«Еврейский Обозреватель»
ХОЛОКОСТ
13/176
Июль 2008
5768 Тамуз

STOLPERSTEIN – КАМЕНЬ ПАМЯТИ

РАФАЭЛЬ АЙЗЕНШТАДТ

На главную страницу Распечатать

Впервые я увидел эти металлические таблички на тротуарах перед некоторыми домами Дюссельдорфа несколько лет назад. С каждым годом их становилось все больше и больше. На них выбиты имена евреев, живших в этих домах до войны, с годом рождения и датой их депортации в концлагеря.

Сначала я просто, не задумываясь, перешагивал через них, но однажды буквально споткнулся о такую табличку у дома на Worringer Str., 58, в своем квартале. На латунной табличке значилось, что в этом доме жил некто Рудольф Эмс, и скупые даты биографии, уместившиеся всего в две строчки: родился в 1874 году в Мюнстере, депортирован из Дюссельдорфа в 1941 году в концлагерь Айзенах, где погиб в 1942 году. И все... И каждый раз, проходя мимо этого дома, я не просто проходил, а спотыкался, упирался взглядом в эту табличку и дальше продолжал свой путь уже с этим именем, с этими скупыми и страшными датами. Он здесь жил, в таком же доме, в каком сейчас живу я. Он даже родился в октябре — месяце моего рождения. Каких-то 70 лет (что это для истории?) разделяют нас, и на его месте мог быть я.

Прошло время... Я узнал, что табличка эта называется Stolperstein — камень, о который спотыкаются.

И уже в этом году, оказавшись на Mihlenstrase, на дверях музея «Mahn und Gedenkstitte» я увидел рекламу выставки «Stolpersteine — поиск биографических следов». Через минуту я уже был во дворе, в подвальном помещении музея, где на стенах развешаны десятки картонных листов с текстами биографий людей, в память которых в Дюссельдорфе к этому времени было установлено уже 178 таких «камней». С фотографий на меня смотрели лица евреев, жизнь которых трагически оборвалась в годы войны. Там увидел я своего соседа Рудольфа Эмса, начал читать его биографию и не мог оторваться.

Рудольф Эмс родился 22 октября 1874 года в Мюнстере. Кроме Рудольфа, в семье было еще четверо детей — братья Герман Георг, Георг Людвиг, Фритц и сестра Лиза.

После Первой мировой войны Рудольф Эмс женился на 16-летней Гертруде Вертхайм из Берлина. 15 августа 1916 года в Дюссельдорфе у них родился первый сын. Они дали ему, как принято, было в семье Эмс, двойное имя — Вальтер Роберт. Через несколько лет, 17 сентября 1924 года, родился второй сын Герберт Мартин. Семья жила на Worringer Str. 58.

6 января 1935 года умерла жена Рудольфа Эмса — Гертруда. Теща взяла на себя заботу о детях.

21 февраля 1936 года Эмс, предчувствуя надвигающуюся катастрофу, послал обоих юношей к родственникам в Америку. Сам 62-летний Рудольф остался в Дюссельдорфе.

В связи с ухудшением здоровья 18 августа 1938 года его определили в лечебницу в Бендорфе. Когда нацисты начали транспортировку находившихся в клинике пациентов на «поезде забвения», не объясняя целей и в неизвестном направлении, его теща Паула Вертхайм сняла его с поезда и отправила в санаторий в Айзенах, основанный для душевнобольных главным раввином   д-ром  Иосифом Визеном. Когда Рудольф Эмс узнал, что акция нацистов по уничтожению больных будет проводиться и в Айзенахе, он покончил с собой.

Тогда-то и возникла идея пройти Скорбный путь — от дома к дому, ознакомиться с судьбой некоторых их бывших обитателей, воздать должное их памяти. И уже через несколько дней мы с фотографом Симоном Вилкорищусом были в музее и фотографировали материалы экспозиции. С фотографий на нас смотрели возникшие из небытия лица, и у каждого была своя биография, но всех их объединяло одно слово — ermordet — убит. А мы, составив маршрут, объединили их по месту жительства и готовили встречу с ними, как будто это могло произойти в действительности. И уже набиралось двадцать адресов, и каждый был дорог нам. В процессе работы мы познакомились с сотрудницей музея Хильдегард Якобс, облегчившей нам поиск материалов. Ее помощь была неоценима: благодаря стараниям Хильдегард, посвятившей себя изучению этой темы, в Дюссельдорфе определено более двухсот адресов депортированных евреев, составлены их биографии. Она постоянно с 2003 года работает в архивах Дюссельдорфа, сотрудничает с Музеем Холокоста в Вашингтоне и институтом Яд ва-Шем в Израиле.

Идея установки памятных табличек принадлежит художнику и скульптору из Кельна Гюнтеру Демнигу. Его усилиями с 1993 года до конца 2007 года установлено 12500 табличек в 277 городах Германии. Этот титанический труд оказался под силу одержимому человеку, определившему цель всей своей жизни — увековечить память жертв нацизма. Установка каждой таблички — это тяжелый физический труд: работа с отбойным молотком, зубилом, шпателем при цементировании таблички. И каждый раз Гюнтер буквально преклоняется, устанавливая металлические таблички на тротуарах перед домами, где жили евреи и из которых они были депортированы в концлагеря.

Первые таблички им были установлены в 12-ти городах Австрии и 12-ти городах Венгрии. Его работа расписана по дням. С 5 по 30 мая этого года он трудился в городах Зуль, Арнштадт, Иена, Веймар, Гота, Лейпциг, Мергебург, Халле, Дессау, Берлин, Брауншвейг, Минден, Гамбург, Реклингхаузен. 8 июня Гюнтер Демниг на три недели уехал во Францию. Он собирается установить первый Stolperstein в Париже.

Когда готовилась мемориальная прогулка, мы узнали от Хильдегард Якобс о прибытии в Дюссельдорф из Америки младшего сына Рудольфа Эмса — Герберта Мартина Эмса, которому исполнилось 84 года. Нет, не оборвалась ниточка, нашлась живая душа из того страшного времени. И я уже в своем воображении проигрывал логическое завершение «Дороги памяти», когда мы будем стоять рядом с «его домом». Нет, не случилось, не встретились, разошлись во времени, и это было особенно досадно. Но, главное, он жив, и не исключено, что нам еще доведется встретиться в этой жизни... Ведь до 120 у нас еще есть время.

Реализация нашего замысла заняла почти два месяца, ведь надо было разработать маршрут, перевести тексты всех биографий с немецкого языка на русский, оповестить общественность о предстоящем событии.

11 мая от вокзала Дюссельдорфа началось наше мемориальное шествие. Собралось более 60-ти человек; среди них фрау Якобс, раввин общины Дюссельдорфа Михаил Коган, председатель клуба «Neue Zeiten» Лидия Арбакова.

От дома к дому, от таблички к табличке, оживали перед нами страницы еврейской жизни Дюссельдорфа первой половины двадцатого века: вот Бернхард Катценштейн, имевший магазин по продаже тканей и гардин на Шваненмаркте, 3, вот Йозеф Коэн, владевший небольшой фабрикой по производству ремней и бывший в 1924 году председателем еврейской общины Дюссельдорфа; художник Франц Моньяу — член движения художников «Молодая Рейнская земля»; семья Фраймарк, имевшая на Кельнерштрассе мясную лавку; владелец «Дома белья Баум» на Иммерманштрассе Отто Баум; художник Юло Левин, принадлежащий к объединению «Рейнский сецессион».

Перед каждой табличкой мы замирали в минуте молчания и, уходя, оставляли цветы. И так от дома к дому... Здесь была жизнь. И отсюда она ушла.

В этот раз мы смогли обойти всего девять адресов, и у каждого дома перед нами открывались целые миры, которые теперь пребудут с нами. А сколько их еще осталось лежать под нашими ногами!.. Не будем перешагивать, будем «спотыкаться...»

Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2008 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org