консультационного Центра" Вадие Абу-Нассара, стремящегося наладить хоть какой-то диалог между израильскими евреями и жителями автономии.

Вадие – очень приятный в общении, умный и грамотный человек, получивший израильское образование. И он понимает, что в нынешней запутанной ситуации крайне важно попытаться установить человеческие взаимоотношения между двумя сторонами. Для этой цели он и организует поездки русскоязычных журналистов, давая им возможность увидеть, что это такое сегодня – палестинская автономия. Причем, Вадие от нас никогда и ничего не требует. "Пишите, что считаете нужным", – повторяет он в конце каждой поездки. И мы пишем.

Шхем вряд ли случайно остался последним крупным городом автономии, в котором мы еще не побывали. Он испокон веку причинял евреям одни неприятности. Начались они еще во времена праотца Яакова, когда его единственную дочь Дину, отправившуюся

прогуляться по местному базару, изнасиловал сын местного царька. Затем последовала жуткая месть братьев Дины, вырезавших всех мужчин Шхема, и осуждение их поступка Яаковом.

С тех пор за этим городом шла дурная слава, которую не развеяла даже церемония, проведенная здесь евреями после их прихода в Эрец Исраэль. На горах Эйваль и Гризим стояли тогда левиты, произнося проклятия и благословения,   а  весь народ, разместившись в долине между двумя горами, то есть - в Шхеме, отвечал соответственно - "да" или "нет". Кстати, Гризим, с которой произносились благословения, до сих пор покрыта лесом.  А  Эйваль, с которой произносились проклятия – так и осталась бесплодной и лысой горой.

Я ожидал, что на блокпосту ЦАХАЛа перед въездом в Шхем нас будут тщательно проверять. Но не тут-то было. Вся процедура заняла ровно полминуты - просто поверили на слово, что у нас есть необходимые разрешения. И пропустили. Мол, если уж вы так хотите залезть волку в пасть – так лезьте, никто вас не держит.

 А  пасть эта воистину зубастая донельзя. После создания палестинской автономии, в городе буйно расцвели всевозможные группировки, превратившие Шхем в самарийский центр террора. Отсюда выходили шахиды, взрывавшиеся на улицах израильских

городов, отсюда осуществлялось руководство террористическими операциями.

Поэтому не случайно первым, что бросилось мне в глаза и постоянно привлекало внимание во время всего нахождения в Шхеме, были развешенные на каждом углу плакаты с изображением этих самых "шахидов". Они сжимали в руках автоматы или зеленые знамена ислама, причем на фоне карты, где Израиля не существует вовсе,  а  есть одна сплошная Фалястын – от Иордана до моря и от Ливана до Египта.

На центральной площади Шхема эти плакаты занимают видное место, и на самом большом красуется не кто иной, как Самир Кунтар – душегуб, собственноручно зарезавший целую еврейскую семью. Кунтар отсидел несколько десятков лет в израильской тюрьме и был выменян правительством Ольмерта на трупы двух израильских солдат, убитых "Хизбаллой".

Но по опыту предыдущих поездок я знал - если уж нас приглашает местный губернатор, то безопасность гарантируется. В Шхеме я убедился в этом буквально через несколько минут после въезда нашего минибуса в город. Мы сразу же попали в пробку и с правого борта к минибусу прижался красный "фиатик". В нем сидело несколько человек в форме службы безопасности автономии. Словив мой взгляд, водитель поправил берет на голове, и весело подмигнул. И я понял - с этого борта прикрытие у нас уже есть.

Оно было и со всех других сторон.  А  по маршруту нашего следования стояли группы вооруженных полицейских, и как только минибус проезжал мимо группы, один из ее членов немедленно доставал мобильный телефон и начинал что-то говорить, докладывая, по-видимому, то ли начальству, то ли следующему посту.

Еще более заметной наша охрана стала во время пешеходных прогулок по городу. Люди без автоматов, но с военной выправкой, окружали нас со всех сторон. Когда мы выходили на проезжую часть, то откуда-то возникал полицейский и останавливал перед нами движение.

 А  когда, торгуясь с уличным торговцем за медный кувшинчик (как же вернуться из Шхема без сувенира!), я не заметил, что группа ушла далеко вперед, то вдруг обнаружил за своей спиной усатого молодца. Он спокойно взирал на мой торг (восточный базар – не поторгуешься, обидишь продавца!),  а  когда я, наконец, запрятал в сумку свой сувенир, сказал мне на чистом иврите: "Поспешите,

пожалуйста, уважаемый, все уже ушли, мы ждем только вас".

Сперва мы встретились с губернатором Шхема Джибрином аль-Бакри – весьма представительным седовласым господином, на котором черный костюм сидел хорошо, но как-то не очень ловко.  А  когда аль-Бакри начал говорить и, в особенности, отвечать на наши вопросы, то он сразу напомнил мне бывших израильских военных, занявшихся политикой. В нем была та же самая абсолютная уверенность в своей правоте и в том, что эту правоту все присутствовавшие обязаны принимать как должное. И потому он, ничуть не смущаясь, не отвечал на наши вопросы,  а  рассказывал то, что хотел.

И тут Вадие сказал, что аль-Бакри – бывший сотрудник палестинской контрразведки, вышедший в отставку в звании "амид" ( бригадный генерал). "Вот теперь все понятно,- шепнула мне сидевшая рядом журналистка "ха-Арец" Лили Галили. – На этих людей, вне зависимости от национальности и страны, их служба накладывает совершенно одинаковый отпечаток".

Вступительную часть выступления аль-Бакри я мог бы произнести вместо него, поскольку слышал ее уже от всех палестинских губернаторов на предыдущих встречах. Вкратце это звучит так: "Я приветствую первую за долгое время делегацию израильских журналистов, посетившую наш город. Я надеюсь, что этот визит станет началом сотрудничества между двумя народами. Палестинский народ под предводительством своего вождя, президента Махмуда Аббаса стремится к добрососедским отношениям. Мы приняли стратегическое решение о мире с Израилем, и его никто не в состоянии изменить. Но мир возможен только при отступлении

Израиля к границам 1967 года, полном демонтаже поселений, превращении восточного Иерусалима в столицу палестинского государства и возвращения палестинских беженцев".

Закончив этот вводный, обязательный пассаж, губернатор обратился к местным реалиям. С начала второй интифады в 2000 году Шхем находится в полной блокаде, что привело к резкому росту безработицы. Лишь 8 месяцев назад Израиль снял часть из 106 блокпостов, окружающих город, и это сразу же дало положительные результаты. Но все еще существует очень много проблем.

Одна из них – палестинской полиции запрещено находиться на улицах Шхема с полуночи и до пяти утра, и войска ЦАХАЛ входят в город, чтобы обеспечивать порядок. Кроме того, вокруг города все еще много израильских поселений, жители которых постоянно создают проблемы.

Вообще, именно в поселенцах губернатор видит источник беспорядка и хаоса. Где их нет – то есть на территориях собственно Шхема и палестинских населенных пунктов - все спокойно. Почему? Благодаря деятельности служб безопасности автономии.

Губернатор подчеркнул, что экономическая ситуация намного улучшилась после того, как израильские арабы получили разрешение приезжать в Шхем. При этом он "забыл" упомянуть - благодаря кому произошло и снятие блокпостов, и это разрешение.

Получалось, что все вышло само собой, по щучьему велению.  А  вовсе не по доброй воле израильского правительства.

По сравнению с израильскими, цены здесь просто смешные и рука так и тянется к кошельку, чтобы приобрести по дешевке и

то, и это. Свой медный кувшинчик ручной работы я приобрел по цене пачки сигарет в Израиле.

 А  лавочки в Шхеме завалены товарами, причем ассортимент необычайно широк – от джинсов и тапочек до электроники и изделий из золота. Причем подавляющее большинство этих товаров не производится в Шхеме. Я безуспешно искал какой-то местный сувенир, пока один из сопровождающих не объяснил, что типично местными продуктами являются лишь мыло и особый вид сладостей. Ни то ни другое меня не интересовало, поэтому я и остановился на хоть и красивом, но стандартном кувшинчике, который можно приобрести в любом израильском магазине. Хотя, понятно, в несколько раз дороже.

Губернатор особо подчеркнул, что автономия заинтересована в приезде туристов и делает все, чтобы они чувствовали себя комфортно. "Мы не позволяем никому нарушать порядок и добились того, что в Шхеме, где раньше царили безвластие и хаос, тихо. Я хочу через вас передать израильскому народу: территория автономии – это спокойное место. Хотя до сих пор бытует мнение, что у нас здесь опасно, это совсем не так. Поэтому мы очень хотим, чтобы вы все увидели своими глазами",- подчеркнул губернатор.

Я тут же спросил его, как насчет посещения могилы Йосефа еврейскими паломниками. После разрушения ее беснующимися толпами в начале второй интифады от гробницы остались одни стены, и до сих пор посещение ее связано с риском для жизни.

- Я хочу провести грань между поселенцами, приезжающими на могилу Йосефа, чтобы устраивать провокации, и обычными паломниками. Для тех, кто действительно хочет молиться – нет, и не будет никаких проблем,- сказал губернатор.

Аль-Бакри спросили, можно ли прийти на рынок самому, без охраны.

- Да, конечно, это совершенно безопасно. Только надо позаботиться о местном гиде, чтобы не потеряться,- сказал губернатор.

Он подчеркнул, что безработица среди 360 тысяч жителей шхемского округа превышает 30 процентов, поэтому власти заинтересованы в притоке туристов и делают максимум для обеспечения их безопасности.

Вместе с тем, отвечая на один из вопросов, он категорически отверг идею Нетаниягу, что сперва следует достичь экономического мира, который приведет к большему взаимопониманию между людьми,  а  уже затем, на его основе, строить мир политический. По мнению аль-Бакри, даже если наступит экономический расцвет, он ни к чему не приведет. Сперва следует добиться политического решения,  а  потом уже всех остальных проблем.

На вопрос, не помешает ли ХАМАС достижению политического урегулирования с Израилем, губернатор решительно заявил, что у ХАМАСа в его округе нет никакой силы и влияния.

С этим нельзя было не согласиться. На улицах Шхема я увидел только одну женщину в парандже.  А  вот дам в джинсах и кофточках - предостаточно. Объясняется это в немалой мере наличием пятитысячного христианского населения. Благодаря ему в центре Шхема существует даже такое явление, как вечернее времяпровождение – открыты кафе и рестораны, есть стереокинотеатр.

Шхем вообще производит достаточно приятное впечатление. Конечно, это не Рамалла, но и здесь много современных зданий, особенно многоэтажек, карабкающихся на гору Эйваль. Да и люди, несмотря на заявления официальных руководителей города об их

крайне бедственном положении, вовсе не выглядят истощенными. Жизнь в Шхеме течет неспешно и спокойно. Магазины полны товарами и покупателями.  А  на улицах – постоянные автомобильные пробки, чего ну никак не может быть в городе, находящемся на грани нищеты и голода.

Да и в глазах у людей я не заметил ни отчаяния, ни злобы. Может быть, это объясняется восточным менталитетом, но пешеходы вальяжны, женщины с детишками не спеша делают в лавочках покупки,  а  мужчины чинно дымят наргилами, сидя в кафе, да и просто на стульях, выставленных на середину тротуара. Рынок, располагающийся в старом городе, удивительно напоминает рынок в старом городе израильского Акко: те же древние оттоманские купола, прилавки с беспорядочно наваленными товарами, те же продавцы с хищными глазами, оглушающие вас неистово-веселыми криками...

Кстати, все они, увидев нас, сразу же понимали, что речь идет об израильтянах. Что не привело к инцидентам, более того, я не заметил ни одного злобного взгляда, брошенного в нашу сторону. Наоборот, один из продавцов, услышав как мы переговариваемся между собой, вдруг оглушительно закричал: "Памдоры – шекель кило! Памдоры – шекель кило!"  А  товар у него, между прочим, был отменный - большие красные помидоры, стоящие в Израиле минимум в четыре раза дороже.

Приятно поразили меня в Шхеме две встречи. Губернатор вел пресс-конференцию вместе со своим заместителем Анаан Атири – милой женщиной лет сорока. Такого зама мне еще не приходилось встречать во время бесед с палестинскими губернаторами. Вторая встреча произошла в брокерской компании. Обставлена она была шикарно – современная мебель, "плазмы". На одну из стен проецировалась таблица с курсами акций.  А  заведовала конторой элегантно одетая женщина, выглядевшая как бизнесвумен с Уолл-стрит,  а  не из палестинской автономии.

Естественно, что во время столь длительной прогулки (наше посещение Шхема длилось весь день) произошло несколько смешных и неприятных моментов. Так, например, когда во время встречи с членами торговой палаты Шхема нам показали фильм про историю города, в нем кнаанейский период сразу сменился римским. Еврейского периода, насчитывающего более тысячи лет, в фильме попросту не существовало.

 А  еще раз меня рассмешили в ресторане, где был устроен торжественный обед с губернатором и городским начальством. Перед нами выступил Бассем Шака, член исполкома ООП и кандидат на пост мэра Шхема. Начал он свою речь так: "С момента прихода к власти наш президент Махмуд Аббас буквально день и ночь трудится во имя мира. Он - президент Палестины, но не покладая рук заботится о благе и о мире не только для своего народа,  а  и для всех народов нашего региона. Благодаря лично президенту Аббасу и его непрестанным усилиям был прекращен беспорядок, царивший в Шхеме, и наступили спокойствие и тишина". Я записывал эти перлы,

ожидая, что вот-вот будут произнесены сакраментальные "наш дорогой Махмуд Аббас" и "с чувством глубокого удовлетворения". Но член исполкома вовремя остановился.

Кстати, поскольку по соображениям кашрута я на всех этих торжественных обедах питаюсь исключительно питами с хумусом, то должен признаться – в гастрономическом смысле Шхем сильно меня разочаровал. О, каким хумусом нас потчевали в Рамалле!

Вернулись мы в Израиль через тот же блокпост. И у нас не то, что не проверили документы – даже не остановили. Как будто посещение Шхема группой еврейских журналистов превратилось из неординарного события в самое обычное дело…

Давид Шехтер, ZMAN.com
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2010 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Мебель для баров- барные стулья из натуральных.