«Еврейский Обозреватель»
ЛИЦА
21/160
Ноябрь 2007
5768 Хешван

ЧЕЛОВЕК БОЛЬШОЙ ДУШИ, ТАЛАНТА И ТРУДОЛЮБИЯ

КЛАВДИЯ КОЛЕСНИКОВА

На главную страницу Распечатать

2007 год отмечен несколькими крупными датами в области ракетостроения и космонавтики: 50-летием запуска первого искусственного спутника Земли, 150-летием К.Э.Циолковского, 100-летием С.П.Королева и М.Ю.Цирульникова. Если имена первых двух ученых знают все, то кто такой Михаил Цирульников, известно немногим. Мне хочется открыть завесу неизвестности над жизнью этого неординарного человека, нашего земляка, имя которого в силу того, что он работал в оборонной промышленности, было многие годы засекречено.

Судьба этого талантливого человека по-своему трагична. По крови он принадлежал к народу, который едва не был уничтожен войной, а по воле судьбы почти всю жизнь создавал оружие для уничтожения людей. Ученый, крупный организатор производства, за свою жизнь он создал четыре конструкторских бюро в области оборонной промышленности, создавал и способствовал становлению трех кафедр на машиностроительном факультете в Пермском политехническом институте. Знающий человек сразу поймет, какой огромной целеустремленностью, силой воли надо обладать, чтобы в твоей биографии было записано — создал, способствовал и т.д.

ИСТОКИ

Итак, конструктор артиллерийских систем, один из организаторов ракетного двигателестроения, кандидат технических наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР Михаил Юрьевич Цирульников родился 2 октября 1907 года в городе Корсуне Киевской губернии. Его отец Юдко Аншелевич родился в 1864 году и долгие годы был прихожанином Корсунской религиозной общины «Клойз Болоховского». В семье было пятеро детей: две старшие дочери уехали в Америку в 1915 году, младшая дочь Фаня-Фейга родилась в 1900 году, а в 1907-ом появились братья-близнецы Мойше (Михаил) и Исрул-Дувид (Давид). В сентябре 1918 года мальчики, рано лишившиеся матери, поступили в первый класс Корсунского начального училища.

Михаил рано познал вкус трудового хлеба. В 15-летнем возрасте он вместе с братом пошел работать чернорабочим в корзиночную мастерскую. В 1924 году они уезжают в Харьков, где Михаил после учебы в профшколе четыре года работал токарем в трамвайных мастерских. Получив рабочую закалку, М.Ю.Цирульников поступает в 1928 году в Харьковский технологический институт, откуда после третьего курса по мобилизации был переведен в Ленинград в Военно-техническую академию Красной Армии, которую окончил в 1932 году. После окончания академии он был оставлен адъюнктом по кафедре проектирования материальной части артиллерии. Молодой адъюнкт читает лекции, выпускает две книги, рождаются смелые идеи. Настойчивая потребность реализовать их приводит М.Цирульникова в конструкторское бюро. В 1936 году его направляют военным представителем Главного артиллерийского управления Красной армии на завод № 8 в Подмосковье. В течение года группа инженеров под его руководством создает 25-миллиметровую автоматическую противотанковую пушку. В 1937 году конструктор М.Цирульников демонстрирует ее военным во главе с маршалом К.Ворошиловым.

ИСПЫТАНИЯ

Уйдя с головой в работу, он не замечает, как надвигается беда. К этому времени уже набирал обороты маховик сталинских репрессий. В 1937 году посадили его брата Давида. В июле 1938 года как брат «врага народа» арестован и Михаил — Особое совещание определило ему 8 лет исправительно-трудовых лагерей. М.Цирульников попадает в Пермь, в Особое техническое бюро при НКВД (ОКБ-172), которое базировалось прямо на территории Мотовилихинского пушечного завода, в одну из знаменитых сталинских «шарашек». Это была настоящая тюрьма, только ее узники получили возможность продолжать свою научно-техническую и исследовательскую деятельность.

Ему было приказано организовать КБ и продолжать работу над созданием нового образца пушки.

— Отдавались мы работе в этом КБ, как ни странно это покажется, с воодушевлением, с огромной самоотдачей, — вспоминал Михаил Юрьевич. — Работали по десять часов. Питание было очень хорошее, внешние условия для творчества, в принципе, нормальные. Если бы не охрана, не казарменный режим — КБ как КБ.

М.Цирульников жил в одной комнате с А.Туполевым. Одинаково трагично складывалась у них судьба, но, по словам Михаила Юрьевича, они никогда не говорили о происшедшем с ними. Днем каждый был погружен в конструкторские заботы, а по ночам уходил в себя, в раздумья о том, что же, в конце концов, является подлинной причиной несчастий сотен и тысяч нужнейших делу индустриализации специалистов? Каждый считал, что раскрываться даже перед близким человеком небезопасно. Настороженные, недоверчивые, они как бы разобщались, становились слабее, как всякий одинокий, замкнутый человек. «Честно сказать, — размышлял Цирульников, — не знали мы тогда об истинных масштабах трагедии. Разве что догадывались — ведь вместе со мной сидели авиаконструктор А.Архангельский, академики и профессора (позже узнал, что в здешнем КБ Туполева работал и С.Королев), лишь незадолго до моего заключения уехал из лагеря В.Петляков — его самолетом-пикировщиком ПВ-2 гордилась вся страна. Многие из них потом были полностью реабилитированы».

В 1956 году он был официально реабилитирован.

Как ни старались конструкторы работать плодотворно в условиях лагеря, во всем чувствовалась нехватка технической базы. И в середине 40-го года КБ «переводят» на один из оборонных заводов в Ленинград. Здесь, на территории Кировского завода, М.Цирульников воплощал свой проект мощной 100-миллиметровой зенитной установки, состоящей из спаренных пушек, в действующий образец.

Но началась война, требовалось в кратчайшие сроки создать мощное противотанковое орудие и вооружить им войска. Именно такая цель была поставлена перед КБ М.Цирульникова. Но сначала его еще раз перебрасывают — снова в Пермь, на Мотовилихинский завод. Конструкторам-оружейникам отвели на заводской территории неказистый двухэтажный домик, где им предстояло и жить, и работать. Здесь же был уточнен и небывало сжатый срок разработки нового оружия — один месяц! Работа в КБ шла буквально круглосуточно. Одновременно строились под выпуск будущей пушки цеха и участки, разрабатывались технология, оснастка. Конструкторы КБ во всем ощущали деятельную поддержку руководства завода.

Несмотря на фантастический по мирным меркам срок, отведенный на конструирование противотанкового орудия, КБ в феврале-марте 1942 года выполнило задание Государственного комитета обороны. На заводе были изготовлены первые сто 45-миллиметровых пушек М-42, которые фронтовики окрестили ласковым именем «Аннушка». Она стала одним из лучших противотанковых орудий войны.

Второй крупной работой КБ завода было создание под руководством М.Цирульникова 76-миллиметровой полковой пушки образца 1943 года. Это орудие, предназначенное для поддержки подразделений стрелковых и кавалерийских полков и для борьбы с мотомеханизированными боевыми средствами противника, должно было заменить 76-миллиметровую пушку образца 1927 года.

Первый период войны вскрыл и недостаток орудия образца 1927 года, заключавшийся в малой эффективности его стрельбы по движущимся целям. Завод, получив от наркомата задание на создание полковой пушки, решил эту задачу путем наложения ствола 76-миллиметрового орудия на лафет 45-мм противотанковой пушки М-42. Такое решение позволило увеличить угол горизонтального обстрела до 60° и снизить массу до 600 кг. Так родилась 76-миллиметровая пушка образца 1943 года. Фронтовой счет завода в Мотовилихе — 48600 орудий. Опытные образцы пушки под заводским обозначением ОБ-25 поступили на войсковые испытания в июле 1943 года, а в сентябре «полковушка» была принята на вооружение. В 1943 году она во многом определила исход сражения на Курской дуге и прослужила верой и правдой до конца войны, останавливая немецкие танки. Ведь М.Цирульникову удалось создать, по существу, совершенно новый образец с небывало действенными характеристиками — во-первых, легкую, что в условиях маневренного боя особенно ценится; во-вторых, особо «меткую» и скорострельную. Выполнение руководителем КБ сверхнапряженного задания было отмечено специальным Указом Президиума Верховного Совета СССР — 19 июня 1943 года он был досрочно освобожден со снятием судимости. Только теперь, наконец, он смог перешагнуть проходную завода, пройти по улицам Перми, привезти сюда семью. Но в Перми он оставался недолго: его КБ перебросили в Ленинград, увы, в знаменитые «Кресты». Соратники по испытаниям уговорили Михаила Юрьевича ехать с ними и по-прежнему возглавлять бюро. И он поехал, не захотел расставаться со своим детищем.

«ОСОБО СЕКРЕТНЫЙ ФИЗИК»

В Пермь вернулся уже после окончания войны, да так и остался там до конца жизни. М.Цирульникова так засекретили, что потом он, вспоминая те времена, говорил шутя, что он сам не знал, что конструировал. Тем не менее в 1946 году ему была присуждена Государственная премия СССР, он был награжден орденами Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды и многими медалями.

В 1955 году Цирульников возглавил новое КБ машиностроения (СКБ-172, теперь Научно-производственное объединение «Искра»). Так начиналась большая ракетно-космическая эпоха, к которой профессор М.Цирульников имел самое непосредственное отношение. Именно это возвело его в ранг «особо секретных физиков», которые прятали даже от родных свои многочисленные награды и звания. Предприятие работало над созданием первых советских двигателей на твердом топливе для космических ракет. Имя М.Цирульникова впервые прозвучало с высокой трибуны только в конце 1980-х годов: в одном из докладов, посвященных Дню Победы, он был назван в числе других выдающихся конструкторов страны.

С.Королев предлагал М.Цирульникову создать на базе Пермского завода филиал его ОКБ-1. Но Михаил Юрьевич, всегда ценивший самостоятельность, это предложение отклонил.

Коллеги и ученики Михаила Юрьевича вспоминают о нем как о талантливом ученом и руководителе. При общении он был прост, не позволял себе повысить голос, выдать чем-то раздражение.

Бывший узник ГУЛАГа, лауреат Государственной премии, награжденный почти всеми главными орденами и медалями страны, он создал в СКБ-172 сплоченный коллектив талантливых конструкторов: первая гвардия пермских ракетчиков вышла из стен Ленинградского военно-механического института, позднее коллектив пополнился специалистами Казанского авиационного института и МВТУ имени Баумана. Михаил Юрьевич был конструктором от   Б-га , чрезвычайно увлекающимся человеком, каждый день у него рождались новые идеи. Но время требовало конкретных результатов...

После ухода в 1968 году с должности Главного конструктора КБ машиностроения М.Цирульников возглавил кафедру импульсных тепловых машин в Пермском политехническом институте, в котором работал до конца жизни. При институте он организовал отдельное КБ «Темп», готовившее специалистов для артиллерийской, ракетной отрасли. В те годы М.Цирульников и инженеры КБ «Темп» занимались разработками оборудования для нефтяников и газовиков. Конструктор-артиллерист, он выдвигает необычайно интересную, перспективную идею: заставить пушку «забивать» в грунт сваи или анкеры.

Он никогда не прекращал работу по подготовке научных кадров. Под руководством профессора М.Цирульникова защищено более десяти кандидатских диссертаций.

Неуемная жажда деятельности не покидала этого неординарного и вместе с тем скромного человека до конца его дней. Перенеся инфаркт и инсульт, он продолжал одержимо трудиться: ездил в командировки; на работу добирался рейсовым автобусом, стесняясь пользоваться служебной машиной, считая вознаграждением за труд то огромное творческое удовлетворение, которое наполняло его жизнь высоким смыслом.

Умер Михаил Цирульников 6 декабря 1990 года на 84-м году жизни. Он всегда помнил, сыном какого народа является. И даже за неделю до смерти его волновала судьба его соплеменников, и он с беспокойством говорил о нашумевшей в 1990 году истории с поставкой Германией Ираку специальных труб большого диаметра. Ученый рассчитал, что при наличии таких труб ракеты Ирака смогут поразить любую точку Израиля.

О нашем выдающемся земляке помнят в Перми: ежегодно лучшим студентам аэрокосмического факультета Пермского государственного технического университета присуждаются именные стипендии М.Цирульникова, в НПО «Искра» проводятся научно-технические конференции и конкурс его имени.

А мы, его земляки, почтили память этого человека большой души, таланта и трудолюбия экспонатами в Корсунь-Шевченковском региональном музее еврейской истории, заседанием клуба «Золотая цепь» и статьей в газете, за материалы к которой я сердечно благодарна президенту нашей ассоциации Петру Рашковскому, его уже покойному другу-черкасчанину Петру Трегубу, а также дочери М.Цирульникова Анне и племяннику Самуилу Турину из Израиля.

Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2007 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Нормально башенный кран либхер купить в рассрочку