«Еврейский Обозреватель»
ПОЛИТИКА
6/121
Март 2006
5766 Адар

ИСПАРИВШИЕСЯ МИЛЛИОНЫ «ФАТХА»

КРИСТОФ БОЛТАНСКИ

На главную страницу Распечатать

Перед зданием министерства национальной безопасности, в котором когда-то находился османский сераль, толпятся сотни людей. Три месяца назад бывших боевиков «Бригад Аль-Аксы» — группировки, связанной с движением «ФАТХ», — приняли на службу в палестинские полицейские подразделения в рамках политики, призванной не только интегрировать вооруженные группировки в официальные структуры, но и «купить» сторонников.

Вскоре толпа берет входную дверь штурмом. Завязываются потасовки. Наводя порядок, полицейские орудуют дубинками и грозят открыть стрельбу из автоматов. «Ждать приходится часами», — жалуется 22-летний Хасан Ахмед ад-Дада. Раньше он вел жизнь подпольщика, и теперь ему хочется поскорее получить месячный оклад в 1050 шекелей (185 евро). «Но офицеры вписали фальшивые имена, чтобы положить их зарплату себе в карман. Поэтому мы получили приказ прийти с удостоверениями личности». Он смеется: «Все равно сюда все пришли по блату». Обычный день в Газе.

Когда палестинцев спрашивают о победе исламистов на парламентских выборах 25 января, они называют одни и те же причины: желание покончить с коррупцией, блатом, фиктивными рабочими местами, хаосом, преступностью... Даже Хасан Ахмед ад-Дада, несмотря на свою принадлежность к проигравшей партии «ФАТХ», рад происходящим переменам: «Мы надеемся, что новые лидеры позаботятся не только о себе, но и о людях».

«НАКОНЕЦ-ТО МЫ ПОКОНЧИМ С ЭТОЙ МАФИЕЙ»

Алаа Скайк держит обменный пункт на улице Омара аль-Мухтара. Удачливый торговец, владеющий землей и недвижимостью, на выборах он голосовал за «ХАМАС». Он не говорит ни о шариате, ни о джихаде — священной войне против Израиля. Его интересует только бизнес. «Мы голосовали за «ХАМАС» не из-за его исламской программы,   а  для того, чтобы иметь сильное правительство, которое восстановит стабильность и процветание», — твердит он. Недавно один из его родственников («миллионер», подчеркивает он) отказался взять в партнеры чиновника из палестинской администрации в фирму по производству гравия. Он отсидел месяц в тюрьме. Его грузовики были задержаны на терминале «Карни» — единственном пропускном пункте, по которому товары доставляются в сектор Газа. Его компьютерное оборудование было конфисковано спецслужбами — мухабарат. «Они просто хотели, чтобы он с ними поделился», — говорит Алаа Скайк. И добавляет: «Наконец-то, мы покончим с этой мафией».

У всех коммерсантов — одни и те же жалобы, одни и те же надежды. Хамди импортирует нижнее белье из Италии и Китая. Так как сектор не имеет выхода во внешний мир, товары выгружаются в израильском порту Ашдод, откуда грузовиками доставляются в Газу. Путь длиной в 30 км занимает иногда несколько недель, так как палестинские территории блокированы Израилем. С января пункт «Карни» не работал целых 35 дней. С доставщиком пришлось расплатиться за вынужденный простой. По другую сторону границы затраты увеличиваются. Нужно поменять грузовики,  а  главное — заплатить дорожную пошлину. Сотрудники службы превентивной безопасности (еще одного палестинского полицейского ведомства) «спрашивают, нужно ли тебе место в очереди. Не заплатишь — не поедешь», говорит коммерсант. Цена зависит от стоимости товара и от срочности доставки. «В общей сложности доставка одного контейнера из Ашдода обходится мне в 15 тысяч шекелей (2648 евро),  а  не в 2 тысячи (353 евро), как это было до интифады», — рассказывает он.

«Из-за всего этого «ХАМАС» и победил. Люди решили наказать «ФАТХ» за коррупцию. И дело не только в махинациях с налогами. Мы — бедная нация. Почему министры и генеральные директора ездят на новеньких «мерседесах»? Как может замминистра, получающий 1800 евро в месяц, иметь четыре машины и детей, которые тратят больше, чем он получает?» — возмущается Башир, руководитель одной из местных НПО, который, впрочем, называет себя сторонником «ФАТХа». Стоящий рядом бизнесмен добавляет: «Бывает, кого-то нужно «подмазать» — это мы еще понимаем. Но им этого мало. Они просто хотят нас сожрать».

ПРОПАВШИЕ 700 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ

Прошли выборы, и палестинская юстиция, наконец-то, проснулась. 5 февраля генеральный прокурор Ахмед аль-Мегани собрал журналистов, чтобы объявить им о том, что за последние годы из казны пропали 700 миллионов долларов. Это крупная сумма, равная трем четвертям ежегодно получаемой палестинской администрацией иностранной помощи. «Это приблизительный подсчет», — подчеркивает один из помощников генпрокурора Зейн Бсейсо. Прокуратура утверждает, что она возбудила 52 уголовных дела по фактам хищений, нецелевого расходования средств и уклонения от налогов. По этим делам проходят «200-300 человек», говорит Зейн Бсейсо, который, как и его начальник, отказывает называть имена и раскрывать детали расследований.

Иностранная помощь не расхищается. «Ни за одной помощью так пристально не следят, как за той, которая оказывается палестинцам», — отмечает дипломат. Но список нарушений, перечисляемых Ахмедом аль-Мегани, весьма внушителен: 23 млн. долларов, «испарившихся» через палестинское радио и телевидение, 4 млн. долларов, выделенные фиктивному заводу по производству труб, торговля «серыми» банковскими карточками и контрабандными сигаретами, незаконная торговля землей и государственным имуществом...

В центре самых крупных скандалов находятся тресты, созданные по распоряжению Ясира Арафата. Полугосударственные компании получили эксклюзивное право на импорт нефти, газа, цемента, муки... Эта схема была изначально задумана не только для обеспечения Палестинской автономии товарами первой необходимости, но и для пополнения «черных касс». Палестинский лидер хотел иметь источники финансирования, неподконтрольные спонсорам. На практике часть этих скрытых денег расхищалась теми, кто должен был их беречь. Под давлением международного сообщества эти монополии были в 2002 году поставлены под контроль министерства финансов. «Раньше этого не было, и кое-кто этим пользовался», — говорит Зейн Бсейсо. Например, так поступал генеральный директор палестинского нефтяного ведомства, подозреваемый в хищении десятков миллионов долларов. «Мы пойдем до конца», — говорит представитель прокуратуры. Но на дальнейшие расспросы отвечает уклончиво. «В суд было передано два или три дела», — говорит он после некоторых колебаний.

К операции «Чистые руки», начатой через десять дней после выборов, палестинцы относятся скептически. «Прокуратура реально не занимается всеми этими старыми и хорошо известными делами. По ним уже проводилось расследование, но оно не было доведено до конца», — утверждает Раджи Сурани, директор Палестинского правозащитного центра. За минувшие десять лет палестинская коррупция не раз становилась темой докладов и аудиторских проверок Евросоюза, МВФ и палестинского парламента... «Если юридические процедуры и проводились, они мотивировались не заботой о правосудии,  а  подковерной борьбой. И никто по этим делам ни разу не был осужден».

ПОСТОЯННЫЕ ВЫЗОВЫ ЮСТИЦИИ

Начав борьбу с коррупцией, глава палестинской национальной администрации Махмуд Аббас «хочет перебить дорогу «ХАМАСу». И сказать, что именно он начал это делать», поясняет независимый журналист Аднан Салим. Генеральный прокурор, бывший адвокат «ФАТХа», которого самого подозревают в причастности к расхищению средств, знает, что при новой власти он может потерять свой пост. Трудно представить себе, чтобы юстиция, которой ежедневно бросают вызов кланы и вооруженные банды, предъявила обвинения высокопоставленным чиновникам. Сегодня, например, десять человек из крупного бедуинского племени абу-руса осаждают здание суда в Газе, где их соплеменника судят за убийство. Перепоясанные патронташами, они потрясают автоматами на глазах стенографистов, сидящих за печатными машинками. Процесс откладывается, и штурма удается избежать. «Так часто бывает.  А  два месяца назад здесь стреляли», — рассказывает работник суда.

Придя к власти, «ХАМАС» обещал заняться этой проблемой. «Законодательное собрание будет расследовать все факты коррупции, дела, связанные с монополиями, границами, пожертвованиями, — утверждает Джамаль Наджи аль-Худари, депутат, близкий к исламистскому движению. — Но мы не будем устраивать землетрясения. Мы должны действовать постепенно». Эту осторожность легко объяснить. Ведь среди тех, кто находится под прицелом, — один из самых влиятельных в секторе Газа людей. Мухаммед Дахлан, бывший глава службы превентивной безопасности, может в любой момент поднять по команде несколько тысяч вооруженных людей. Он патронирует ассоциацию «Бина», которая объединяет многих известных общественных деятелей и пользуется поддержкой самого популярного местного радио — «Саут аш-Шабаб». Его пятьдесят телохранителей прошли выучку в Европе и США. Начав с нуля, этот сын беженцев стал одним из богатейших людей в Газе. Недавно он купил дом бывшего мэра города Рашила аш-Шавы, заплатив за него миллион долларов. Он владеет многочисленными фирмами, которые размещаются в том же доме в квартале Рималь, где он проживает. И именно его бывшие агенты контролируют пропускной пункт «Карни». Служба превентивной безопасности устанавливает свои правила и решает, что должно ввозиться и вывозиться. Разумеется, не безвозмездно.

Это его люди в 2005 году «организовали дефицит муки, чтобы вздуть цены», доверительно сообщает нам европейский дипломат. Однажды, когда возник дефицит цемента, международная организация, занимающаяся прокладкой дорог в секторе Газа, попросила помощи у службы превентивной безопасности. «Сначала они согласились поставить нам цемент, но через несколько дней потребовали занизить цену в официальном документе», — пояснили в организации. Предъявить обвинение бывшему «шерифу Газы» — такая перспектива выглядит невероятной. «Разве станут они судить Дахлана? Мелкую рыбешку — да, будут. Но крупную рыбу, настоящих воров — нет!» — уверен адвокат. Тем не менее «ХАМАС» может использовать дела о коррупции, чтобы убедить некоторых лидеров «ФАТХа»: сеять смуту не в их интересах.

На золотом базаре торговцы сами обеспечивают свою безопасность: у них есть охранники и видеокамеры. «Полиция? Она слишком занята — она защищает саму себя», — говорит один из них. Есть и другая причина, по которой он не прибегает к помощи официальных структур. В 2000 году один из крупнейших местных ювелиров, Бахар Саади, был на четыре месяца посажен в тюрьму начальником полиции Гази Джабали, который обвинил его в уклонении от уплаты налогов. «Его шантажировали, — рассказывает его младший брат. — За свое освобождение ему пришлось заплатить полтора миллиона долларов». Он не знает, сможет ли когда-нибудь вернуть назад этот выкуп. Его получатель Гази Джабали, уволенный в 2004 году, теперь живет в Иордании.

«Liberation», ИноСМИ.ру
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2006 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Если Вы хотите патронташ купить, то приходите в охотничий магазин Сафари