«Еврейский Обозреватель»
ЕВРЕЙСКИЙ МИР
13/128
Июль 2006
5766 Тамуз

КУБА, ЕВРЕИ, ИЗРАИЛЬ...

СЕМЕН КИПЕРМАН

На главную страницу Распечатать

В апреле 1919 года сенат Кубы принял резолюцию в поддержку Декларации Бальфура, сыгравшей свою роль в создании еврейского национального очага в Палестине. В 20-30-е годы положение евреев на Кубе было весьма терпимым, а отношение к ним властей даже доброжелательным. Попытки отдельных пронацистских элементов в 30-е годы разыграть «еврейскую карту» не получили развития. Антисемитизм на острове не прижился среди христиан и мусульман.

Ко времени падения власти Батисты в 1959 году на Кубе жило 12000 евреев. Из них небольшое число испаноговорящих сефардов прибыли на остров с Балкан и из Палестины. Последние бежали от турецких притеснений еще до Первой мировой войны. Большая же часть еврейского населения, говорящая на идиш, прибыла из Польши в начале XX века: из-за ограничений квоты они не попали в США и остались на Кубе. В результате в Гаване сформировалась постоянная еврейская община, члены которой достаточно успешно устроились, главным образом, в торговле и сфере обслуживания.

Куба — единственная из американских стран, голосовавшая в 1947 году против резолюции Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины. Впоследствии отношения между Кубой и Израилем несколько улучшились, был заключен ряд торговых соглашений. И надо признать, что ко времени прихода Фиделя Кастро к власти на Кубе не было антисемитизма, в отличие от некоторых других латиноамериканских стран (Аргентины, Бразилии, Мексики). Тем не менее миграция кубинских евреев в США началась в 1950-е годы: молодые евреи уезжали учиться в американские университеты и оставались в Штатах.

Многие кубинские евреи в целом сочувственно встретили переворот, совершенный Кастро. Немало евреев играли заметную роль в «Движении 26 июля» — например, Энрике Олтуски, который был одним из лидеров подполья, а после установления новой власти занимал пост министра коммуникаций. Среди еврейских активистов кубинской революции были Фабио Гробарт, Исраэль Бехар Дуэнас, Гайде Тамара Бурке, Арчи Ратлов, Маркус Эпштейн, Хулио Новомоди.

Но вскоре скромная эмиграция сменилась массовым исходом еврейского населения, особенно после того, как правительство Кастро к концу 1960 года начало масштабную национализацию. Уезжали евреи в основном в США и в Израиль. Оставшиеся разделили судьбу кубинцев среднего класса — дискриминация в отношении евреев отсутствовала. Еще сохранялся большой и элегантный еврейский социальный центр в модном гаванском квартале Vedado, работал кошерный ресторан. На Песах правительство разрешало нескольким синагогам получать мацу и другие кошерные продукты от Канадского еврейского конгресса. И хотя еврейская школа имени Альберта Эйнштейна была преобразована в общественную школу для всех окрестных детей, две комнаты были отданы для изучения еврейского языка во второй половине дня. Не ощущались ограничения в деятельности сионистской организации.

В середине 1960-х годов кубинские СМИ стали придавать еврейским праздникам и памятным датам политизированный характер. Песах акцентировался как праздник еврейского «национального освобождения», восстание в Варшавском гетто — как пример героического сопротивления и вооруженной борьбы евреев против нацизма. Для еврейской интеллигенции проводились лекции по теме «Библия и еврейское влияние на жизнь и творчество Хосе Марти». Подобная тематика часто комментировалась в прессе. Помимо этого, проводились еженедельные получасовые радиопередачи на идиш, и это была единственная радиопрограмма не на испанском языке.

Каковы же были мотивы такой толерантности коммунистической Кубы по отношению к еврейской общине? Следует учитывать стремление Кастро показать, что Куба — не раболепный сателлит СССР, а также продемонстрировать личную позицию гуманиста и интернационалиста. Отмечается также сильное влияние на Фиделя и его поколение гуманизма Хосе Марти и антифашистского наследия гражданской войны в Испании, где в интернациональных бригадах сражалось более 1000 кубинцев. Историки указывают еще на один момент, который мог сыграть роль в подходе Кастро к еврейскому вопросу: на его убежденность в том, что некоторые из его предков были марранами, испанскими евреями, вынужденно принявшими христианство.

В 1961 году несколько сотен кубинских евреев репатриировались в Израиль. Всем отъезжающим разрешалось забрать свое имущество, полеты были организованы на кубинских самолетах. В 1963 году кубинское руководство откликнулось на смерть президента Израиля Ицхака Бен-Цви, выразив искреннее соболезнование. В стране был объявлен трехдневный траур, приспущены государственные флаги на официальных зданиях Гаваны.

Желание обеих сторон поддерживать дружеские отношения было выражено и в августе 1965 года при вручении израильским послом верительных грамот президенту Кубы Освальдо Дортикосу. Но даже обычная дипломатическая вежливость вызывала чрезвычайное раздражение у арабских друзей Кубы. Предложенный в свое время президентом Алжира Бен-Белой визит Кастро в Алжир был в этой связи отменен.

С начала установления своего режима Кастро смотрел на движение неприсоединившихся стран как на опору в своей конфронтации с США. На первых порах его тесные связи с третьим миром ограничивались Египтом во главе с Насером и с Алжиром во главе с Бен-Белой, заклятыми врагами Израиля. Однако арабские лидеры воспринимали его позицию негативно и расценивали ее как благожелательный нейтралитет по отношению к Израилю.

К удивлению многих кубино-израильские отношения не были прерваны Шестидневной войной в 1967 году, хотя в Израиле понимали, что долго такое положение продолжаться не будет. Оказавшись перед необходимостью определить свою позицию, кубинский президент О.Дортикос 30 мая 1967 года направил Насеру послание, в котором выражалась «твердая революционная поддержка кубинского народа арабским народам, которые вынуждены сопротивляться маневрам, провокациям и агрессии империализма янки на Ближнем Востоке».

В этом образчике высокого стиля Израиль прямо не назывался. Но уже через два дня после начала военных действий Гавана выступила с декларацией, осудившей «агрессию... вооруженных сил Израиля при поддержке империализма». Главным врагом вновь был объявлен «империализм» США, который действовал во Вьетнаме, Лаосе, Доминиканской республике и других странах. Что касается Ближнего Востока, то чувствовалось нежелание авторов декларации фокусировать внимание на Израиле. Возможно, Кастро помнил о том, что за несколько дней до развернувшихся событий он в беседе с израильским послом Шломо Левавом говорил, что «видит сходство между борьбой Израиля за выживание и кубинским опытом». 23 июня 1967 года на специальной сессии Генассамблеи ООН кубинский представитель Рикардо Аларкон обвинил Израиль «в вооруженной агрессии против арабских народов», назвав ее «предательской атакой в стиле нацистов». На следующий день это выступление было опубликовано в правительственной газете «Гранма». Это было первое официальное заявление Кубы в ООН, напрямую осудившее Израиль. И снова вопрос: почему за этим не последовал разрыв Кубой дипломатических отношений с Израилем? Почему Фидель не сделал этого вслед за СССР? Конечно, Кастро менее всего думал об интересах Израиля. Но его обуревали амбиции, и он расценивал как предательство Кубы стремление СССР к мирному сосуществованию с США — «страной, ответственной за вооруженную агрессию в мировом масштабе, включая Ближний Восток».

В то время, когда кубинский представитель в ООН озвучивал позицию Кастро, советский премьер Алексей Косыгин встречался с американским президентом Линдоном Джонсоном. К досаде Кастро 17 июля Косыгин прибыл в Гавану с очень коротким визитом — с тем, чтобы, как следовало из просочившейся информации, заставить Кастро порвать все связи с Израилем. На это Кастро якобы ответил, что пойдет на разрыв с Израилем, когда Москва разорвет свои отношения с США. Все это, тем не менее, не мешало Кастро сближаться с арафатовской ООП. Он не стеснялся расточать похвалы по поводу рейдов боевиков ФАТХа в Израиль. Дошло до того, что он направил своих военных инструкторов на Ближний Восток для тренировки террористов ООП.

В начале сентября 1973 года Кастро прибыл в Алжир для участия в конференции глав государств неприсоединившихся стран. Председательствовавший президент Алжира зачитал приветственную телеграмму   Л .Брежнева, в которой осуждался империализм США и не был забыт Израиль. В таком же духе произнес эмоциональную речь и Кастро. Однако его ораторский пыл не удовлетворил представителей арабских стран. Ливийский лидер М.Каддафи обвинил Кастро в том, что тот следует в фарватере СССР, и поэтому Кубу нельзя относить к неприсоединившимся странам. Поддавшись давлению арабских ораторов, Кастро сдался и объявил о разрыве отношений с Израилем, чем заслужил шумное одобрение участников конференции и сочный поцелуй Ясера Арафата. В обмен на разрыв отношений с Израилем Кастро приобрел арабскую терпимость по отношению к занимаемой им просоветской позиции. Он обеспечил себе новую роль представителя Кремля среди неприсоединившихся государств и упрочил свое лидерство в третьем мире. Москва не возражала против такого расклада.

После разрыва отношений с Израилем открыто антиизраильская позиция Кубы проявлялась в самых различных формах. Так, во время войны Судного дня кубинский официоз «Гранма» отвел страницу под заголовком «Сионистское варварство в Сирии» для гневных протестов и фотографий израильских бомбардировок Дамаска. Напоказ всем и вся в ноябре 1974 года Кастро устроил торжественную встречу Ясеру Арафату и вручил ему медаль «Плайя-Хирон». Затем Куба активно лоббировала принятие Генеральной Ассамблеей ООН в сентябре 1975 года известной резолюции, приравнявшей сионизм к расизму. «Гранма» долго муссировала текст этой резолюции, объясняя, что она «не оставляет сомнения в идентичности империалистического происхождения и расистской структуры израильского сионистского режима, оккупировавшего Палестину и эксплуатирующего черные массы в Зимбабве, Родезии и Южной Африке...»

Кастро не ограничивался антиизраильскими демаршами, но и оказывал прямую военную помощь, например, Сирии. На территории Кубы проходили обучение палестинские боевики, совершавшие затем террористические акты против мирного населения Израиля.

Активную роль в антиизраильской, антисемитской политике Кубы играла журналистика, принявшая советскую формулу. Из года в год в кубинских газетах и журналах публиковались грубо антисемитские карикатуры на израильских руководителей.

В августе 2004 года в еврейском журнале «Момент» (США) появилась статья «Фидель и евреи». Полностью обойдя вопрос об антиизраильской политике Кастро, автор ограничился рассказом о жизни еврейской общины, насчитывающей примерно 600-700 человек. Старательно перечисляются дозированные свободы для оставшихся в стране стариков: их не ограничивают в совершении религиозных обрядов, им не запрещают получать из Канады мацу и сладкое вино к пасхальным праздникам, разрешают пользоваться помощью родственников из-за рубежа и международных еврейских организаций. Для убедительности приводится давний случай, когда кубинский вождь посетил синагогу в дни Хануки и с пафосом отметил «сходство между компартией и еврейским народом», назвав их «самыми сильными партиями».

Ныне Кастро следует политике антиизраилизма. Его друзья — ХАМАС, Сирия, Иран, едины в стремлении уничтожить еврейское государство. Ведь Израиль для престарелого кубинского диктатора — не более чем разменная карта.

«Еврейский камертон», Израиль
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2006 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Новости: Как будут проходить переаттестацию рядовые милиционеры.