«Еврейский Обозреватель»
ЕВРЕЙСКАЯ УКРАИНА
21/184
Ноябрь 2008
5769 Хешван

ЛИТЕРАТУРА ИЗРАИЛЯ: «ОКЛИК», ОТКЛИК И «ВІДГУК»

И.ГАЕР

На главную страницу Распечатать

Читатель помнит, что значит слово «трельяж»? Непременный элемент архаического мебельного гарнитура, состоящего из бюро, софы, комода, серванта и гигантского резного буфета. Трельяж — это три зеркальных поверхности, образующих пространство, которое позволяет рассмотреть объект в трех проекциях. 16 октября в Израильском культурном центре (ИКЦ) в такое пространство была помещена израильская литература. Получить ее объемное изображение удалось благодаря взаимодействию Эфраима Бауха — председателя Федерации союзов писателей Израиля, публики — гостей Израильского культурного центра, приглашенных на встречу, и хозяев — посла Израиля в Украине Зины Калай-Клайтман, первого секретаря посольства Феликса Минделя и его супруги — руководителя ИКЦ Анжелы Миндель.

АЛИЯ ЭФРАИМА БАУХА

Большой резной буфет упомянут не напрасно. Как «чеховское ружье», которое должно непременно выстрелить. Буфет — единственная фамильная ценность, уцелевшая в доме, который принадлежал семейству Бауха до войны. Вернувшейся из эвакуации в родной город Бендеры семье солдата, погибшего под Сталинградом, удалось отвоевать родные стены и поселиться в доме, где протекла жизнь нескольких поколений. Этот буфет сыграл важную роль в формировании мировоззрения Эфраима Бауха. Искусствоведы и музейщики знают, что самые интересные открытия происходят в музеях, когда кто-нибудь взглянет свежим взглядом на фонды, которых «не касалась рука человека» с тех пор, как находки были помещены на хранение для описания и классификации. Однажды, забравшись в недра старинного бабушкиного буфета, пространство которого украсило бы рассказы Этгара Керета, Эфраим Баух наткнулся на заметки отца. На французском и немецком языках, которыми тот владел в совершенстве — был образованным человеком, закончил адвокатуру в Гренобле, — отец записывал впечатления от знакомства с трудами философов разных школ и направлений. Его размышления увлекли пятнадцатилетнего сына и послужили толчком для марш-бросков Эфраима по букинистическим магазинам, где реликтовые «Мендели-букинисты», с любопытством и доверием взирая сквозь толстущие линзы очков на необычного книголюба, давали ему почитать книги философов, чьи труды «шли вразрез с линией партии». Так Эфраим Баух ознакомился с произведениями Ницше, Фрейда, Шопенгауэра. А краеугольный камень в его мировоззрение заложил француз Морис Мюре, автор книги «Еврейский ум», которая увидела свет через два года после кончины Маркса. Проштудировав эссе, посвященное Марксу, Эфраим Баух окончательно понял, что он не сторонник марксистского учения. Это привело впоследствии к разделению его собственного творчества «советского периода» на два потока: один — стихи, которые печатались, «похожие на все остальные», как определил их автор, и те, которые Эфраим Баух писал не «в стол», но «в буфет».

В 1977 году Эфраим Баух совершил алию. От стихов, которые, несмотря на «самокритику» автора, все же таили в метафорах его мировоззрение, он перешел к «открытому тексту» прозы. В Израиле незачем прятаться «под прикрытие» метафор. Иносказания хороши как литературный прием, а не средство индивидуальной защиты из арсенала гражданской обороны. Израильский писатель Эфраим Баух — автор септалогии «Сны о жизни», в которую вошли романы «Кин и Орман» (1982), «Камень Мория» (1982), «Лестница Яакова» (1987), «Оклик», состоящий из трех романов (1991-1992), и заключающий септалогию роман «Солнце самоубийц». В 1997 году в Израиле вышла написанная на иврите авторская версия романа «Лестница Яакова». Роман был удостоен литературной премии Президента Израиля.

ПИСАТЕЛИ И ЧИТАТЕЛИ

Было бы естественно для автора монументальной эпопеи, эссе, романов, писателя известного и популярного, превратить встречу в ИКЦ в свой творческий вечер. Но гости ИКЦ познакомились не с писателем Баухом, а с Баухом — председателем Федерации союзов писателей Израиля. Он с увлечением рассказал об истории и становлении литературы на иврите, об украинском происхождении едва ли не всех классиков этой литературы: Бялика, Шленского, Черняховского, Бреннера и других. Об украинских корнях многих писателей, родившихся уже сабрами. Об истории союза пишущих на иврите, которая началась в Украине в 1902 году — в Харькове. В 1934 году союз писателей возник в Израиле. А в 70-х годах XX века, когда разноязычные олим стали прибывать «волнами», выкристаллизовались «языковые союзы писателей»: русский, румынский, польский, ивритский, испанский, идишистский, французский, болгарский, горских евреев, бухарский (нынче есть и украинский). Тогда же образовалась Федерация Союзов писателей. В 1995 году эту федерацию возглавил Эфраим Баух.

Писатель удивил аудиторию не только тем, что предпочел творческому вечеру обзор литературного процесса в Израиле, но и тем, что акцент повествования сосредоточил именно на ивритоязычной литературе и межкультурных связях. (Знакомые имена русскоязычных писателей были упомянуты вскользь, хотя и с надлежащим почтением.) «Вся мировая литература и культура, — говорит Э.Баух, — выросла из ТаНаХа. Неудивительно, что литература Израиля, пользующаяся теми же языковыми кодами и той же системой символов, так популярна в мире. Ивритская проза переведена на множество европейских языков. Израильские писатели печатаются в Италии, Испании, Германии, Португалии, Франции, США». Автор этих строк может дополнить Э.Бауха упоминанием о Натане Шахаме, чей «Квартет Розендорфа» был переведен не только на английский и немецкий, но еще и на китайский язык. Кстати, Натан Шахам — младший сын Элиезера Штейнмана, выходца из Украины, с Подолья, известного литературного критика и переводчика произведений Метерлинка на иврит.

Публика внимала Эфраиму Бауху с интересом. Вопросы были предметными. Об авторах, о переводах, о тенденциях современной израильской литературы. Многие авторы знакомы, читаны, любимы. Этому немало способствовали издания «БИБЛИОТЕКА-АЛИЯ», антология современного израильского рассказа «Плоды смоковницы» — один из издательских проектов Юли Тамир и Бориса Мафцира, серия «Мастера израильской прозы», книги издательства «Гешарим» — «Мосты культуры». И конечно, ставший уже раритетным сборник «Рассказы израильских писателей», изданный в Москве в 1965 году, где советский читатель впервые мог познакомиться с рассказами четверых из тех, кого Баух назвал «писателями с мировой славой» — Ицхака Орпаза, Биньямина Таммуза, Аарона Апельфельда и Моше Шамира.

С гордостью и восхищением говоря о литературе Израиля, Э.Баух взялся навскидку назвать не менее десяти современных авторов, известных, популярных и переведенных на многие языки. И назвал! А.  Б .Иехошуа, Хаим Бер, Иехошуа Кназ, Давид Шахар (во Франции считался израильским Прустом), Меир Узиэль, Меир Шалев, Наоми Френкель, Давид Гроссман ... Авнер Шац. И стоило ему на секунду замешкаться, как перечисление с такой же легкостью и с такой же гордостью продолжали госпожа Калай-Клайтман и супруги Миндель. Причем подсказку Феликса Минделя об Агноне Э.Баух отверг, говоря, что достаточно даже современных писателей.

Впрочем, то, что израильская литература известна в мире и почитаема, подтверждает и само присутствие Эфраима Бауха в Киеве. Глава Федерации писательских союзов Израиля был приглашен на Международный форум писателей «Слово без кордонів», куда съехались представители 17-ти стран. В их числе Болгария, Польша, Македония, Сербия, Словения, Словакия, Армения, Великобритания, Япония.

Э.Бауху была вручена награда Национального союза писателей Украины.

Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2008 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org