«Еврейский Обозреватель»
ГЛАВНАЯ
5/168
Март 2008
5768 Адар 1

ЮБИЛЯР ЮБИЛЯРУ РОЗНЬ: ЮРИЙ ШУХЕВИЧ ПРОТИВ СИМОНА ВИЗЕНТАЛЯ

ГРИГОРИЙ ШЕХТМАН

На главную страницу Распечатать

В этом году наверняка не пройдут незамеченными два юбилея. В марте исполняется 75 лет Юрию Шухевичу, Герою Украины, сыну Романа Шухевича, командира УПА, также Героя Украины, посмертно награжденного в 2007 году этим званием в связи со 100-летием со дня рождения. Второй юбилей — 100-летие со дня рождения «охотника за нацистами» Симона Визенталя (родился в декабре 1908 года). Они оба — уроженцы Львовской области, входившей когда-то в состав Австро-Венгрии, затем — в Львовское воеводство Польши.

Оба юбиляра — Симон Визенталь и Юрий Шухевич — в жизни практически не пересекались. Однако в одном из недавних интервью газете «2000» Юрий Шухевич назвал Визенталя «агентом гестапо».

Будущий борец с нацизмом Симон Визенталь стал невольным свидетелем массового убийства евреев во Львове в первые же дни войны. О том, что творили в городе в это время украинские пособники нацистов, другой очевидец, бывший солдат вермахта и германский исследователь Вальтер Брокдорф вспоминает в своей книге «Тайные команды Второй мировой войны» (Мюнхен, 1967): «Они взяли в зубы длинные кинжалы, засучили рукава мундиров, держа оружие на изготовку. Их вид был омерзителен, когда они бросились в город... Словно бесноватые, громко гикая, с пеной на губах и вытаращенными глазами неслись они по улицам Львова. Всякий, кто попадался в их руки, был жестоко казнен».

Когда происходили события, в центре которых находился руководитель батальона «Нахтигаль» Шухевич-отец, Шухевичу-сыну было 8 лет. Что же ему запомнилось из военных времен? В упомянутом интервью после его слов о том, что «Визенталь был агентом гестапо», журналистка спросила: «А это доказано?» И вот его ответ: «Знаете ли, жиды очень интересно к этой теме относятся. Я говорю о войне, гетто, истреблении, как вы говорите, «евреев». Просто я собственными глазами видел, как их же полиция собирала жидов... У них были специальные подразделения, которые охраняли гетто, гнали своих же на работу и с работы. Они имели «юденрат». Это такой жидовский совет в каждом гетто. Они выполняли разнарядку на расстрел. Сами отбирали по категориям, кого расстреливать, — старых, инвалидов. Потому как тех, которые работали, расстреливали потом. А еще «юденраты» собирали контрибуцию. Вот так оно происходило... А саму жидовскую полицию немцы расстреляли в последнюю очередь. Вот так: сотрудничают до поры до времени. А смысл у этих «юденратов» был такой: на полгода дольше будут жить. Это их философия. Видно, по другому и не могли. В этом народе существует совсем другая мораль. Вот смотрите: в Евангелии написано, что нет большей заслуги, чем когда ты жизнь отдашь за другого. Так? К примеру, остановился ты где-то с товарищами, погибаете от жажды. Вдруг появляется склянка воды. Что ты должен сделать? Поделиться. А жидам сказано: «Ты не должен делиться. Должен выпить сам, так как тебе дарована жизнь, и ты должен сделать все, чтобы ее сберечь». Почему я говорю о склянке воды? Чтобы вы поняли: их философия — «можешь не считаться ни с кем, только себя спасать».

Можно ли из этого сбивчивого ответа сделать вывод о том, что С.Визенталь — агент гестапо? Да и какое отношение он вообще имел к еврейской полиции и юденратам? Шухевич просто неуклюже ушел от ответа на поставленный вопрос. Что же касается еврейской полиции, юденратов и других атрибутов дьявольской машины уничтожения, созданной нацистами, то сами евреи, не дожидаясь откровений и свидетельств этого «героя», давно на эту тему и говорят, и пишут. Об этой болезненной для евреев теме шла речь в моей статье «В паутине свастики: евреи-коллаборационисты» (газета «АМИ — Народ мой», № 16, 2007). Есть, однако, существенная разница: евреи, в отличие от оуновцев, не гордятся мерзавцами и не выдвигают их в герои. Им есть кем гордиться. К примеру, в сражениях за Украину звание Героя Советского Союза получили 46 евреев, 15 из них — посмертно.

В приведенном ответе Шухевича обращает на себя внимание употребляемое им по отношению к евреям ругательное слово «жид». Много лет просидел в советских тюрьмах и лагерях Ю.Шухевич, но не избавился от хамской привычки называть так евреев. На просьбу не употреблять слово «жид», он ответил: «Жид» — это слово украинское... Я не знаю, почему это нам нужно русское употреблять?». На подобные откровения «героя» вскоре откликнулась «Литературная газета» (№ 2 (6154) статьей под названием «Языковые полиции» с характерным подзаголовком: «В борьбе со всем русским нынешние украинские правители неутомимы и неумолимы». К слову, от «героя» в этом интервью досталось и нынешнему украинскому премьеру Юлии Тимошенко, которую он обозвал «жидовкой».

Шухевич-отец, как свидетельствует ряд публикаций, издал приказ, в котором предписывалось беспощадно относиться к полякам, цыганам и «жидам». Шухевич-сын, хорошо изучивший наследие отца, наверняка чувствовал бы себя предателем, если бы перестал евреев называть «жидами». По поводу того, чтобы их уничтожать за их якобы другую философию, он пока помалкивает. В этом контексте такое молчание звучит, как знак согласия с позицией его отца. Или нет?..

Шухевич-сын был предан своему отцу и хотел уже вступить в оуновское подполье. Отец догадался об этом, и когда сын подтвердил ему это свое намерение, сказал: «А ты знаешь, что, в конце концов, наше подполье будет уничтожено? Ты должен это осознать. Когда такие, как ты, пойдут в подполье, кто через десять-пятнадцать лет снова будет поднимать народ? Ты должен до этого момента учиться!» Эти свои воспоминания Шухевич-сын завершает таким признанием: «Это прозвучало для меня как приказ» («Зеркало недели», № 40 (669), 2007). Приказ отца он выполняет, как это последовательно делают дети и внуки других оуновцев, итогом чего стала все явственней обозначившаяся героизация ультранационалистов в Украине. Это не значит, что нравится она здесь многим. К примеру, знаменитый украинский диссидент генерал Петр Григоренко говорил о том, что он не хотел бы жить в украинском государстве, в котором бы правили ультранационалисты. А многие ли хотели бы?..

Теперь насчет того, кто же на самом деле был агентом гестапо в окружении Шухевичей. В книге Леонида Поддубного «Судьба на крови. Свидетельства. Документы. Факты» освещается этот вопрос. Руководитель службы безопасности ОУН Мыкола Лебедь агентом гестапо в ней называется неоднократно. Вот еще некоторые факты из нее: «К началу Великой Отечественной войны многие лидеры ОУН стали сотрудничать с немецкой военной разведкой или гестапо.

...Примерно в этот период давнее сотрудничество Романа Шухевича с абвером получило свое логическое продолжение. Начальником гестапо в Кракове Гаймом он привлекается к сотрудничеству с этой охранкой. По заданию Гайма он, как военный референт, ответственный в ЦП ОУН за связь с «краем», собирает через оуновскую подпольную сеть в Западной Украине разведывательную информацию о положении в этом регионе. На Волыни эти задания выполнял референт областного провода ОУН Закуштуй Ананий («Василь»).

...Одновременно с этим в Закопане (Польша) создается школа гестапо, куда гитлеровцы, по согласованию с Бандерой, отбирают 120 «лучших из лучших» боевиков во главе с Мыколой Лебедем и ускоренным порядком обучают их ремеслу палачей, натаскивая на допросах арестованных евреев и участников польского сопротивления».

Посмотрим, какой моралью руководствовались оуновцы. Вот выдержка из инструкций для бойцов спецподразделений УПА, составленная в 1944 году (из статьи Олеся Бузины «Ветераны УПА пилили пленных, как бревна» в журнале «Современник»): «В агентурной работе нет морали ни религиозной, ни в поведении. Здесь есть одна цель — добиться успехов в конечном интересе, которую диктует борьба и успех.... Ради успехов приходится жертвовать своей честью, применять такие приемы, как шантаж, обман, предательство, воровство, вранье и др. Для доброго дела и подлейший поступок является моральным, и он все оправдывает».

Так почему же Шухевич так обозлился на Симона Визенталя, не остановившись перед топорной ложью? Дело в том, что историки Центра Симона Визенталя и израильского мемориального комплекса Яд ва-Шем резко отреагировали на героизацию его отца. В архивах Центра хранятся документы, полученные из немецких и советских источников, которые указывают на причастность батальона «Нахтигаль», руководимого Романом Шухевичем, к карательным акциям во Львове. Более того, сотрудник комплекса Яд ва-Шем» Иосиф Лапид заявил о готовности передать украинской стороне соответствующее досье. В то же время в одном из своих интервью И.Лапид сетовал, что до сих пор украинская сторона с такой просьбой не обращалась. Намек журналистки во время интервью на Центр Симона Визенталя и вызвал столь бурную реакцию Шухевича-сына.

Очередные неприятные вопросы, заданные Юрию Шухевичу журналисткой, касались пребывания вояк «Нахтигаля» в Беларуси. Там они, как известно, действовали против советских партизан, а затем составили костяк формирований УПА. Тогда из 330 вояк «Нахтигаля» 15 человек отказались подписывать контракт на службу с немцами. На вопрос о том, почему их пример не остановил Шухевича, его сын ответил так: «Думаю, он считал, что должен сохранить силу в 300 человек». Он, конечно же, не смог объяснить, как рейд «Нахтигаля» в Беларусь стыкуется с утверждением праворадикальных историков о том, что «повстанцы» боролись исключительно за независимость Украины». И на вопрос: «Зачем надо было ехать в Беларусь?» ответ был дан весьма банальный: «Потому что контракт». Ох, уж эта исполнительность! К слову, Адольф Эйхман так же был очень исполнительным и пунктуальным, отправляя четко по расписанию поезда смерти, и на допросах в Израиле делал вид, что не понимает, в чем же его вина. Я, читая эту часть интервью Шухевича, вспомнил своих соседей по коммуналке, с которыми мне пришлось несколько лет прожить в Киеве. Один из них во время войны был партизаном, другой — полицаем. Бывший полицай, молчаливый пожилой человек с шаркающей походкой, запомнился мне обиженным выражением лица. Он упрямо считал, что свою «десятку» он отсидел несправедливо. «Посадил меня Сталин, а выпустил Хрущев», — это был единственный вывод, с которым он вышел на свободу. Как-то партизан зацепил его вопросом о том, что он делал, будучи полицаем. «Делал то, что приказывали», — нехотя огрызнулся он. Та же узнаваемая обидчивость и озлобленность сквозит и в высказываниях Юрия Шухевича, продолжающего героизировать своего отца.

Еще одно высказывание Шухевича — о том, что «гетто было изобретено не Гитлером, а самими жидами», так же не прошло незамеченным. Директор отдела международных отношений Центра Симона Визенталя Шимон Самуэлс расценил это как «антисемитские разглагольствования», показавшие его «истинную сущность» («Русская рулетка», 2007). Обращаясь в Совет Европы с предложением призвать украинского Президента отменить свой Указ, касающийся присвоения Шухевичу звания Героя Украины, он высказал такую мысль: «Если бы звание Героя Украины не стало таким испорченным, то было бы более приемлемым наградить им самого Визенталя за привлечение к суду военных преступников, совершавших преступления на украинской земле».

Ради объективности следует отметить, что звание Героя Украины в позапрошлом году по ходатайству Еврейского Совета Украины было присвоено легендарной киевской подпольщице Татьяне Маркус, замученной в гестаповских застенках и не выдавшей никого из подпольщиков, и офицеру Советской Армии Анатолию Шапиро, первым открывшему ворота Освенцима. Но о подлинном героизме этих людей в отличие от деятельности Шухевичей, почти не упоминалось в украинской прессе.

Высшая награда Украины Юрию Шухевичу была присвоена «за гражданскую мудрость, многолетнюю общественно-политическую и правозащитную деятельность во имя развития независимости Украины».

Но что интересно, Шухевич в полной мере «отблагодарил» наградившего его Президента в одном из своих интервью (РИА «Новый регион», 2007), когда заявил следующее: «Благодаря кому, кроме как Роману Шухевичу и ему подобным, сегодня президент этой страны является президентом этой страны, а премьер-министр — премьер-министром этой страны? Он был бы в лучшем случае приказчиком Москвы, если бы не Роман Шухевич. И даже бы этого не было. Они заняли эти посты, они руководят этим государством, они именно ему должны быть благодарны. Даже за то, что они имеют возможность воровать».

Теперь о других заслугах Юрия Шухевича. 6 лет назад в одном из интервью он вполне скромно заявлял: «Ничего выдающегося я не сделал», а также подчеркивал, что «Юлия Тимошенко — последний шанс Украины» (www.tymoshenko.com.ua/rus/news/regions/247) За годы последующей активной «общественно-политической деятельности» он сменил свои симпатии, назвав этот «последний шанс Украины» «жидовкой», а еще ранее объявил: «Я уже Юле не доверяю».

Еще несколько слов о Симоне Визентале. Он выжил, пройдя несколько гитлеровских лагерей смерти, прожил большую жизнь и умер в возрасте 96 лет, с полным правом считая, что свою миссию на земле выполнил. Уходя на покой за год до смерти, он в одном из интервью сказал: «Мое дело сделано. Я нашел тех виновных в массовых убийствах, которых искал. Я пережил их всех... А те, кто остался, сейчас слишком стары и больны для того, чтобы предстать перед судом». На личном опыте С.Визенталь пришел к отрицанию идеи коллективной вины. Охотясь за нацистскими преступниками, он всегда стремился быть предельно осторожным, выдвигая обвинения так, чтобы не осудить никого напрасно. В своих интервью он с огорчением говорил о том, как разоблаченные им преступники на судебных процессах лгали, изворачивались, но не каялись. Проблемы вины и покаяния постоянно терзали душу этого совестливого человека, искавшего не мести, а справедливости. Он в полной мере ощутил благодарность современников, был награжден Золотой медалью Конгресса США, президентской медалью Свободы и французским орденом Почетного легиона. В своей непростой деятельности не удалось ему избежать и ошибок, и заблуждений. Многие пытались опорочить его еще при жизни, подобно тому, как это после его смерти делает Юрий Шухевич. Однако все это, по большому счету, — поиски пятен на солнце...

Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2008 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
http://mirstandart.ru/ трикотажные перчатки с нитриловым.