«Еврейский Обозреватель»
УРОКИ ИСТОРИИ
13/56
Июль 2003
5763 Таммуз

ЧЕСТНАЯ КНИГА ШИМОНА РЕДЛИХА

МИХАИЛ ФРЕНКЕЛЬ

На главную страницу Распечатать

Давно, казалось бы, пора усвоить, - история - очень суровая учительница. Однако с разгильдяйством и беспечностью отпетого двоечника человечество не спешит усваивать ее уроки. И каждое новое поколение наступает на одни и те же "грабли" вражды и ненависти.

Впрочем, к счастью, есть люди пытающиеся прервать эту заколдованную цепь времен.

К ним, несомненно, принадлежит и израильский историк и публицист Шимон Редлих, с которым мне довелось встретиться в Киеве на презентации его книги "Вместе и порознь в Бережанах".

"Написание этой книги - дело не столько выбора, сколько необходимости...".

Так начинается авторское предисловие книги. Далее он поясняет свою мысль: "Стараясь реабилитироваться после травмы, мы часто скрываем вместе с болезненными воспоминаниями и те, которые стоило бы помнить. Некоторые из самых достойных людей в моей жизни, те, кто спасал ее, многие годы были жертвами моей попытки забыть прошлое и построить новую жизнь".

Шимону Редлиху удалось преодолеть внутреннее сопротивление и вернуться в прошлое. Чтобы честно и непредубежденно взглянуть в глаза истории. И попытаться разобраться в польско-еврейско-украинском треугольнике непростых взаимоотношений, которые были разорваны на части войной и Холокостом.

Шимон Редлих писал свою книгу на английском языке. В Америке она впервые увидела свет. Затем была издана на польском,   а  впоследствии появилась и на украинском в переводе Натальи Вельбовец (издательство "Дух і літера").

Представляя свою книгу, автор поблагодарил всех, кто принял участие в украинском издании,  а  также приехавшую в Киев из Бережан Татьяну Сологуб-Концевич - внучку Танки Концевич, украинской женщины, спасшей в годы войны вместе с поляком Каролем Кодогным жизнь маленького Шимона. Их памяти и посвящена книга.

Сам он говорит о ней так: "Я хотел написать книгу о моем детстве, но очень скоро понял, что собственных воспоминаний недостаточно. И я стал собирать память многих людей, пытаясь воссоздать как можно более полную картину жизни маленького западноукраинского местечка, в котором вместе и в то же время порознь жили поляки, украинцы и евреи".

О том, насколько это удалось автору, очень хорошо сказал известный украинский публицист Вадим Скуратовский:

"Это одна из самых трогательных книг, которые мне довелось читать в последнее время. Книга написана профессиональным историком и одновременно пронизана удивительной личной интонацией. Перед нами открывается мир, в котором встретились три мира: еврейский, украинский, польский. Это очень умная и точная книга. И трудная книга, потому что открывает вещи, о которых нам не хотелось бы думать".

Скажу сразу, я согласен со Скуратовским. Более того, по моему мнению это, пожалуй, наиболее честная и правдивая книга об истории межнациональных взаимоотношений из всех вышедших за годы независимости Украины. Почему? Прежде всего потому, что Редлих честно и правдиво рассказал о жизни во всех ее проявлениях: и о прекрасных, и о страшных. Именно это качество - быть правдивым во всем и до конца - не хватает авторам многих других повествований о непростых и, мягко говоря, неоднозначных межнациональных взаимоотношениях в Западной Украине накануне и в годы Второй мировой войны. Желание быть приятным и милым человеком для "всех" подталкивает иных исследователей на сглаживание углов и замалчивание правды.

Редлих напрочь лишен этих мотивов. Он смог преодолеть их в себе. Вот почему его книга, рассказывающая о событиях лишь в одном небольшом районе Украины, является во многом четким слепком того, что происходило в те страшные годы по всей стране.

- Для меня очень важно, - сказал мне Шимон Редлих, - чтобы книга была в первую очередь переведена на три языка: еврейский, польский, украинский, потому что она написана мной, в первую очередь, для евреев, украинцев, поляков. Я уехал из Бережан в 1945 году десятилетним мальчиком - сначала в Польшу, затем - в Израиль. И очень много лет почти не вспоминал детство и родные Бережаны. Я жил в другом мире. Лишь с началом перестройки в СССР, с налаживанием каких-то человеческих связей между Западом и Союзом я приехал сюда. Это произошло в 1991 году, через 46 лет после расставания.

Все это время Бережаны были внутренне очень далеко от меня. Но здесь сошлись два обстоятельства: возможность физического возвращения на Родину и некая внутренняя потребность воспоминаний детства (психологи говорят, что это нормально для любого человека в моем возрасте). Я стал много думать о годах войны и понял, что должен написать книгу. Сначала не знал какую, о чем именно. Первая идея - личные воспоминания свидетеля, участника событий. Но очень скоро стало очевидно, что моих личных впечатлений не хватит не то, что на книгу,  а  даже на статью.  А  еще я задавал себе вопрос: для кого я хочу написать книгу, кто будут ее читатели? Мне хотелось написать такую книгу, которую бы смогли прочитать люди разных национальностей. Поэтому я писал ее на английском - на языке международного общения.

Я торопился, понимая, что с каждым днем уходят люди, жившие в те годы. Я собирал память, к своей маленькой памяти добавлял и добавлял память других людей. Я делал это не как писатель, позволяющий себе фантазировать, интерпретировать факты. Я делал это как историк, стараясь быть как можно более точным.

В своих личных воспоминаниях я возвращаюсь в детство настолько глубоко, насколько это позволила моя память, не прибегая к ухищрениям - гипнозу или психоанализу. Я бы сказал, что это был акт возрождения того, чего уже давно нет. И одной лишь моей памяти, даже памяти многих людей для этого возрождения было недостаточно. Мне пришлось прибегнуть к исторической реконструкции того времени, быта, географии, чтобы воссоздать как можно более полную картину.

- Вам, очевидно, пришлось встретиться со многими людьми?

- Я беседовал со всеми, кто хоть как-то связан с Бережанами моего детства, с теми, кто еще живет там или давно переселился в другие места, страны.

Моей концепцией изначально было: рассматривать события не с одной, скажем, с еврейской позиции, но с разных сторон. Я хотел сбалансированности в намеченном треугольнике польско-еврейско-украинской жизни Бережан. Поэтому я обязан был встречаться и с евреями, и с поляками, и с украинцами. И я это делал.

Для меня это было важно потому, что мы, многие жители Бережан разных национальностей, чувствовали себя - нет, не единой семьей, но добрыми соседями. И я хотел передать это ощущение, нашу общность. Это очень важно.

Итак, я собирал память людей, факты большие и маленькие, складывая некую картину. Так создавалась эта книга. Может быть, главная ее особенность состоит в непредвзятом подходе и множественности отдельных человеческих воспоминаний, подкрепленных историческими фактами.

Я писал честную книгу, я писал ее не для званий, не для славы, но для себя самого. И это было не просто, часто очень больно, тягостно. Но иногда радостно - ведь мы тогда были детьми, играли, веселились, и это вспоминать было приятно.

Прочитав мою книгу, каждый увидит, что я пишу не только о трагедии евреев, но и о трагедии поляков, о трагедии украинцев. Надо только помнить, что это разные вещи. Все народы пережили свои ужасы. То, что для евреев было концом трагедии, для многих украинцев стало началом трагедии: тюрьмы и лагеря ГУЛАГа. Но еврейская трагедия особенная, она острее, поскольку уничтожался весь народ. К сожалению, это правда. Я бы хотел, чтобы это было не так. Но... Я трижды, начиная с 1991 года, был в Бережанах. Сегодняшние Бережаны - это совсем другое место, не то, что я знал мальчиком. Оно населено другими людьми. И для меня очень важно, чтобы эти люди знали, чем была их родина 50 лет назад.

- Да, трагедий случилось немало. Было также много трусости, подлости, предательства и ненависти. Но были и высокие проявления гуманизма.

У евреев есть немало еще не получивших ответа вопросов к соседям. Но и у них есть свои вопросы к евреям. Один из тех, что мне приходится часто слышать: почему митрополит Андрей Шептицкий, по чьему указанию было спасено немало евреев, до сих пор не признан Яд ваШемом Праведником мира?

- Я глубоко исследовал эту тему. Прежде всего надо понимать всю сложность фигуры Шептицкого. С одной стороны, он был украинским националистом и для него независимая Украина была главной мечтой. С другой, - он был выдающимся гуманистом.

Шептицкий активно поддерживал идею создания дивизии "СС Галичина". Не потому, что он любил СС,  а  потому, что это была украинская военная единица. По его мнению, она должна была стать силой не для уничтожения евреев,  а  для создания будущего украинского независимого государства.

Хорошо известно по документам, что Шептицкий лично спас от смерти около 150 евреев, среди них много детей. Так можно ли присвоить этому человеку звание праведника мира? Духовному лидеру украинских националистов и в то же время спасителю евреев? По моему мнению - да, это надо сделать.

Почему же это не произошло? Как-то мне довелось беседовать на эту тему с одним из руководителей Яд ваШема. Он мне ответил, что фигура Шептицкого из-за его приветственного письма по поводу вступления германских войск в Украину неоднозначно оценивается израильскими историками. И в первую очередь теми, кто не является выходцами из Восточной Европы.

Вместе с тем вопрос этот не закрыт. Вот почему будем надеяться, что всему свое время. И придет час, когда Шептицкий будет признан Яд ваШемом Праведником мира.  А  евреями Украины, насколько я знаю, он им уже признан.

- Да, это верно.  А  что бы вы хотели сказать нашим историкам - украинцам и евреям?

- Сегодня мы пытаемся повернуться лицом к истории. Не убегать от нее. Это называют историческим взрывом: издаются воспоминания, снимаются фильмы. В годы советской власти у вас были объективные причины, которые мешали писать правдиво историю. Мы на Западе делали это за вас. Сегодня у вас есть такая возможность писать честную историю. И это уже началось. Моя книга - честная книга, надеюсь, она поможет и вам посмотреть на мир с разных точек зрения.

...Нужно признать, что этот призыв Шимона Редлиха очень актуален для современной Украины. Не всем еще в ней хочется писать историю честную и уважительную к памяти погибших.

Не хотелось бы вновь вспоминать уже, возможно, набившую нашим читателям оскомину, тему строительства в Киеве еврейского мемориально-просветительского комплекса "Наследие", но... В последнее время в ряде газет появились мнения на этот счет различных украинских общественных деятелей и ученых. И что же мы читаем в иных из них?

 А  то, что евреи якобы "составляли лишь меньшинство из погибших в Бабьем Яру".  А  еще, что строительство еврейского центра "вызовет не только возмущение остальных киевлян, но и спровоцирует погромы"...

Все, что называется, приехали. Самое смешное и очень, очень грустное, что публикации эти были инициированы определенной группой в еврейском движении. Можно понять их - они против "Наследия", и это их право иметь свою точку зрения. Но средства? Если не ошибаюсь, Игнатий Лойола, сказавший, что цель оправдывает средства, был не евреем,  а  мрачным иезуитом...

Нет, не всех, и не всему учит История. И именно поэтому честная книга Шимона Редлиха представляется особенно нужной и своевременной.

Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2003 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
купить вентилятор дымоудаления в мск