«Еврейский Обозреватель»
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
10/125
Май 2006
5766 Ияр

БЫЛ ЛИ МАХНО ПОГРОМЩИКОМ?

ПЕТР АРШИНОВ

На главную страницу Распечатать

Долгое время на этот вопрос существовал лишь один ответ: конечно, был! Махно — один из самых рьяных деятелей «погромного цеха», подвизавшихся на протяжении трех лет (1918–1921) в Украине.

Однако в последнее время делаются усиленные попытки обелить «батьку». В американской еврейской прессе появился ряд статей, «реабилитирующих» самого Махно и созданное им движение, снимающих с них обвинения в устройстве погромов и даже в попустительстве им. Сам Махно — будто бы идейный анархист; его сподвижники — угнетенные крестьяне, чуждые национальной ненависти. Они к погромам непричастны. Те «махновцы», которые действительно устраивали погромы, были, дескать, простыми бандитами, сбившимися в шайки и присвоившими себе популярное имя махновцев.

В высшей степени интересный материал в этом смысле собран в недавно вышедшей книге П.Аршинова: «История махновского движения (1918–1921)». Издана она группой русских анархистов в Германии. П.Аршинов — ближайший сотрудник Махно, ведавший культурно-просветительским отделом при его штабе, редактировавший махновскую газету «Путь к свободе». Он предмет знает, и хотя большая часть материала погибла у него летом 1920 года, он часто приводит в тексте весьма интересные данные.

Вот что он пишет:

«Национальные предрассудки не имели места в махновщине. Также никакой роли в движении не играли религиозные предрассудки. Как революционное движение городской и деревенской бедноты махновщина являлась принципиальным противником всякой религии, всякого бога. В современных социальных движениях она — одно из немногих, где абсолютно не интересовались чужой национальностью, чужой религией, где главными почитались труд и свобода труженика.

Однако враги движения старались дискредитировать его, особенно в этой области. И в русской, и в заграничной прессе неоднократно сообщалось о махновщине как об узком партизанском движении, чуждом идеалам международной братской солидарности и даже не свободном от греха антисемитизма. Нет ничего преступнее подобных измышлений. Для освещения этой стороны вопроса мы приведем необходимый фактический материал.

В армии махновцев немалую роль играли евреи-революционеры, из которых многие отбывали каторгу за революцию 1905 года или жили в эмиграции в государствах Западной Европы и Америки. Укажем на некоторых.

Александр Тарановский. Командир еврейской роты, который позже стал последним начальником штаба махновского движения.

Коган. Помощник председателя высшего органа движения — районного Гуляйпольского Военно-революционного совета. Рабочий. Еще до революции 1917 года, по мотивам духовного характера, ушел с фабрики в беднейшую еврейскую земледельческую колонию. В бою с деникинцами под Уманью был ранен, а затем, будучи раненым, захвачен в уманском лазарете деникинцами. По сообщениям, зарублен ими.

Л.Зиньковский (Задов). Начальник армейской контрразведки, впоследствии комендант особого кавалерийского полка. Рабочий. До революции пробыл свыше 10 лет на каторге по политическому делу. Один из активнейших деятелей повстанческого движения.

Елена Келлер. Секретарь культпросветотдела армии. Участница профессионального рабочего движения в Америке. Один из организаторов конфедерации «Набат».

Я.Алый (Сухопольский). Рабочий. Член культпросветотдела армии. Отбывал срок на каторге по политическому делу. Один из организаторов и член секретариата конфедерации «Набат».

Всеволод Волин (Эйхенбаум) — начальник культпросветотдела (1919 г.) и редактор газеты «Набата».

Список евреев-революционеров, принимавших участие в махновском движении, мы могли бы сильно увеличить, но по соображениям конспирации не можем этого сделать.

В среде повстанцев к трудовому еврейскому населению относились по-братски. Еврейские трудовые колонии, во множестве разбросанные по Мариупольскому, Бердянскому, Александровскому и другим уездам, принимали самое активное участие в районных съездах крестьян, рабочих и повстанцев, имея и там, и в районном Военно-революционном совете своих представителей.

В феврале 1919 года, ввиду имевших место проявлений антисемитизма, Махно предложил всем еврейским колониям организовать самооборону и выдал необходимое количество винтовок и патронов каждой колонии. Тогда же он провел по всему району ряд митингов, где призывал массы к борьбе с антисемитскими вылазками.

В свою очередь местное трудовое еврейское население относилось к революционному повстанчеству с чувством глубокой революционной солидарности. В ответ на призыв Военно-революционного совета пополнять армию махновцев добровольцами еврейские колонии дали из своей среды немалое число бойцов, вступивших в ряды повстанческой армии.

В армии повстанцев-махновцев имелась особая еврейская батарея, обслуживавшаяся одними евреями-артиллеристами и имевшая еврейскую полуроту прикрытия. Эта батарея под руководством повстанца-еврея Шнейдера героически обороняла Гуляйполе от наступавшего в июне 1919 года Деникина, сражалась до последнего снаряда и целиком погибла под Гуляйполем в борьбе с полчищами белых.

В круговороте событий 1918–1919 годов могли, конечно, возникать отдельные люди с антиеврейскими настроениями, но они были явлением, связанным не с повстанчеством, а с русской действительностью как таковой, и не имели никакого значения в масштабе всего движения. Когда такие люди решались на антисемитские вылазки, они попадали под суровую руку повстанцев-революционеров.

Ранее уже говорилось, что махновцами был убит Григорьев со своим штабом, и подчеркивалось, что одним из главных оснований для этой казни послужила причастность Григорьева к еврейскому погрому.

Приведем другие случаи, относящиеся к этому вопросу и нам известные.

12 мая 1919 года в еврейской земледельческой колонии «Горькая» Александровского уезда было уничтожено несколько еврейских семейств. Всего убили около 20 человек. Штаб махновцев для расследования дела немедленно назначил комиссию, которая установила, что убийства совершили крестьяне из соседнего села Успеновка. Их было семь человек. Крестьяне эти не входили в повстанческую армию. Однако махновцы нашли невозможным оставить их безнаказанными и при задержании немедленно расстреляли. Потом было установлено, что этот случай и другие подобные случаи связаны с деникинскими отрядами, просочившимися в Гуляйпольский район и подготовлявшими подобными актами благоприятную почву для общего наступления деникинской армии в Украину.

4 или 5 мая 1919 года Махно с несколькими командирами спешно ехал с фронта в Гуляйполе, где его в течение целого дня ожидал чрезвычайный уполномоченный Республики Л.Каменев с членами харьковского правительства. На станции Верхний Токмак он неожиданно увидел плакат с надписью: «Бей жидов, спасай революцию, да здравствует батька Махно!»

— Кто повесил плакат? — спросил Махно.

Оказывается, плакат повесил один партизан, лично известный Махно, принимавший участие в боях с деникинцами, и человек, в общем, неплохой. Он немедленно явился и был тут же расстрелян.

Махно уехал в Гуляйполе. Но и до совещания с уполномоченными Республики, и после находился под впечатлением этого прискорбного случая. Он сознавал, что с повстанцем поступили жестоко, но в то же время не мог не понимать, что в обстановке войны и наступления Деникина антисемитские плакаты могут принести громадные беды еврейскому населению и вред революции, если против них не действовать быстро и решительно.

В момент отступления повстанческой армии к Умани летом 1919 года имело место несколько случаев ограбления партизанами еврейских семейств. Когда повстанцы расследовали эти случаи, обнаружилось, что виновниками их неизменно была одна и та же группа из 4–5 человек. Все — из григорьевских отрядов, которые после убийства Григорьева целиком перешли в армию махновцев. Группа эта была ликвидирована, а вслед за тем из повстанческой армии удалили всех бойцов, бывших в григорьевских отрядах. Удалили как идейно-невыдержанный элемент, на перевоспитание которого не было ни подходящих условий, ни времени.

Мы видим, таким образом, как махновцы относились к антисемитизму. Что касается вспышек антисемитизма в разных местах Украины, то они не имели никакого отношения к махновщине.

Там, где еврейское население соприкасалось с махновцами, оно видело в них лучших своих защитников от антисемитов. Еврейское население Гуляйполя, Александровска, Бердянска, Мариуполя, земледельческих еврейских колоний, расположенных в Донецком районе, может свидетельствовать о том, что в лице махновцев они имели неизменных друзей, что, благодаря решительным действиям повстанцев, попытки контрреволюционных сил напасть на евреев, ограбить, убить в этом районе всегда терпели крах.

Антисемитизм существует как в России, так и в ряде других стран. В России и, в частности, в Украине он проявлялся не как следствие революционных событий, а как наследие прошлого. Махновцы сурово сражались с ним — словом и делом. Они и в печати призывали массы на борьбу с этим злом. Можно смело сказать, что, борясь с антисемитизмом и в Украине, и за пределами ее, махновцы сделали очень многое.

«Рассвет», декабрь 1923 года».

Такова точка зрения П.Аршинова. Однако история, мы не сомневаемся, внесет свои коррективы в события, описанные выше, приблизив их к реальности в большей мере, нежели книга «История махновского движения».

«Алеф»
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@  jewukr .org
© 2001-2006 Еврейская Конфедерация Украины - www. jewukr .org