«Еврейский Обозреватель»
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
20/183
Октябрь 2008
5769 Тишрей

ЛЕСНЫЕ ЕВРЕИ

ВАСИЛИЙ МАТОХ

На главную страницу Распечатать

Голливудский режиссер, обладатель «Оскара» Эдвард Цвик завершил в Литве съемки военной драмы о Второй мировой войне — Defiance (англ. «вызов, сопротивление»).

В фильме с бюджетом 50 млн. дол. задействованы такие голливудские звезды, как Дэниел Крейг (Джеймс Бонд из «Казино Рояль»), Лив Шрайбер, Джим Белл. Но особое внимание СМИ привлек сюжет фильма, повествующий о реальной истории, произошедшей в Беларуси в годы войны: трое евреев — братья Бельские — создали еврейский партизанский отряд, действовавший в Налибокской пуще в 1941-44 гг.

ПО ПУТИ В ЛЕС

Семья Бельских в XIXв. поселилась в деревне Станкевичи между Лидой и Новогрудком. Бельские принадлежали к немногочисленной прослойке белорусских евреев-крестьян. Поскольку в царской России евреи не имели права владеть землей, то Бельские арендовали небольшие участки у соседей, а позже построили водяную мельницу. В годы Первой мировой войны они пережили немецкую оккупацию, затем местность отошла к Польше. Осенью 1939г. Бельские стали советскими гражданами. Мельницу советская власть, разумеется, национализировала.

Из одиннадцати детей семьи Бельских заметно выделялся старший сын, Тувия, родившийся в 1906 г. Окончив еврейскую и польскую школы, он знал русский, белорусский, польский языки, идиш и иврит. Благодаря немецким солдатам во время оккупации 1915–1918гг. выучил еще и немецкий. Будучи призванным на срочную службу в польскую армию, Тувия дослужился до унтер-офицера. Ко времени присоединения Западной Беларуси к БССР он был владельцем магазина, позже национализированного.

Младшие братья Бельские — Асаел и Зусь — были призваны в Красную Армию. Когда начались массовые депортации в Сибирь «чуждых элементов» из Западной Беларуси, Тувия Бельский, опасаясь ареста, устроился работать бухгалтером в Лиде.

После оккупации Беларуси немцами Асаел и Зусь, вышедшие из окружения, были вынуждены скрываться у соседей и в лесу, неподалеку от хутора родителей. Двое братьев Бельских — Яков и Абрам — после ареста были расстреляны немцами. Тувия, переодевшись крестьянином, скрывался в окрестностях Лиды: там в гетто осталась его жена Соня.

В декабре 1941 г. младший Бельский, Арон, вернувшись из леса после встречи с братьями, увидел фургон нацистов, увозивший с хутора его родителей. Он успел предупредить старших братьев, которые с другого хутора увели в лес сестру Тайбе, ее мужа, ребенка и свекровь. 7 декабря родители Бельские, а также Сила, жена Зуси, и ее новорожденная дочь были расстреляны вместе с 4 тыс. других местных евреев.

После многомесячных блужданий старшие братья — Тувия, Асаел, Зусь — и подросток Арон собрали в лесу всех оставшихся в живых родственников. В июне 1942 г. Тувия вывел из лидского гетто жену Соню и ее родных. Позже они проникли в соседние гетто и вывели более дальних родственников.

ШАЛОМ, ПАРТИЗАНЫ!

Вначале в отряде Бельских не было и 20 человек. Из оружия — только один пистолет с неполной обоймой. Командиром избрали Тувию. На протяжении года, вплоть до августа 1942 г., «отряд постоянной базы не имел, маневрировал по лесу с целью быть необнаруженным и неуловимым». Хорошее знание местности и связь с местным населением позволяли Бельским избегать столкновений с немцами. В августе 1942 г. им удалось наладить связь с Новогрудским гетто и организовать переход людей из гетто в отряд, который вырос с 80 человек до 250. Осенью 1942-го отряд Бельских начал боевую деятельность: совместно с соседними партизанскими отрядами было совершено несколько нападений на автомобили, посты жандармерии и железнодорожные разъезды, сожжен лесопильный завод на станции Новоельня и восемь сельскохозяйственных имений. Было захвачено много трофейного оружия, и отряд завоевал авторитет среди партизан, а Тувия зарекомендовал себя как решительный и опытный командир. В феврале 1943 г. отряд Бельских был включен в состав партизанского отряда «Октябрь» Ленинской бригады.

Весной 1943 г. за счет беглецов из лидского гетто отряд Бельских вырос до 750 человек и стал отдельным партизанским отрядом Кировской бригады, которым по-прежнему командовал Тувия Бельский. Заместителем и командиром боевого крыла отряда стал Асаел, Зусь руководил разведкой и контрразведкой. Арон, младший брат, был связным с гетто, другими партизанскими отрядами и местным населением.

Под названием «Партизанский отряд им.Калинина» отряд Бельских базировался в Налибокской пуще до самого изгнания немцев с белорусской земли. В январе, феврале, мае и августе 1943г. немцы предпринимали карательные операции, чтобы уничтожить лагерь Тувии. Однако благодаря умелым действиям и изобретательности командира каждый раз удавалось спасти людей с минимальными потерями. В июле 1944-го братья Бельские вывели из леса более 1200 спасенных ими евреев.

Асаел Бельский вместе с боевым отрядом присоединился к Красной Армии и погиб на фронте незадолго до Победы. Тувия и Зусь с семьями переехали в Польшу, а оттуда в Израиль.

В 1949-м Тувия Бельский опубликовал в Израиле книгу воспоминаний «Лесные евреи». В поисках лучшей жизни братья в 1955г. переехали в США, где много лет спустя ими заинтересовались американские исследователи.

В 1993 году профессор Коннектикутского университета Нехама Тек опубликовала книгу «Сопротивление. Партизаны Бельские». Именно на основе этой книги написан сценарий фильма, снятого в Литве.

«СПАСТИ ЕВРЕЯ — ВАЖНЕЕ, ЧЕМ УБИТЬ НЕМЦА»

Отряд Бельских пополнялся исключительно за счет евреев, бежавших из гетто Лиды и Новогрудка. В отряд принимали всех — женщин, детей, стариков. Это шло вразрез с практикой советских партизанских отрядов, которые, как правило, принимали в свои ряды только боеспособных мужчин (зачастую только при условии наличия у них оружия). Возле баз партизанских отрядов существовали так называемые «семейные лагеря», где жили члены семей партизан — женщины, дети, старики. Эти лагеря сильно снижали мобильность и скрытность партизанских соединений. «Семейников» нужно было охранять, кормить, одевать, лечить. Поэтому очень часто людей, пришедших к партизанам, те отправляли назад, мотивируя это тем, что у них «боевой отряд, а не богадельня». Для евреев обычно это означало смерть, ведь возвращаться им было некуда. Обращаться за помощью к местному населению было опасно: людям, укрывавшим евреев, грозила смертная казнь.

Ситуацию усугубляли и антисемитские настроения среди советских партизан. В докладных записках руководителям подпольных обкомов отмечалось: «...Партизанские отряды им [евреям] не помогают, еврейскую молодежь принимают к себе неохотно. Были факты, когда партизаны из отряда Н.Богатырева, отняв у пришедших оружие, отправляли их назад, так как антисемитизм в партизанской среде развит довольно сильно...»

«...Некоторые партизанские отряды принимают евреев, некоторые расстреливают или только прогоняют. Итак, у Грозного евреев порядочно, довольно их и у Зотова. Зато ни Марков, ни Стрелков евреев не принимают...»

Двенадцатилетний узник минского гетто Леонид Окунь был проводником партизанского отряда им.Пархоменко. В своих воспоминаниях он рассказывал о тактике партизан в отношении узников гетто: «Мне посчастливилось вывести из гетто к партизанам примерно 50 человек. Я выводил людей в основном согласно указаниям партизан. В записке указывалось, человек какой специальности нужен партизанам, а иногда сразу называлась фамилия. Требовали вывести врачей определенной специальности, а также людей, разбирающихся в оружии, бывших солдат РККА и т.д. Один раз я ошибся. Мне сказали вывести из гетто доктора Лившица, я и привел к партизанам доктора Лившиц, женщину-гинеколога с двумя детьми, а партизанам нужен был хирург, мужчина, доктор Лившиц. На меня наорали! И если незадолго до этого случая партизаны дали согласие на то, чтобы я вывел к ним из гетто мою мать и семью сестры, то из-за этой ошибки со мной в тот день даже не стали разговаривать о моей семье. Коротко отрезали в ответ: «Потом выведешь!» Но это «потом» не наступило...»

ЛЕСНОЙ ИЕРУСАЛИМ

В отряде Бельских вооруженные бойцы составляли менее четверти от общего количества людей. Командиры других партизанских отрядов считали, что Бельские должны избавиться от непомерно разросшегося «семейного лагеря» и активизировать диверсионную и боевую деятельность. Но Тувия пригласил посетить базу своего отряда секретаря Барановичского подпольного обкома партии генерал-майора Василия Чернышева. Тот увидел хорошо оборудованные и замаскированные подземные блиндажи, в которых жили люди и располагались различные мастерские: сапожные, пошивочные, оружейные, кожевенные, а также подземный госпиталь. Генералу подарили кожаное обмундирование и сапоги, изготовленные в мастерских лагеря. Он узнал, что в лагере есть 60 коров, 30 лошадей, что люди здесь не только находятся на самообеспечении, но и помогают другим. После посещения отряда Бельских Чернышев прекратил всякие разговоры о ликвидации «семейного лагеря».

Боевое крыло отряда — свыше 100 человек под командованием Зуся Бельского — успешно участвовало в боях с немецкими войсками, подрывники отряда пускали под откос немецкие поезда, сжигали и взрывали мосты, повреждали линии связи.

В Налибокской пуще был не просто семейный отряд, это было настоящее, хоть и кочующее, селение: с хлебопекарней, со своим скотом, с мыловарней и баней, больницей и школой, здесь были кузнецы и гончары, повара и портные, были даже музыканты, игравшие по праздникам и на свадьбах. Была и синагога, где вел службы раввин Давид Брук.

В марте 1944г. обитатели семейного лагеря отряда Бельских собрали и передали в фонд обороны страны 5321 рубль, 1356 немецких марок, 45 долларов, более 250 золотых и серебряных монет, около 2кг золота и серебра ломом.

Практически никакой материальной поддержки с Большой земли Бельские не имели: за все время существования отряд получил «2 (два) автомата, 2500 патронов, 32 гранаты и 45кг толу». Бельские ничего не требовали от советского командования и держались достаточно независимо.

Основной своей задачей Тувия считал спасение как можно большего количества евреев. Организовав побег группы узников гетто из Лиды, он обратился к ним со следующими словами: «Друзья, это один из самых счастливых дней в моей жизни. Ради таких моментов я и живу: посмотрите, сколько людей сумело выбраться из гетто! ...Мы принимаем всех и никому не отказываем: ни старикам, ни детям, ни женщинам. Нас подстерегает множество опасностей, но, если нам суждено будет умереть, мы, по крайней мере, умрем как люди».

Будучи неплохим дипломатом, Тувия Бельский поддерживал хорошие отношения с местным населением и соседними партизанскими отрядами. К тому же, по воспоминаниям Окуня, «Бельского определенно боялись. У отряда были «острые зубы» и отборные ребята-головорезы, польские евреи, не отличавшиеся излишней сентиментальностью. Подрывники Бельского вообще считались асами диверсий и пользовались большим уважением и авторитетом в партизанской среде».

Тем не менее в справочнике «Партизанские формирования Белоруссии в годы ВОВ», изданном в 1983г., ничего не говорится ни о братьях Бельских, ни об их отряде. Не нашлось места даже для партизан-евреев: в справочнике они скрыты в графе «другие национальности», хотя среди этих «других национальностей» евреи составляли абсолютное большинство.

Кто позволил бы в СССР писать о героических подвигах партизан-евреев, эмигрировавших после войны в Израиль?! К тому же деятельность отряда Бельских совершенно не укладывалась в схему советского партизанского движения. Лозунг «Лучше спасти одного еврея, чем убить десять немецких солдат» радикально расходился с советскими лозунгами, призывавшими уничтожать немцев любыми способами, не считаясь с потерями. Еврейские семейные партизанские отряды и лагеря, существовавшие в Беларуси в годы войны, не имели аналогов ни в одной из стран Европы.

По материалам belgazeta.by
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@  jewukr .org
© 2001-2008 Еврейская Конфедерация Украины - www. jewukr .org
Равак официальный сайт тут.