«Еврейский Обозреватель»
ГЛАВНАЯ
3/142
Февраль 2007
5767 Шват

НАОМИ БЕН - АМИ: «ЖЕЛАЮ УКРАИНЕ МИРА И ДОБРА»

На главную страницу Распечатать

Все проходит, как верно заметил древний мудрец. Один за другим прошли и дни пребывания Наоми Бен-Ами в Украине в качестве посла Государства Израиль. Пришло время подвести итоги.

— Госпожа Бен-Ами, — начинаю я беседу, — с каким чувством Вы покидаете Украину?

— С хорошим чувством. Ведь из того, что было задумано, немало удалось сделать. Но такой я уж человек, что всегда одолевают сомнения: что-то я не успела осуществить.

— Однако нельзя же объять необъятное.

— Это так. Но стремиться к тому, чтобы сделать побольше все же надо. Жаль вот только, не все зависело от нас.

— Что Вы имеете в виду?

— Политической реальностью и для Израиля, и для Украины в последние годы стала частая смена правительств.   А  это всегда не лучший фактор для дипломатов. Мы не люди политических деклараций, наш удел конкретная работа.  А  она очень зависит от того, насколько часто меняются деловые партнеры. Но в целом, повторю, я удовлетворена годами, проведенными в Украине.

 А  как, по-вашему, изменилась она за это время?

— Я приехала в Украину до Майдана,  а  покидаю после. Не могу сказать, что это две разные страны. Но все же скажу, что Украина стала более открытым государством, в котором существует реальная свобода слова.

— В последнее время, однако, украинские журналисты горько шутят, что свобода слова то есть, но многие из тех, в чей адрес звучит критика, фактически свободны от того, чтобы на нее реагировать.

— Я имела в виду не только СМИ. Я говорила о том, что более свободны в словах и поступках стали люди в Украине.  А  это настоящие шаги к европейской демократии. И сегодня Украина ведет независимую политику в мире,  а  ее граждане имеют возможность строить свои дела, в значительно меньшей, чем прежде, степени оглядываясь на государство.

— Каким же Вам представляется нынешний уровень взаимоотношений между Украиной и Израилем?

— На политической арене он хороший. Это показало и голосование Украины в последнее время по ряду резолюций в ООН, и взаимные визиты на высоком уровне. Словом, здесь проблем не вижу.

— Но недаром говорят, что реальные отношения любых двух стран лежат не в плоскости самых дружественных заверений,  а  в сфере экономических связей. Скажите, сейчас что-то меняется в экономических отношениях Украины и Израиля?

— Мне кажется, да. Сужу по тому интересу, который за последние несколько лет появился у израильских бизнесменов к Украине. Причем, когда я говорю о них, то имею в виду не выходцев из СССР,  а  именно коренных израильтян, причем крупных предпринимателей.  А  сегодня интерес возрос еще больше. В Украину стали приезжать представители серьезных израильских финансовых групп и концернов. И они самым реальным образом подумывают об инвестициях в украинскую экономику. Но в то же время оптимизм должен быть реальным. Есть еще очень много нерешенных моментов: и юридическая база, и всяческие страховые и банковские аспекты. Они все еще недостаточно в Украине проработаны. И это по-прежнему создает трудности для вхождения иностранного бизнеса в Украину. И тем не менее свидетельствую, что интерес в израильской деловой среде к Украине возрос.  А  значит, у экономических контактов между нашими странами есть будущее.

— Мы знаем, что культурные связи нередко идут впереди экономических. Здесь вспоминается, с каким размахом были проведены последние Дни культуры Израиля в Украине.

— Да, мы осуществили полноценную культурную акцию. Были концерты, выставки молодых израильских художников — выходцев из бывшего Советского Союза и коренных израильтян. Было много спектаклей и показ фильмов. Были лекции по израильской культуре и выступление известного в мире джазового пианиста Леонида Пташки. Словом, много интересного. Очень тепло встретили в Киеве певицу Ноа, ставшую популярной в мире исполнением песни из фильма «Жизнь прекрасна». К тому же наш фестиваль проходил не только в Киеве, но и в Харькове, Днепропетровске, Одессе, Львове, Черновцах. И я считаю, что нам в эти годы удалось познакомить украинцев с многоликой культурой Израиля. И в первую очередь с той, что была в Украине неизвестна.

— Я знаю, что Вы также предприняли усилия для того, чтобы в Украине как можно лучше понимали суть конфликта между Израилем и его соседями.

— Да. Минувшим летом во время войны Израиля против, я это подчеркиваю, не Ливана,  а  террористической организации «Хизболла», мы содействовали поездке на место событий группы украинских журналистов. Мы хотели, чтобы они своими глазами увидели суть происходящего. Нам показалось это важным в связи с тем, что далеко не все то, что можно было увидеть на телеэкране или прочитать в украинских газетах об этом конфликте, соответствовало действительности. Я бы не хотела никого обвинять в необъективности и тем более антиизраильских настроениях, но зачастую было видно, что журналисты используют поступающую к ним через Интернет или по другим каналам информацию, не пытаясь ее сколько-нибудь анализировать и вырабатывать свою точку зрения.  А  мы уже давно убедились, что далеко не все в мире заинтересованы в объективном освещении ближневосточных событий.

— Последний скандал и был как раз во время войны с Хизбаллой, когда одного из арабских фотографов, работавших на Рейтер, уличили в подделке фотографий, где была изображена бомбардировка израильтянами мирного объекта, которой на самом деле не было.

— Именно так. Поэтому мы были удовлетворены тем, что, вернувшись домой, украинские журналисты постарались передать читателям и зрителям все, что они видели своими глазами.

— Если бы только от этого зависела судьба мира на Ближнем Востоке.

— Да, пока она никак не изменилась к лучшему. Каждый раз, когда наконец-то назревает возможность хоть в какой-то мере договориться с более или менее умеренными арабскими политиками, вдруг словно черт из табакерки, возникает кто-то, отрицающий само право Израиля на существование. В последнее время это ХАМАС, пришедший к власти в Палестинской автономии. Но ощущения тупика у нас нет. Просто потому, что, так или иначе, выход из ситуации мы должны искать, пусть на это уйдут и годы.

— Словом, вечный еврейский оптимизм, растущий из…пессимизма. И надежда на то, что очень точно выражено в афоризме: «Кто не верит в чудеса на Святой Земле, тот не реалист».

— Мы не только на это надеемся, мы еще и работаем.

 А  как Вы относитесь к тому, что алия в Израиль из постсоветских стран становится все меньше и меньше.

— Врата Израиля по-прежнему открыты для евреев. Мы ждем их. В то же время, я рада видеть, что евреи Украины чувствуют себя равными со всеми другими гражданами страны. Они здесь родились, они здесь живут. Но хотелось бы, чтобы они всегда помнили о своей исторической родине, ведь история евреев так длинна, так богата самыми разными событиями и периодами.

— В связи с тем, что Вы только что отметили, хочу спросить, правильно ли передали журналисты Ваши слова во время недавнего выступления в Одессе? Вы там действительно сказали, что «в Украине в ближайшее время возможен рост антисемитских настроений».

— Все было несколько иначе. Меня спросили: «возможен ли рост антисемитских настроений?» Я ответила: «Везде всегда, все возможно», имея в виду все тот же сложный исторический путь нашего народа.

Я не предполагаю в ближайшее время в Украине серьезного роста антисемитских настроений. Хотя, конечно, существование в стране такой организации, как МАУП, ведущей, с моей точки зрения, откровенную юдофобскую пропаганду, не может не влиять на общественный климат. Особенно с учетом, что это учебное заведение, в котором обучается много студентов. С каким мироощущением они выйдут в самостоятельную жизнь нетрудно предугадать.  А  это опасно не только для евреев, но в первую очередь для межнационального мира в Украине. И я неоднократно говорила об этом во время своих бесед с украинскими официальными лицами.

— К слову, почему-то считается, что отсутствие государственного антисемитизма и, возьмем шире, ксенофобии — это когда власть не ущемляет права своих граждан по национальному признаку. Однако, если власть никак, не считая отдельных декларативных заявлений, не пытается обуздать ксенофобов и шовинистов. Как это называется?..

— Мы, дипломаты, никогда не вмешиваемся во внутренние дела стран пребывания. Но могу сказать, что, несомненно, противодействие шовинизму и ксенофобии наиболее эффективно, когда оно происходит на законодательном уровне. И этого нужно добиваться.

— Вернемся к еврейской общине.

— Из того, что я видела, могу сказать, что община продолжает свой путь становления. Возможно, процесс идет медленнее, чем хотелось бы активистам еврейского движения. В известной мере это связано с тем, что в Украине не очень быстро растет средний класс — основа и государства, и общины. Но процесс, как говорил один политический лидер, уже пошел. И со временем, надеюсь, еврейская община Украины станет такой же, какими являются общины в Европе — уверенной в себе и с достоинством строящей свои взаимоотношения с остальным еврейским миром. Этого я ей и желаю.

 А  что вы могли бы пожелать Украине, покидая ее?

— Прежде всего — мира. Речь о мире, толерантности в душах и взаимоотношениях внутри страны, внутри коллектива, внутри семьи. Мира и добра...

P.S. Наоми Бен-Ами назначена главой «Натива» — израильского Бюро по связям с диаспорой. Она первая женщина, которой доверен этот пост.

Вел беседу Михаил Френкель
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2007 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Источник: http://shtolnya.com.