«Еврейский Обозреватель»
ЛИЦА
16/131
Август 2006
5766 Ав

ИЛЬЯ ЭРЕНБУРГ – «ГЛАВНЫЙ КОСМОПОЛИТ»

МИХАИЛ ФИНТУШАЛ

На главную страницу Распечатать

В этом году исполнилось 115 лет со дня рождения видного русского прозаика Ильи Эренбурга (1891–1967). Во многих произведениях Эренбурга звучали еврейские мотивы. В 1927 г. Эренбург написал очерк «Ложка дегтя», в котором воспел скептицизм как важнейший двигатель культурного развития общества. Писатель показал, что еврейский скептицизм несет дух вечного сомнения и поиска, потому так велик вклад евреев в мировую культуру. Плодовитый и тонкий прозаик, Эренбург со временем сосредоточил основное внимание на публицистике, его статьи стали шедеврами этого жанра. Эренбург достиг наивысшего пика популярности в годы войны, когда был военным корреспондентом газеты «Красная Звезда», из-под его пера вышли 1500 статей, очерков, заметок. Каждое слово писателя «било врага без промаха», солдаты по праву называли его «снайпером пера». Ему принадлежит знаменитый лозунг «Убей немца!»

Он стал своеобразным интеллектуальным мостом, связывающим интеллигенцию Запада и России. Его имя и его талант публициста и оратора широко использовались советской пропагандой для создания привлекательного образа сталинского режима за границей. Но в жизни Ильи Эренбурга был трагический период, когда чекисты решили сделать его «главным космополитом страны». 13 марта 1952 г. в следственной части по особо важным делам МГБ началось расследование по делам всех лиц, имена которых упоминались в протоколах допросов по делу Еврейского антифашистского комитета. В списке значились имена В.Гроссмана и С.Маршака, М.Блантера,   Б .Слуцкого, и фамилия Эренбурга в этом списке стояла первой — он должен был стать главным обвиняемым по «делу космополитов».

Для рационализации иррационального страха перед еврейством антисемиты нуждались в представлении, превращающем еврейство из отвлеченного понятия в нечто конкретное и зримое. Этой потребности отвечали «Протоколы сионских мудрецов», в которых был создан химерический образ всесильного кагала во главе с еврейскими мудрецами. Когда народы вели войны, евреи придерживались принципа лояльности, они сражались на стороне той страны, в которой жили. Если в годы Первой мировой войны царское правительство объявило, что евреи — пособники немцев, и поэтому их эвакуировали из прифронтовой полосы, то во время Второй мировой войны Сталин сделал евреев разменной монетой в переговорах с Гитлером. 19 февраля 1942 г. Сталин написал «Предложения германскому командованию», которые предусматривали коренной поворот в войне. Он писал: «СССР готов будет рассмотреть условия об объявлении мира между нашими странами и обвинить в разжигании войны международное еврейство в лице Англии и США, в течение последующих 1943–1944 гг. вести совместные боевые действия в целях переустройства мирового пространства». (Карпов В. «Генералиссимус», Т.2, М.: 2005, С. 14).

13 января 1953 года было опубликовано сообщение ТАСС, извещавшее, что органами госбезопасности раскрыта террористическая группа «врачей-убийц», ставивших целью убийство видных советских деятелей. Утверждалось, что врачи-евреи были агентами еврейской организации «Джойнт», созданной американской разведкой. Это означало, что готовится новый виток репрессий против евреев, неизбежно ведущий к депортации. Но в 1948 г. было создано Государство Израиль, и отпала необходимость в поддержании химерического образа «еврейского кагала». Сталин превратил Израиль в источник страха, он в мирное время обвинил советских евреев в том, что они —агенты сионизма и империализма. И пошел еще дальше: приказал подготовить «Письмо» в редакцию «Правды», предложив подписать его именитым евреям. Евреи должны были заклеймить «врачей-убийц» и признать, что советские евреи несут ответственность за их «преступления». Сталин решил послать евреям «приглашение на казнь», получить от лица известных евреев мандат, служивший моральным оправданием для репрессий.

«Письмо» начиналось с проклятий, адресованных преступникам, действовавшим «под маской ученых». Преамбула заканчивалась фразой: «Вместе со всем советским народом, со всеми передовыми людьми мира мы (евреи) клеймим позором эту клику убийц, этих извергов рода человеческого». Одной этой фразы было бы довольно, чтобы человек, которому предложили поставить под ней свою подпись, содрогнулся от ужаса. В «Письме» объявлялось, что сионисты хотят превратить евреев в «шпионов и врагов русского народа». Организация сбора подписей под «Письмом» была поручена евреям — академикам Минцу и Митину, журналистам Заславскому и Маринину. Более пятидесяти евреев поставили свою подпись под письмом, ведь отказ означал угрозу немедленного ареста. Однако в ходе сбора подписей произошел сбой. Подписать письмо отказались шесть человек: экономист Евгений Варга, историк Аркадий Ерусалимский, поэт Евгений Долматовский, писатель Вениамин Каверин, Герой Советского Союза, генерал Яков Крейзер, Георгиевский кавалер, певец Марк Рейзен. Слухи о письме распространились среди евреев, которых охватило трагическое чувство безысходности и отчаяния. Способствовали таким настроениям и воспоминания о депортации целых народов, обвиненных во время войны в сотрудничестве с немцами.

Среди евреев, которые должны были подписать письмо, значился и Илья Эренбург. Он принял решение не подписывать письмо. Но даже такой мужественный поступок не устранял угрозу репрессий, которая нависла над евреями. Именитые евреи, подписавшие письмо, столкнулись с огромной мощью тоталитарного государства. Они считали, что сложилось безвыходное положение: подпишут они письмо или не подпишут — это ничего не решит. Судьба евреев решена — против них готовятся массовые репрессии, предотвратить которые невозможно. Но Эренбург увидел выход из положения, которое казалось безвыходным. Он решил дезавуировать саму идею письма, и вступить в интеллектуальный поединок с диктатором.

3 февраля 1953 года Илья Эренбург написал письмо Сталину. В письме он стремился изложить доводы, способные дойти до сознания Сталина, показать ему негативные результаты, к которым может привести антисемитская публикация. Он обращал внимание Сталина на то, что целесообразность расширения антисемитской кампании определяется тем, будет ли она способствовать «защите Родины» или поставит ее под удар. Эренбург сделал вид, что отстаивает интересы советского государства, репутации которого проведение репрессий против евреев может нанести губительный урон. Эренбург указывал, что опубликование антисемитского письма может раздуть антисоветскую пропаганду тех же сионистов, империалистов и других врагов социализма. Тем самым он дал понять, что репрессии против евреев вызовут негативную реакцию Запада, окажут негативное влияние на движение за мир и на все мировое коммунистическое движение.

Эренбург отметил те положения письма, которые были уязвимы с точки зрения коммунистической идеологии. Ведь сталинская идеология основывалась на балансе, сложившемся между принципом пролетарского интернационализма и принципом великодержавного шовинизма. Расширение масштаба антисемитской кампании могло привести к резкому усилению великодержавного шовинизма. В этом случае плебейский антисемитизм мог вырваться на свободу, и тогда страна погрузилась бы в хаос национальных и социальных катаклизмов. А советская империя и социалистический лагерь держались на пролетарском интернационализме, а не на русской идее. Эренбург подводил Сталина к мысли, что лучше переключить агрессию масс с «внутренних врагов» на внешних и развернуть пропагандистскую кампанию против сионистов и империалистов. Еврейский вопрос решался не путем депортации, а путем ассимиляции. Такая политика означала меньшее зло по сравнению с репрессиями против евреев.

Илья Эренбург всю жизнь стыдился этого жалкого, раболепного, верноподданнического письма, но именно оно произвело на Сталина большое впечатление, ведь за двадцать лет он впервые столкнулся с тем, что ему кто-то возражает. Письмо задело Сталина за живое, поскольку диктатор был заинтересован в сохранении на Западе своего имиджа ленинца-интернационалиста. Но самое главное — Сталин понял, что дальнейшее нагнетание антисемитской кампании чревато самыми непредсказуемыми последствиями, способными взорвать его империю. Он отказался от идеи опубликовать в «Правде» письмо антисемитского содержания и вместо этого вознамерился обрушиться на сионистов и империалистов. Он приказал переделать «Письмо» и развить тезис об ассимиляции евреев, но не дожил до осуществления нового замысла — 5 марта 1953 года Сталин умер.

«Алеф»
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2006 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Клуб боруссия сообщество лиги fflc боруссия.