«Еврейский Обозреватель»
ГЛАВНАЯ
14/201
Февраль 2010
5770 Шват

У ЕВРЕЙСКОГО КЛУБА МНОГОВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ

На главную страницу Распечатать

Мы продолжаем полемический разговор, начатый на страницах газеты композитором и активным поборником сохранения языка идиш Марком Файнером. Напомним, что в своем интервью для “Эйникайт” Марк выразил мнение о том, что нельзя чувствовать себя евреем, не принимая, не разделяя веру предков, не зная языка, на котором они говорили, не наследуя их традиции. Он также довольно жестко прошелся по состоянию дел в еврейской общине Украины, обратив особое внимание на ее разобщенность как следствие амбиций лидеров еврейских организаций. Под горячую руку Файнера попали и те организации, которые рассматривают свое главное предназначение в получении иностранных грантов, и рядовые члены общины, не считающие своей обязанностью вносить в ее жизнь посильную материальную помощь.

В общем, разговор получился резонансным, мы продолжили его – с главным раввином общины прогрессивного иудаизма Украины Алексом Духовным. Отчасти разделив принципиальную позицию Марка, раввин проявил куда более широкий подход к предмету обсуждения, что не удивительно, учитывая, какое направление в иудаизме он представляет.

Сегодня нашим собеседником станет Анатолий ШЕНГАЙТ – исполнительный директор Киевской городской еврейской общины. И круг вопросов, на которые мы попросили его ответить, очерчен достаточно очевидно: состояние еврейской общины в Украине, самоидентификация евреев в современном украинском обществе, проблемы языка идиш, перспектива развития еврейской жизни в нашей стране.

– Анатолий, как вы ответите на “простой” вопрос: что значит быть евреем в Украине?

– Начнем с примера. Вот я работаю преподавателем иврита в еврейской школе “Орах Хаим” и каждый урок начинаю с того, что записываю на классной доске две календарные даты: общую и еврейскую. Если меня спрашивают, почему мы так пишем, я отвечаю: для того, чтобы не забывать, что мы живем как бы в двух мирах одновременно. С одной стороны, мы ощущаем себя евреями, мы пишем справа налево дату еврейского календаря. С другой стороны, мы ощущаем себя частью большого мира и пишем слева направо дату общепринятого календаря. Двойственность ли это или напротив, полнота ощущений, приближение к целостности? Человек всегда задавал и будет задавать себе вопрос: кто я, зачем я в этом мире? Всегда будет искать самого себя в вере, в познании окружающего мира, в научных исследованиях, в отношениях с другими людьми…

Что значит быть евреем? (Анатолий отхлебывает из чашечки с изображением Иерусалима кофе и, улыбнувшись, продолжает). “Быть евреем”, – в свое время вышла книга с таким названием Хаима Додина, там очень подробно говорится о том, что это значит: это и внутреннее ощущение человека, и его происхождение, еврейские корни, семья, и участие в жизни общины… если мы хотим найти правильный ответ, наверное можно меня и не спрашивать,   а  заглянуть в умные книги, в первую очередь – книги наших мудрецов.

– Но меня интересует живое слово Анатолия Шенгайта, моего современника.

– Как известно есть, как минимум, два способа поиска истины: дедуктивный, которым пользовался Шерлок Холмс, и индуктивный, который мне ближе. Я стараюсь пользоваться простыми примерами для выведения неких формул, стараюсь идти от частного к общему. Так вот, еще один пример из жизни. На одной из еврейских конференций, – мне повезло что она проходила в Лондоне, – на одном из вечерних занятий, на которое пришли обычные работающие люди, желающие побольше узнать о еврейской традиции, в качестве приглашенного гостя был довольно крупный бизнесмен. Его спрашивали о том, как ему удается совмещать напряженный график работы, связанный с поездками, встречами, переговорами, определенными моральными уступками, с соблюдением еврейских традиций. И он ответил, что это бывает очень непросто. Он не может назначать встречи в кошерных ресторанах, ему приходится приносить еду с собой. Иногда это вызывает недоумение, и тогда ему приходится объяснять почему. Не вдаваясь в подробности, он говорит: “У меня такая диета”. И он никого не обманывает, ведь это на самом деле вид диеты. Рискует ли он произвести негативное впечатление, приносит ли это определенные неудобства? Да, но он идет на это потому что хочет четко понимать, кто он такой.

Вообще, если брать тему немножко шире, то надо говорить о глобальных общемировых тенденциях современного мира. С одной стороны, мир становится все теснее, утилитарнее, коммуникативнее. Я для себя определил тенденцию глобализации как “Мировой Макдональдс”. Что это значит? Что человек, в какой бы точке Земли ни находился, может найти то, к чему привык, в чем уверен, например “Макдональдс”, – он везде одинаков, стандартен – в Нью-Йорке, в Париже или в Пекине. Хорошо это или плохо? Большой вопрос, но тенденция налицо.

С другой стороны, все отчетливее проявляется тенденция больших и малых групп людей, стран что-то законсервировать, оградить, сохранить. Что-то свое, присущее только им и никому другому. Видимо, как предполагал “товарищ” Гегель, одна тенденция вызывает другую, ровно противоположную. Насколько быстро идут процессы глобализации, настолько же быстро начинают развиваться обратные процессы: самоидентификации народов, стран. Видимо это некий закон развития цивилизации, впрочем тема эта бесконечна, и, пожалуй, в рамках нашего разговора неподъемна.

– Лично у меня именно в связи со столь явной, очевидной тенденцией к объединению людей, связанной в первую очередь с развитием техники – интернета, средств передвижения, возникает ощущение, что самоидентификация становится все более неестественной, наигранной, искусственной, придуманной и, в конечном счете, вредной, мешающей людям штукой. Нет?

– Но согласись, что идею космополитизма мы уже проходили, всеобщее братство и равенство тоже. Что из этой идеи получилось в реальности тоже знаем. Можно вспомнить и язык эсперанто – хорошая идея, но что-то с воплощением опять прокол. Знаешь, был я в Париже, опять же по еврейским делам, учился, и когда приходилось на улице обращаться к прохожим, чтобы спросить такую-то улицу или станцию метро, то лишь примерно каждый третий понимал мой английский. Хотя, казалось бы, этот язык уже стал международным. Ан нет, французы норовят общаться на своем родном языке.

Мы говорим, что история развивается по спирали. Вавилонскую башню уже пытались построить, теперь что-то вроде строится с помощью интернета. Есть ли в этом строительстве какая-то высшая цель, кроме простой утилитарной – возможности общаться, пока не видно.

Надо лишь понимать, что человек никогда не сможет и не захочет ощущать себя только малой песчинкой в большом необъятном мире. Ему всегда будет необходимо как-то себя самидентифицировать, найти то, что отличает его от других людей, самовыразиться. Вот тебе еще один простой пример. Напротив моего дома иногда съезжаются несколько одинаковых дорогих машин. Из них выходят люди, о чем-то толкуют, расхаживая вокруг своих машин, потом уезжают. Этот мини-клуб по интересу очень показателен. По сути дела все человечество разделено на клубы по интересам: маленькие и большие, кратковременные и устойчивые, основанные на идеологии, вероисповедании, на объединяющих целях или желаниях.

– Можно ли сказать условно, что мы с тобой состоим в “еврейском клубе”?

– Условно можно, понимая при этом, что у нашего клуба многовековая история и очень большие, высокие цели. Надо также понимать, что основание нашего клуба, феномен еврейства возник в глубокой древности и имеет для истории всего человечества глобальные последствия.

Существовал древний мир, в котором люди жили по неким принципам. Но вот появился человек по имени Авраам, который решил, что эти принципы неверны. И он перешел реку и стал вести иной образ жизни, исповедуя другие, свои принципы. Это был вызов, пример того, что можно жить иначе, ориентируясь на мощные универсальные принципы.

– Но ведь со временем этими принципами стали руководствоваться все люди Земли. Что такое сегодня быть евреем? Что отличает нас от других, если все люди, в принципе, живут по одним законам?

– К сожалению, далеко не все, поэтому миссия – быть евреем – себя отнюдь не исчерпала.

Перед людьми всегда стоят два вопроса: “что делать?” и “как делать?”. Так вот, для еврея первый вопрос решен, прописан. Остается только решить: как делать? В этом мы часто расходимся, кто-то носит пейсы и шляпу,  а  кто-то сапоги определенного пошива, как, например, сквирские евреи, откуда родом мои предки. Ответов на вопрос “как?” может быть сколько угодно.

– Толя, но у тебя есть понимание, ощущение, что евреи продолжают сегодня выполнять задачу, поставленную им свыше? Несет ли эту миссию раввин, или менеджер банка, или еврейский функционер?

– Мы уже говорили: сначала ты человек, потом еврей. Независимо от места жительства, профессии ты прежде всего человек. Но в любом своем поступке, если ты еврей, то обязан ориентироваться на высокие принципы, которые стали для нас руководством к действию много веков назад.

Я не хочу сводить разговор к личностям, потому что сегодня каждый человек обладает большой свободой выбора и имеет право жить так, как считает нужным. Важны принципы, по которым живет человек.

 А  по каким принципам должна жить еврейская организация, община?

– Хороший вопрос. Один из главных еврейских принципов гласит: сначала сделай, потом расскажи. Если ты что-то делаешь, то ты невольно утверждаешься в правильном поступке.

Я хорошо это усвоил, что меня не раз выручало. Если мы говорим, что мы евреи, значит, мы и чисто формально должны соблюдать некие вещи, принципы, традиции, присущие только нам.

– Толя, как и большинство евреев твоего поколения, ты вырос с пионерским галстуком на шее и комсомольским значком на груди.  А  когда пришло понимание, ощущение, что ты другой, что ты еврей?

– Может быть, это понимание пришло вместе с прочитанными томиками Шолом-Алейхема. Эти книги были прекрасным учебным пособием, особенно странички с комментариями, на которых объяснялось, что такое шаббат, Пурим, Ханука. Более серьезное отношение к еврейству пришло позже, когда я попал в еврейский молодежный лагерь. Вот там я потихоньку стал превращаться из советского инженера…

– В еврейского функционера.

– В какой-то степени ты прав, хотя я не люблю этого определения, потому что оно стало синонимом заробитчанства на еврейской ниве.

 А  разве это не соответствует истине?

– Увы, для некоторой части людей, работающих в еврейских организациях – эта деятельность превратилась в кормушку, иногда довольно сытную. Что до меня, то я никогда не был чистым функционером и сегодня продолжаю преподавательскую работу. В то же время, надо отдавать себе отчет в том, что функционеры нужны – без них невозможно представить жизнедеятельность еврейских организаций. И потом, стать хорошим функционером совсем не просто, надо много учиться, совершенствоваться. Мне, например, довелось учиться и в Украине, и в Израиле, и на семинарах в других странах. И это всегда отнюдь не турпоездки,  а  очень напряженные дни, когда учиться приходиться не разгибаясь. Так, недели в Израиле я вспоминаю, как очень трудные, учились с утра до позднего вечера. Это было 10 лет назад, но вспоминается часто. Кстати, попал я туда через жесткий отбор. Хочу сказать спасибо “Джойнту” и фонду “Банчер”, организовавшим годичную программу для руководителей еврейских организаций. Все мы были совершеннейшими профанами в новом для себя деле, знаний не хватало катастрофически. Мы прошли собеседование, несколько семинаров в Украине, семинар в Израиле, там же защищали дипломную работу.

– Какая у тебя была тема?

– Я хотел взять близкую мне, знакомую тему еврейских детских лагерей. Но мне сказали: “Это ты уже знаешь,  а  вот попробуй написать о том, чего еще не знаешь! Сначала я не понял и даже обиделся, но потом подумал и решил, что они правы, надо развиваться, узнавать новое. И написал диплом на тему: студенческий еврейский дом. Почему?  А  я понял, что у нас совсем ничего не делается для еврейских студентов в плане общего проживания. Хотя мировой опыт есть, польза очевидна. Диплом получился неплохой, но претворить в жизнь эту идею пока не удалось.  А  потребность осталась, особенно она актуальная для больших городов.

– Толя, для тебя нынешняя еврейская городская община – это нечто сложившееся, цельное, или мы делаем лишь первые шаги на пути становления?

– Если мы вспомним, что собой представляли еврейские общины в Украине в 19-ом, начале 20-го века, то увидим, что они формировались вокруг синагог, это были, по сути, религиозные общины.

Киевская городская община, появившаяся в конце прошлого столетия, конечно же, строилась на иных принципах. Она регистрировалась в соответствии с законом об общественных организациях и объединениях. Ее цели были определены следующим образом: возрождение духовных традиций еврейского народа, защита законных прав еврейского населения. В нее вошли конкретные организации с конкретными лидерами.

За прошедшее время от городской общины отпочковалось множество организаций: студенческие, ветеранские, молодежные. Сегодня мы имеем как бы два в одном, некую двухпалатную схему с большим руководящим советом, в который входят несколько десятков человек, включая раввинов, представителей “Гиллеля”, ветеранов войны…

– Есть ощущение единства, или это нечто неопределенное, аморфное?

– Ну смотри, если мы можем ставить перед собой единые задачи, вместе их выполнять, значит, можно говорить о едином организме. В 2012 году мы отметим двадцатилетие организации. Пока что ее цели остаются неизменными: способствовать росту еврейского самосознания, объединять еврейское население столицы.

– У меня складывается впечатление, что основная аудитория, присутствующая на праздниках, концертах – это пенсионеры. Может быть, молодежь “зажигает” отдельно, но все-таки нет ощущения дружной еврейской общины города.

– Думаю, ты не совсем прав. Есть очень хорошие локальные мероприятия, которые проводятся для разных возрастных групп. Отмечу “Бейтейну”, “Хэсед Нахалат Авот Азриэль”, “Гиллель”. Есть и общегородские, на которых собираются сотни,  а  иногда и тысячи людей. К примеру, празднование Хануки этого года под “Аркой Дружбы народов”.

Мы сейчас понимаем, что профессионально работающие еврейские организации должны оказывать услуги тем, кто в них нуждается. Очевидна польза, которую приносят хэседы. По моему убеждению, это потрясающая система, делающая суперважное дело на высоком профессиональном уровне. Вот так же любое проводимое нами мероприятие должно быть организовано не для галочки,  а  с любовью и умением.

Мы поняли, что надо четко определить кто на что способен и отдать каждому то направление, на котором он работает лучше других. Так, мы понял, что нет смысла дублировать языковые курсы, если с задачей отлично справляются “Сохнут” и Израильский культурный центр.

– И на чем вы сконцентрировались?

– Как говорил поэт: “Если тебе корова имя, у тебя должно быть молоко и вымя”. Если мы городская община, то обязаны координировать, планировать, организовывать. Учитывая, что в штате всего 4 человека, работать приходится много, но есть актив, на который опираемся, поэтому пока вроде бы удается кое-что сделать. Подчеркиваю, что работаем в координации со многими еврейскими организациями. С тем же “Сохнутом” проводим открытый дискуссионный клуб, кстати, одна из тем так и называлась: “Быть евреем”.

Мы выпускаем газету “Возрождение”. Есть еврейский театр “Нешоме”, позиционирующий себя как театр историй о выдающихся личностях-евреях. Кстати, театр стал лауреатом последнего фестиваля “Блуждающие звезды” со спектаклем о Вольфе Мессинге. Следующий спектакль посвящается Зигмунду Фрейду.

Толя, быть евреем интересно?

– Смешной вопрос. Я вообще считаю, что жить интересно, быть интересно.

 А  обязательно ли еврею ходить в синагогу?

– По-моему, да. Но я полагаю, что человек, считающий себя евреем, может в синагогу и не ходить. Будем ли мы считать его евреем – это уже другой вопрос. Вообще же, хочется пожелать все нам цельности внутри себя, цельности общины.

– Единая украинская еврейская община – это утопия или реальная перспектива?

– Было предпринято несколько попыток объединения: когда организовывалась система еврейских культурных обществ, когда шла организация городских общин; когда ВЕК работал на уровне областных общин; когда ЕФУ действовал через различные еврейские организации. С точки зрения успешности, наиболее удачно сработали ВЕК и ОЕОУ, – вот они все-таки сумели сплотить значительную часть еврейских организаций и поддерживают совместный интерес.

Вообще же, говоря об объединении еврейских общин, нельзя забывать что сегодня есть активно работающие объединения: Ваад, ЕСУ, ЕФУ, УЕК. То есть, многие люди и организации делают свое дело очень хорошо.

– Но можно ли ожидать, что наши лидеры, профессионалы договорятся между собой, отложив в сторону личные амбиции?

– Номинально такой совет руководителей есть. Я не знаю, как часто собираются наши лидеры. Но если такие встречи происходят, значит, эти люди готовы к ним, они не боятся признать других, у них нет опаски потерять авторитет. И это радует, это дает надежду.  А  в принципе, работа ведется большая, системная, охватывающая все еврейское население страны. Так что, давайте будем жить и радоваться тому, чего мы уже сумели добиться за эти годы. И давайте будем помнить, что мы евреи,  а  кто как это понимает – всегда тема для интересного разговора.

Беседовал Александр Каневский
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2010 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Источник: http://www.fessnab.ru.