«Еврейский Обозреватель»
ЕВРЕЙСКАЯ УКРАИНА
19/182
Октябрь 2008
5769 Тишрей

ЧЕЛОВЕК С НЕОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ

МАКСИМ СУХАНОВ

На главную страницу Распечатать

В адрес волонтеров и патронажных работников хеседа сказано немало теплых слов, они получают множество благодарных писем, им посвящают статьи и очерки. Но отношения донор-реципиент — улица с двусторонним движением. Сотрудники хеседа иногда столь впечатлены неординарностью своих подопечных, что спешат рассказать об этих удивительных людях.

Так случилось и на этот раз. Наташа приходит к Леониду уже два месяца. Небольшая квартирка на Борщаговке в Киеве — в одной комнате лежит пожилая больная мать и 39-летний сын, практически прикованный к постели прогрессирующим заболеванием мышц. Интеллектуал и эрудит, он окончил в свое время с отличием интернат восточных языков (китайское отделение). А иврит уже совсем недавно он выучил по... телефону. Благо, одна из патронажных работников дала Леониду номер знатока иврита — этого оказалось достаточно.

«В этом мужчине меня поразило стремление к независимости, — рассказывает Наталья. — Человек, который с трудом передвигается — сам готовит себе еду, ухаживает за больной матерью».

Но главное, — Леонид охотно откликается на чужую боль, не замечая своей. Двумя руками (!) поднимает телефонную трубку, чтобы ответить на звонок. К нему обращаются за любой помощью — соседка, бьющаяся с внуком над сложной задачей, пожилой волонтер, да мало ли забот у наших ближних, которые кажутся им самыми важными и неотложными. И проблемы патронажных работников его также не обходят стороной.

А еще он пишет стихи, где находят выход — нет, не сетования на судьбу, а эмоции, сдерживаемые в повседневной жизни железной волей.

Ну вот и все! Пора в дорогу.
Итак, просрочен мой билет.
Не то ли к черту, не то к   Б-гу ,
К какому приведет порогу
Мой путеводный амулет.
Я у разбитого корыта.
Пробил мой час, пришел мой срок.
Окончен бал, и карта бита,
И жизнь дырявая, как сито,
Взвела последний свой курок.
Я шел не шатко и не валко,
Старался  Б-га  не гневить,
А с чертом я вообще не знался.
И мне не больно и не жалко
Из этой жизни уходить.

Кто-то сочтет это безысходностью. Но и безысходность излечима. На самом деле лучшее лекарство для таких людей — талантливых, тонких и чутких — ощущение своей необходимости миру. Миру, в котором, согласно традиционной еврейской точке зрения, ничего не происходит случайно. К этому выводу пришла и Наталья — будучи весьма далека от иудаизма. Почему она согласилась на эту работу? Далекий, «чужой» район, более чем скромные деньги, психологически непростая атмосфера... Сегодня она знает, что все должно было произойти именно так, как произошло — она нужна именно этому человеку и именно в данный момент. А он, на самом деле, нужен очень многим в нашем циничном, «рациональном» мире. И способен на большее, чем многие из нас. Напрасно тех, кто объединен общей с Леонидом проблемой, называют людьми с ограниченными возможностями. Их возможности — интеллектуальные, творческие — бывают порой неограниченными. Было бы желание оценить...

Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2008 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Спортивные ортопеды первой и высшей категории в Самаре в частной клинике Невроцель