«Еврейский Обозреватель»
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
3/142
Февраль 2007
5767 Шват

ЛЕВ КАМЕНЕВ - ФИГУРА ИЗ ПРОШЛОГО

ЮРИЙ БЕЗЕЛЯНСКИЙ

На главную страницу Распечатать

В первое большевистское Политбюро (1919 г.) вошли Лев Каменев, Николай Крестинский, Владимир Ленин, Иосиф Сталин и Лев Троцкий — пятерка лидеров новой России. Но политика — игра на выбывание. Сначала умер Ленин, в 1936-м расстреляли Льва Каменева, в 1938-м — Николая Крестинского, в 1940-м погиб Лев Троцкий. Из всей пятерки долгожителем оказался Сталин — такой вот политический триллер.

Наш рассказ о Каменеве.

Лев Борисович Каменев (настоящая фамилия Розенфельд) родился 6 (18) июля 1883 года в еврейской семье. Отец поначалу был машинистом Московско-Курской дороги. Обожал Льва Толстого и назвал своего первенца в честь великого писателя. Маленький Лева учился в Виленской гимназии, а потом, когда семья переехала в Тифлис, — в Тифлисской. Учиться было неинтересно, время было будоражащее воображение. Юноша Розенфельд проникся революционными идеями: все взорвать и построить новую, счастливую жизнь, разумеется, без всякой черты оседлости.

Жизненный путь был определен: революционная борьба как избавление от «невыносимого давления гнусного торжества зла». Учебу в Московском университете побоку, взамен — другие университеты: Бутырская тюрьма и Таганская. Осенью 1902 года уже как Каменев Лев Розенфельд появляется в Париже, знакомится с Лениным и становится боевым пропагандистом партии. Редактирует центральную большевистскую газету «Пролетарий», участвует во всех партийных совещаниях и конференциях, разрабатывает вопросы русского революционного движения эпохи Герцена-Чернышевского.

К февралю 1917-го Лев Каменев — один из главных редакторов «Правды». В октябре он вместе с Григорием Зиновьевым сомневается в целесообразности вооруженного восстания. Как гласит «Краткий курс ВКП(б)», Каменев выступал против Октябрьской революции. Многие партийные ортодоксы требовали расправы, но Ленин простил обоих, заявив, что «присутствие тов. Каменева очень важно, так как дискуссии, которые веду с ним, очень ценны». Ленин ценил умных людей.

После победы Октября Лев Каменев — на высших руководящих постах. Он даже руководил Моссоветом, постоянно находился в непосредственной близости к Ильичу. Во время своей болезни Ленин передал Каменеву личный архив, из которого позднее вырос Институт Владимира Ильича, а Лев Каменев стал его первым директором. Больше других соратников Ленин доверял именно Каменеву. Не случайно в июле 1917-го он написал Льву Каменеву: «Если меня укокошат, я Вас прошу издать мою тетрадку «Марксизм о государстве».

Ленин мучительно ушел из жизни, а укокошили именно Каменева вместе с другими ленинскими соратниками. Здесь надо вспомнить, какая яростная борьба шла за место вождя, место партийного лидера и главы России. В своем завещании Ленин среди прочих наследников назвал и Каменева, но Лев Борисович не хотел, да и не мог нести бремя власти в силу своего мягкого характера и отсутствия «железной» воли. И Ленин сделал ставку на Кобу, на более «железного» Сталина. Вспомним, вначале Коба ходил в учениках Каменева, и тот не сомневался, что так будет всегда, ибо Лев Каменев (теоретик, эрудит, знаток литературы) был одним из признанных вождей партии, к тому же обладал солидным опытом руководящей работы. И Каменеву казалось, что и дальше он будет сохранять свои политические позиции и диктовать свою волю Иосифу Сталину.

Исходя из этих соображений, Лев Каменев предложил назначить на пост Генерального секретаря партии Иосифа Сталина. И просчитался — Коба не стал марионеткой в руках Каменева. Напротив, он ловко использовал Льва Каменева в своих целях, сначала в борьбе с Львом Троцким, затем — с Николаем Бухариным, ну а после расправился с Каменевым и Зиновьевым, последними фаворитами Ленина.

Участник событий тех лет Максим Якубович вспоминал: «Каменев не был честолюбив и не был властолюбив. В этом смысле он составлял полную противоположность Сталину. Отсутствие честолюбия переходило у него в некоторую пассивность и излишнюю уступчивость...» Отсюда постоянное лавирование и маневрирование, частые компромиссы. И когда пришло время открытого противостояния диктатору Сталину, Лев Каменев оказался не готовым к борьбе. Как отмечает известный американский политолог Стивен Коэн: «Его слабость как политического руководителя оппозиции очевидна: гамлетовская нерешительность и колебания в сочетании со сменяющими друг друга приступами отчаяния и поддельного оптимизма...»

В период с 1928 по 1932 год Льва Каменева дважды исключали из партии и потом восстанавливали. Окончательно расправиться с ним «друг» Коба не спешил, он дал ему еще «порезвиться» на воле. Лев Каменев получил должность директора издательства «Academia».

В 1934-м — директор Института мировой литературы и искусства и директор Пушкинского дома. Распрощавшись с политикой, он с удовольствием окунулся в мир культуры. Принимал участие в издании собраний сочинений Пушкина, Гете, Льва Толстого, писал биографические очерки, вступительные статьи и комментарии к произведениям Герцена, Чернышевского, Некрасова, Тургенева и Макиавелли. Кстати, вслед за Макиавелли Лев Каменев мог повторить: «Я свободен от всяких авторитетов». Увы. Свобода висела на волоске...

Последовала ссылка в Минусинск, а после убийства Кирова над Львом Каменевым и Григорием Зиновьевым сгустились тучи. 19 августа 1936 г. начался судебный процесс. Сталин обещал жизнь в обмен на признания. Они и признавались, и каялись в том, в чем не были виноваты. И быстренько — через 6 дней — их расстреляли как главных врагов народа. По дороге к месту расстрела Лев Каменев подбадривал плачущего, заискивающего перед палачами Григория Зиновьева: «Перестаньте, Григорий, умрем достойно!» Когда же пришло его последнее мгновение, Каменев не просил ни о чем и принял смерть молча.

Потом пришла очередь Николая Бухарина, Льва Троцкого и других соратников Ленина. И Сталин, освободившись от них, стал править единолично. Скромнейший Коба стал тираном и диктатором.

Что касается уничтоженных соперников, в том числе и Льва Каменева, то их не просто убили, но и вытравили память о них, зачеркнув их имена в истории, заретушировав лица на фотографиях. И их не стало. Но и этого оказалось мало. Вырезали под корень родственников: погибли и первая жена Льва Каменева Ольга Бронштейн (сестра Льва Троцкого), и вторая — Татьяна Глебова. Поставили к стенке старшего сына Каменева — 33-летнего авиационного инженера Александра.

В 1938-м расправились с младшим сыном, 16-летним школьником Юрием — все та же «высшая мера». Убили младшего брата Каменева — художника Николая Розенфельда. По полной программе досталось и внуку Каменева Виталику, — внук за деда не отвечает?! Короче, Коба сполна отыгрался за то, что когда-то в молодые годы брал советы у «умного еврея» Каменева.

«Не идите в политику, если кожа у вас чуть тоньше, чем у носорога», — советовал Франклин Делано Рузвельт.

Иосиф Сталин был великим носорогом. Лев Каменев был тонкокожим и погиб под ногами этого гранд-носорога. В Каменеве было излишне много культуры, интеллигентности и, как мы любим сегодня говорить, толерантности. Он любил лавировать, искать компромиссы, договариваться, словом, мешался под ногами.

Камень рассыпался. Сталь оказалась крепче.

«Алеф»
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@  jewukr .org
© 2001-2007 Еврейская Конфедерация Украины - www. jewukr .org
Описание фк торпедо здесь.