«Еврейский Обозреватель»
АНТИСЕМИТИЗМ
8/123
Апрель 2006
5766 Нисан

ГДЕ СЕГОДНЯ ЯРЧЕ ВЫРАЖЕНЫ АНТИСЕМИТИЗМ   И  КСЕНОФОБИЯ — В РЕСПУБЛИКАХ БЫВШЕГО СССР, СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ ИЛИ США?

На главную страницу Распечатать

Игорь БУНИН, профессор, генеральный директор Центра политических исследований

— Я скажу о том, как я понимаю антисемитизм. Еще в советское время были определенные группы антисемитов, которые приходили в спецхраны, чтобы читать, скажем, не Бердяева, а «Умученные от жидов» Замысловского или «Протоколы сионских мудрецов». Кстати, они  и  создали общество «Память».

Когда началась перестройка, они думали, что на этой волне быстро сделают политическую карьеру. Но выяснилось, что население к евреям относится благожелательно: евреи не проповедовали особенной жизненной позиции, а в период СССР ассимилировались настолько, что представляли собой широкий средний класс советского общества. В реальности к соседу-еврею редко кто относился плохо,  и  антисемитизм был маргинальным явлением. Был государственный антисемитизм, который заменял все остальное. Но как только наступила перестройка  и  Советский Союз превратился в Россию, застрельщики антисемитизма политической карьеры на этой почве не получили. Значительная часть антисемитов переквалифицировались — они стали ксенофобами  и  нашли козла отпущения в виде кавказцев. Они стали действовать как Ле Пэн во Франции  и  Фортейн в Голландии. В реальности это движение стало антикавказским  и  ксенофобским,  и  те люди, которые хотели сделать на этом политическую карьеру, такие как Рогозин  и  Попов, участвовавший в антикавказском ролике,  и  даже Белов, который был антисемитом, а потом возглавил движение против нелегальной иммиграции, из социальных антисемитов превратились в людей, эксплуатирующих тему «других». Пример зоологического антисемита — Андрей Савельев, один из организаторов «письма 500». Для остальных это была удобная тема для получения политического капитала, но потом выяснилось, что это неудобная тема, потому что власть заняла твердую позицию относительно антисемитизма. Электоральные дивиденды они не получили, потому что у ассимилированных евреев нет территориальных, идеологических, психологических  и  даже физиологических особенностей. Так что антисемитизм остался в идейных запасниках.

Говорить об антисемитизме в США невозможно. Америка создавалась как плавильный котел,  и  взаимодействие там происходит на базе общин. Поэтому речь может идти лишь о конкуренции общин. Еврейская община — наиболее влиятельная,  и  евреи являются одной из американских ценностей. Конфликты носят там не ксенофобский характер, а характер конкуренции.

Что касается Европы, то в разных странах ситуация разная. В Германии антисемитизм жестоко карается законом. На немецкое общество Холокост оказал такое сильное воздействие, что даже мысль об антисемитизме там подвергается цензуре. Самая антисемитская страна — Польша, где евреев вообще нет. Истоки этого явления лежат еще в Речи Посполитой, это особый случай. В каждой стране своя идеология антисемитизма  и  свои причины.

Лев КРИЧЕВСКИЙ, руководитель Бюро Еврейского телеграфного агентства по России  и  СНГ

— Мне представляется, что эти вещи трудно сравнивать по географическому принципу. Антисемитизм  и  ксенофобия выражены  и  в республиках СНГ,  и  в Западной Европе,  и  в Америке. Но по своей природе  и  по тем последствиям, которые они имеют для еврейских общин они различны.

Очевидно, что основным источником антисемитизма в США являются правые радикалы. В Западной Европе это очень часто всевозможные левые круги  и  даже ультралевые элементы, которые, как правило, ассоциируют еврейские общины своих стран с Израилем  и  с той политикой, которую Израиль проводит по отношению к палестинцам.

Что касается республик бывшего СССР, то очевидно, что здесь ксенофобия становится в последнее время более заметной, но совсем необязательно, что она направлена против евреев.

Важно не то, что подобные явления проявляются сегодня сильнее по отношению к общинным институтам  и  отдельным евреям, а то, насколько общество в состоянии адекватно противостоять подобным угрозам. Тут с сожалением можно констатировать, что любой из бывших республик Советского Союза еще предстоит многому научиться у западных сообществ в том, что касается реагирования на проявления ксенофобии  и  антисемитизма.

Александр БРОД, директор Московского бюро по правам человека

— Детально мы занимаемся мониторингом проявлений антисемитизма  и  ксенофобии только в России. Но антисемитизм  и  ксенофобия есть везде. Всплески антисемитизма наблюдаются в Украине —  и  в отдельных СМИ,  и  в некоторых высших учебных заведениях. Периодически появляется информация об антисемитских сайтах в Западной Европе, США, Канаде. Но сразу после подобных сообщений общественность либо правоохранительные органы реагируют на эти проявления  и  начинаются судебные процессы.  И , что очень важно, — общественное порицание антисемитских инцидентов.

Что касается России, то, к сожалению, здесь нет должной реакции на подобные проявления. Выходит обилие антисемитских изданий, антисемитская риторика звучит на митингах национал-патриотов, в выступлениях некоторых депутатов Государственной думы.  И  я все больше  и  больше убеждаюсь, что прокуратура  и  регистрирующие органы по линии Министерства культуры  и  массовых коммуникаций абсолютно не реагируют на антисемитские публикации. Не выносятся предупреждения подобным газетам, а прокуратура не любит возбуждать уголовные дела по факту антисемитских публикаций.

Подобное невмешательство приводит к безнаказанности идеологов антисемитизма. К примеру, прокуратура не нашла в публикациях Михаила Назарова призывов к разжиганию национальной розни, хотя он воскрешает миф о ритуальных убийствах  и  называет иудаизм экстремистской религией. В свою очередь, Назаров выступил в качестве истца  и  пытался привлечь к ответственности лидеров еврейской общины, которые совершенно справедливо обращали внимание на его антисемитские выступления. Или: прокуратура оправдала Виктора Корчагина, который в своем выступлении минувшим летом на Пушкинской площади в Москве говорил о том, что представители еврейской общины Красноярска совершили ритуальное убийство детей. Я сам видел ответ Замоскворецкой прокуратуры, где следователь ссылается на книгу-фальшивку, приписываемую Владимиру Далю, о ритуальных убийствах. Эта книга была сфабрикована после кончины Даля. Представитель прокуратуры не знает этого  и  считает эту фальшивку историческим документом. При таком подходе мы все больше  и  больше развязываем руки радикальным националистам. Очень большую тревогу вызывает именно вялая реакция прокуратуры на активность доморощенных антисемитов. В этом как раз  и  состоит уникальность российской ситуации.

Андрей КОЛЕСНИКОВ, заместитель главного редактора газеты «Известия»

— Наиболее эффектно проявления антисемитизма естественным образом исходят в последнее время из арабского мира, в частности от президента Ирана. Во всех остальных частях света, в том числе  и  в России, он находится на одном  и  том же уровне. Градус антисемитизма не повысился  и  не понизился.

В России вообще уникальная ситуация — евреев нет, а еврейский вопрос остался. Место евреев у нас  и  в Западной Европе постепенно занимают мигранты: в России — из кавказских республик, из Центральной Азии, в Европе — из Турции, Пакистана, африканских стран. Они выполняют роль «новых евреев».

Есть еще  и  такой аспект, как обострение антисемитизма в связи с ситуацией в Палестине, как это было, например, несколько лет назад во Франции, но эти проявления носят временный, а не постоянный характер. Из постоянных я бы назвал замещение антисемитизма другими национальными фобиями, другими видами ксенофобии.

Алексей МОЛОКИН, редактор интернет-проекта РЕК «Антисемитизму — нет!»

— Ответить на этот вопрос можно известным афоризмом: «Там хорошо, где нас нет». А в странах экс-СССР, в Западной Европе  и  Северной Америке присутствуют как развитые еврейские общины, так  и  многочисленные проявления ксенофобии  и  антисемитизма. С моей точки зрения, антисемитизм в странах западного мира  и  постсоветских государствах по большей части проявляется как составная часть ксенофобии, неприязни по отношению к людям иной национальности  и  религии. Причем сама проблема ксенофобии стоит очень остро. Скажем, в России около половины жителей разделяют лозунг «Россия — для русских», но антисемитских взглядов придерживается не более 1/10 части населения. Например, по данным ВЦИОМ, положительное отношение к антисемитам выражают 6% опрошенных, тогда как две трети — 64% — относятся к ним отрицательно. Примерно схожее положение характерно для стран Евросоюза  и  США.

Широкое распространение антисемитизма в обществе, как показала история, происходит в период острых социально-экономических кризисов. В этом смысле в странах СНГ ситуация наиболее сложная. Определенная часть россиян  и  некоторые политические силы озабочены «засильем олигархов-евреев». Однако сегодня в России  и  других государствах СНГ в результате волны эмиграции 90-х годов евреев стало значительно меньше. Россияне в повседневной жизни чаще сталкиваются с представителями совсем других этнокультурных групп. Отсюда первые строчки в рейтинге неприязни занимают цыгане, уроженцы Кавказа  и  среднеазиатских республик, а евреев упоминают во вторую–третью очередь.

В Европе  и  в значительной степени в США основное напряжение в межнациональных отношениях проходит между коренными жителями  и  мигрантами, среди которых много приверженцев ислама. Здесь гораздо большую роль играет фактор арабо-израильского конфликта.  И  евреи оказываются между двух огней: они страдают как от антиизраильской активности ультралиберальных кругов в политике, СМИ, университетах, устраивающих шумные кампании, конференции  и  бойкоты, так  и  от исламистов среди общин мигрантов, противостоящих цивилизации «евреев-крестоносцев». В Европе пик антисемитских инцидентов соответствовал периоду наивысшего напряжения в ходе второй интифады в 2002–2004 гг.  и  сегодня пошел на убыль.

При этом надо иметь в виду, что везде действуют многочисленные экстремистские националистические группы. Они занимают маргинальное положение, их влияние на общественное мнение очень ограниченно. Тем не менее бездействие правоохранительных органов может привести к тому, что такие акции могут перерасти из единичных происшествий в серьезный фактор общественно-политической жизни. В России насчитывается около 50 тысяч скинхедов, за прошлый год произошло до полусотни убийств на националистической почве. А в это время Законодатель переводит разжигание межнациональной розни в разряд преступлений невысокой тяжести, присяжные осуждают убийц по статье «хулиганство», прокуратура  и  суды считают призывы к закрытию всех еврейских организаций вполне законными. Такая «борьба» с ксенофобией только подстегивает националистов, внушает им ощущение безнаказанности. Государство должно жесткими правовыми мерами отсечь экстремистов от влияния на общество, но сегодня мы, к сожалению, этого не видим.

«Еврейские новости»
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2006 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Смотрите вывезти старую мебель здесь.