«Еврейский Обозреватель»
ХОЛОКОСТ
24/139
Декабрь 2006
5767 Кислев

НЕ ЗАБУДЕМ!

ПАВЕЛ СОКОЛЬСКИЙ

На главную страницу Распечатать

В Харькове 14 декабря состоялся траурный митинг, посвященный 65-летней годовщине начала еврейского геноцида в этом городе.

На митинге, организованном при поддержке председателя Ассоциации национально-культурных обществ Украины народного депутата Александра Фельдмана, присутствовали посол Израиля в Украине Наоми Бен-Ами, знаменитый поэт Евгений Евтушенко, главный раввин Харьковской области Моше Москович, представители городских властей и общественности.

5 декабря 1941   г . харьковская городская управа издала постановление начать со следующего дня перепись и регистрацию харьковчан, в т.ч., по национальному составу. В областном архиве сохранилась часть папок с переписными листами. Я их изучал много лет тому назад, когда они еще находились в секретном отделе архива. Уже при переписи евреи были выделены, сведения о них заносились на особые желтые листы. Это были, по сути, расстрельные списки. Результаты переписи были подписаны харьковским бургомистром Крамаренко с примечанием: «Що стосується жидів, то ці дані остаточні».

14 декабря 1941  г . в Харькове на домах и заборах был расклеен приказ немецкого военного коменданта, согласно которому в категорической форме предписывалось всем лицам еврейской национальности на протяжении двух дней перебраться в бараки станкостроительного и тракторного заводов. За отказ — расстрел. Немцы поделили город на 19 районов. Для харьковского гетто был выделен 10-й район.

... Огромная человеческая река текла по Московскому проспекту. Люди шли из центральных районов и дальних окраин. В основном это были женщины, старики, дети. Лишь немногие обзавелись подводами. Другие же тащили за собой санки с пожитками или несли в руках то, что сумели захватить. Малых детей несли на руках, поддерживали дряхлых стариков. С утра до позднего вечера шел через город, оккупированный врагом, печальный ход.

Зима 1941  г . выдалась суровой, со снежными заносами, сильными морозами. Не все выдержали тяжкий многокилометровый путь, — проспект был усеян трупами на всем своем протяжении. Некоторые матери, предвидя печальную участь, выталкивали своих детей на тротуар, к людям — может, кто-нибудь подберет, приютит. И такие находились! Действовал комендантский час, вечером движение останавливалось, и люди ночевали под открытым небом. Многие замерзали насмерть.

В промерзшие, неотапливаемые бараки фашисты согнали тысячи еврейских семей. В помещения, рассчитанные на 70-80 человек, заталкивали в десять раз больше. Люди давили друг друга, гибли от голода, холода, болезней, от рук палачей, которые расправлялись с узниками за наименьшую провинность: стон тяжелобольного, плач ребенка.

В первые же дни началась планомерная ликвидация харьковского гетто. Партиями по 200-300 человек узников отводили в сторону Дробицкого Яра и расстреливали у двух заранее вырытых котлованов. Тяжело раненых и детей закапывали живыми, и тогда долго шевелилась земля. Пять бараков были сожжены вместе с их обитателями: люди настолько ослабели, что не могли самостоятельно двигаться к месту казни. Лишь немногим удалось избежать гибели и вырваться из тщательно охраняемого лагеря. 2 января 1942  г . гетто, а вместе с ним харьковская еврейская община, перестали существовать.

В 1943  г . Чрезвычайная государственная комиссия по расследованию фашистских злодеяний произвела частичную эксгумацию останков. При этом находили документы с именами погибших, в черной земле попадались детские игрушки, мячики, куклы.

Писатель Алексей Толстой писал в статье «Возмездия!» из освобожденного Харькова: «Немцы начали свое хозяйничанье тем, что в декабре 1941  г . убили, свалив в ямы, поголовно — все еврейское население около 23-24 тысячи человек, начиная от грудных младенцев. Я был при раскопках этих ужасающих ям и удостоверяю подлинность убийства, причем оно было произведено с чрезвычайной изощренностью, чтобы доставить жертвам как можно больше муки».

Одновременно с расстрелами в Дробицком Яру оккупанты и полицаи устраивали облавы на евреев, по разным причинам не отправившимся в гетто, — по болезни своей или близких, дряхлости, некоторые пытались укрыться. Участь этих людей была страшной. Их убивали на месте, вешали на телеграфных столбах, обливали на морозе холодной водой, пока они не превращались в ледяную глыбу. Мы не отделяем их от погибших в Дробицком Яру. «Сюда надо прибавить значительное количество отдельных убийств на рынках, в парках, домах и т. д.», — писал Алексей Толстой.

«Филиалом» Дробицкого Яра можно назвать бывшую синагогу на улице Гражданской в центре города. Сюда гитлеровцы согнали свыше 400 евреев — жителей близлежащих кварталов: больных, калек, дряхлых стариков, детей. Двери синагоги были заколочены. Все, кто были заточены в ней, погибли в нечеловеческих мучениях от холода и голода.

Почти полвека Дробицкий Яр, на территории которого разыгралась кровавая трагедия, представлял собой картину полного запустения и заброшенности. Братские могилы заросли диким кустарником и сорной травой, добраться сюда было очень сложно и только по проезжей части Ростовского шоссе. После дождей местность превращалась в заболоченное пространство, была покрыта снежными сугробами. Повсюду — мусорные свалки. Тогдашние власти пытались вытравить из памяти людей всякое воспоминание о харьковском Шоа. Родственников и близких погибших разгоняли милицейские пикеты, чтобы «воспрепятствовать сионистской пропаганде».

Обращения к властям о благоустройстве территории Дробицкого Яра и установлении памятника оставались, как правило, без ответа или же на них приходили отписки, а то и прямые отказы. Автору этих строк приходилось буквально прорываться в высокие кабинеты. Часто возникали острые конфликтные ситуации.

Первый траурный митинг в Дробицком Яру состоялся 9 мая 1989  г ., в присутствии многих тысяч харьковчан. Перед собравшимися выступил поэт Евгений Евтушенко, прочитавший новое стихотворение «Дробицкие яблони». С тех пор церемонии памяти жертв Холокоста в Харькове стали регулярными, как правило, весной и в декабре — в годовщину трагедии.

В городе проживает группа евреев, избежавших неминуемой гибели благодаря помощи харьковчан — граждан разных национальностей. За помощь еврейским семьям Кирилл Редько и Александра Белова были расстреляны фашистами. Несколько десятков жителей города получили высокое звание «Праведник мира» и «Праведник Украины».

В1991  г . в Харькове состоялся открытый конкурс на лучший проект памятника в Дробицком Яру. На конкурс было представлено 29 работ — рекорд для любого города. Все авторы проектов были харьковчанами. Конкурс проходил в Доме архитектора.

Наибольшее одобрение вызвал проект архитектора Александра Лейбфрейда и художника-монументалиста Виктора Савенкова.

Строительство началось в 1993  г . Был сооружен нулевой цикл, заложен фундамент, вбиты сваи. Но в связи с финансовыми неурядицами работы были приостановлены. Возобновилось сооружение памятника в 2001  г ., когда его возглавил талантливый организатор С. И. Ищенко. 14 декабря 2002  г . в торжественной обстановке была открыта первая очередь памятника, а в следующем году, когда был открыт траурный зал, строительство было практически завершено.

Памятник — величественное сооружение, хорошо просматривающееся со стороны трассы. Его высота 22 м. Однако, благодаря композиционным особенностям, он впечатляет своей легкостью и ажурностью, как бы «паря» в пространстве. Два пилона венчает сфера, напоминающая купол синагоги. Между пилонами на постаменте — скрижали с повторенной на разных языках заповедью Моисея: «Не убий!» К ним ведут широкие ступени. На внутренней стороне пилонов с одной стороны — изображение могендовида, с другой — семисвечника. В верхней части начертаны цифры -1941-1942, под ними надпись: «жертвам Холокоста». Ниже — традиционные еврейские благословения на иврите и украинском языке.

На Украине появился единственный в своем роде Мемориальный комплекс, достойно увековечивающий память о невинных жертвах фашистского террора. Комплекс включает в себя монумент, придорожный памятный знак «Менора», обелиск, поставленный еще в 50-е годы, братские могилы жертв кровавого геноцида. Сюда от Ростовского шоссе проложена асфальтированная дорога, рядом с памятником оборудована площадка для транспорта. Мемориал стал подлинным местом паломничества. Ежедневно его посещают десятки, а то и сотни людей. Для них проводятся экскурсии. Много молодежи. Особенно часто посещают Мемориальный комплекс преподаватели и учащиеся харьковских вузов и школ. Недавно здесь побывали учащиеся «Гилеля» с американскими гостями, студенты Харьковской иешивы, сотрудники Джойнта и Хеседа.

В книге отзывов более 600 благодарностей, среди них — запись, сделанная Александром Розенбаумом. Посещают Мемориал-музей и иностранные гости, в т. ч. из Израиля и США.

Особое впечатление производит траурный зал с чашей скорби, расположенный в центральной части памятника. На стенах прикреплены планшеты из белого мрамора с фамилиями погибших. Всего известно свыше 5000 имен, и этот список пополняется. В чаше загораются свечи; звучат скорбные еврейские мелодии. Люди покидают мемориал с убеждением: никогда и нигде в мире подобное злодеяние не должно повториться.

Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2006 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
http://i-svadba.ru/ салон свадьба под ключ.