«Еврейский Обозреватель»
КУЛЬТУРА
11/198
Нояюбрь 2009
5770 Хешван

"Хорист" Турецкий

На главную страницу Распечатать

Турецкий для нас давно уже   и  не кофе,  и  не берег,  и  даже не диван, на котором так удобно возлежать. Турецкий теперь только один, единственный  и  неповторимый, – Михаил. Руководитель великолепного хора своего имени, который практически каждый год бывает в "наших палестинах".

- "Провинцию удивлять непросто", - сказали вы в одном из своих интервью. Я точно знаю – это было сказано не про Израиль. Но, наверное, из Москвы Израиль действительно кажется провинцией?

- Никогда не называл  и  не назову Израиль провинцией! Мы с огромным удовольствием приезжаем сюда почти каждый год. С одной стороны, очень хочется продемонстрировать публике, как мы изменились, как выросли уровень  и  вокальное мастерство нашего коллектива за прошедшие годы, с другой – во время гастролей мы сами подпитываемся той необычайной энергией, которой буквально пронизаны здешние места. Здесь совершенно особая энергетическая аура.

- Ваш знаменитый хор носит вашу фамилию  и  сросся с ней так, что уже не оторвать. Говорят "Турецкий" –  и  сразу вспоминают хор. Ваша фамилия – это уже бренд. Хорошо это или плохо?

- Мы много лет работали над тем, чтобы имя коллектива стало узнаваемым брендом. Поэтому я уверен, что в этом нет ничего плохого. Напротив, сегодня имя работает на нас, выступает гарантом нашего профессионализма, качества исполнения, новаторства  и  креатива группы. Зрители, которые впервые приходят на наши концерты, заранее знают, что услышат только "живой" звук  и  лучшие голоса, захватывающие музыкальные произведения на 10 языках, настоящую шоу-программу уровня Бродвея! С танцами, динамикой жизни музыки, неповторимыми декорациями.  И  все это дарит коллектив, который называется "Хор Турецкого". Ведь все понимают, что первая ассоциация, которая приходит в голову при слове "хор", – это скучно, однообразно  и  все в этом же духе. А после наших концертов происходит взрыв сознания, стереотипы рушатся.

- Ваш коллектив неразрывно связан с еврейскими песнопениями, что  и  неудивительно – он ведь начинался как Камерный еврейский хор Московской синагоги. Тем не менее сегодня вы всячески подчеркиваете, что "это же не так"!

- За почти 20 лет существования мы прошли огромный путь. Если раньше духовная еврейская музыка составляла 90 процентов нашего репертуара, то теперь ситуация прямо противоположная. Мы поем произведения самых разных жанров - оперу, городские романсы, мюзиклы, хиты российской  и  зарубежной эстрады. Конечно, еврейская музыка осталась,  и  мы обязательно включаем ее в каждый из наших концертов, но теперь она составляет малую часть от исполняемых нами номеров, просто потому, что из Камерного еврейского хора мы переросли в арт-группу "Хор Турецкого".

- С другой стороны, вы говорите, что сейчас русские любят еврейскую музыку больше, чем евреи…

- Еврейские народные песни являются одним из "ударных хитов" нашей программы: невозможно найти настоящего русского человека, которого бы не тронули звуки песни "Иерусалим" или не повели в пляс первые же ноты "Хава нагила". Эмоции зрителей достигают "мурашкового восторга"!

- Ваш хор имеет строго определенный формат – 10 голосов. Почему вы остановились именно на этом формате – 10? Ведь у вас в хор был, наверное, конкурс,  и  сколько талантливых людей остались "за бортом"!

- Существующее количество солистов не случайно. 10 – это оптимальное количество голосов, позволяющее исполнить любое музыкальное произведение, удовлетворить все возможные музыкальные амбиции. Имея такой голосовой арсенал, мы можем не ограничивать себя в выборе песен, все время идти вперед, развиваться.

- "Хор Турецкого" мог бы сделать честь самой престижной оперной площадке мира. Но вы поете на эстраде, хотя  и  исполняете в своих программах Верди с Моцартом. Не принижает ли это высокое искусство оперы? Не ваше, разумеется, блестящее исполнение, а сама площадка, с которой это поется?

- В чем-то вы правы. Но поклонники нашего пения часто говорят, что именно после наших выступлений они впервые пошли в оперу, купили диски с оперной музыкой, наконец, просто стали понимать  и  любить классическую музыку. Так что, думаю, в известной степени мы выполняем важную просветительскую миссию,  и  это не принижает оперу, а, наоборот, прививает хороший вкус.

- В репертуаре вы всеядны – можете спеть что угодно, от того же Верди до телефонной книги, что однажды  и  сделали на телевидении. Но, тем не менее, быть может, исполняя "Мурку", вы потакаете самым низменным вкусам? Уж не говоря о том, что романтизируете воровскую жизнь? Есть ли у вас табу - вещи, которые вы не будете петь ни при каких обстоятельствах?

- "Мурка" - это одесская классика, народный хит, который, несмотря на присутствие идеи "очарования воровской жизни", стал узнаваемой  и  любимой песней миллионов. В нашем исполнении "Мурка" звучит как классическая пародия, которую "подают" лучшими голосами, с юмором. "Музыканты шутят" - так однажды сказала одна известная телеведущая,  и  была абсолютно права. О табу могу сказать только одно: мы никогда не будем исполнять песни, которые нам не интересны  и  не вызывают эмоций.

- Правда ли, что вы сделали предложение о сотрудничестве Мадонне? Мы, зрители, можем надеяться?

- Действительно, несколько лет назад мы вели переговоры о совместном выступлении, ведь Мадонна, как  и  мы, стремится к поиску чего-то нового  и  интересного.  И  ее менеджмент время от времени "закидывает большой невод". Переговоры на данный момент закончились тем, что нам сказали: вы должны приехать в Лондон месяца на три  и  ждать, когда у Мадонны появится возможность  и  настроение встретиться с вами. Наверное, если бы мы были очень богатыми или невостребованными, то согласились бы. Или если бы кто-то сказал: ребята, мы покупаем три месяца вашей жизни, езжайте! Но вся наша команда, включая солистов, администраторов, аранжировщиков, режиссеров  и  многих других, должна работать, так что от этой идеи пока приходится отказываться - ведь "волка ноги кормят".

- Вы как-то сказали, что "фонограмма – позор для настоящего музыканта". Но неужели никогда не было соблазна хоть частично сэкономить силы? Никогда не пели в живых концертах под фонограмму?

- Для нас использование фонограммы допустимо только во время записи телевизионных передач, если по техническим причинам нам не могут обеспечить достойный звук в студии. Во всех других случаях мы всегда работаем в живую - просто потому, что не хотим себя лишать удовольствия делать то, что мы любим  и  умеем, – петь!

- Вам удалось сделать "Хор Турецкого" не только высокопрофессиональным коллективом, но  и  успешным коммерческим проектом. Как экономический кризис - не повлиял на вас?

- Кризис затронул абсолютно всех, в том числе  и  нас. Но мы находим  и  положительные моменты, потому что сейчас мы можем меньше работать, больше репетировать  и  заниматься новыми проектами.

- Вы объездили весь мир,  и  не по одному разу. Есть ли у вас любимый город? Место на земном шаре, куда вам хочется возвращаться?

- Да,  и  это Иерусалим - самый необычный город в мире. Первооснова всей современной цивилизации, центр многих религий, синтез древнего  и  современного, уникальный  и  неповторимый.

- Вы как-то признались, что свой хор видите чаще, чем свою жену. Это  и  на сегодняшний день так?

- Конечно, если учесть что больше восьми месяцев в году мы проводим на гастролях, плюс репетиции, съемки… Получается, что свой хор я вижу намного чаще, чем супругу. Но она не жалуется  и  уже давно не обижается. Лиане намного приятнее видеть рядом с собой успешного целеустремленного мужчину-"добытчика", чем мужа, валяющегося на диване.

Полина Лимперт, MIGnews.com
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2009 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Правильно покупать одеяло из овечьей шерсти.