«Еврейский Обозреватель»
ТРАДИЦИЯ
22/113
Ноябрь 2005
5766 Хешван

«ЯЗЫКОВЫЕ ВОЙНЫ»: ИВРИТ ИЛИ ИДИШ?

А.КРЮКОВ

На главную страницу Распечатать

Начало в № 21(112)

В 1914 году противники распространения иврита предприняли последнюю попытку остановить его победоносное наступление. Этому предшествовала иммиграция в Палестину в 1912–1914 годах значительного числа евреев из Германии. Они попытались сделать немецкий язык «конкурентом» иврита прежде всего в школах. К началу Первой мировой войны германо-еврейское благотворительное общество «Хильфсферайн» («а-Эзра» — «Помощь»), основало в Палестине 27 своих школ.

Влиятельные прогерманские круги в Палестине, опиравшиеся на материальную поддержку общества «а-Эзра» и германское консульство, мобилизовали поддержку союзных ей турецких властей и обвинили новых иммигрантов из России — сторонников внедрения в школах иврита — в принижении германской культуры. Разразилась настоящая «война языков». В ответ на запрет преподавания на иврите учащиеся и преподаватели объявляли забастовки и выходили на демонстрации. По улицам ходили «языковые патрули», которые несли плакаты с крылатым призывом Бен-Йехуды: «Еврей, говори на иврите!». Приверженцев иврита поддержало британское общество «Альянс», содержавшее в Палестине школы и гимназии. Победили сторонники иврита, поддержанные открытием новых учебных заведений, где преподавание велось на этом языке. Речь идет о школе «Реали» и политехническом институте Технион в Хайфе, а также о первой учительской семинарии в Иерусалиме.

Через 10–12 лет имел место еще один всплеск «войны языков». На этот раз ивритчики «сражались» против адептов идиша. В те годы 90% евреев мира говорили на идише или понимали этот язык. Тем не менее в Палестине доминировали ивритоговорящие, которые непримиримо относились к попыткам культивировать в еврейской среде любой другой язык.

Первый мэр Тель-Авива Меир Дизенгоф как-то сделал публичный выговор одному инженеру, который, представляя свое изобретение, давал пояснения на «жаргоне» — так тогда называли идиш. Молодые палестинские евреи любыми средствами препятствовали распространению идиша. Особенно непримиримыми борцами с этим языком были члены Батальона защиты иврита, созданного в Палестине в 1923 году. В еврейских периодических изданиях того времени мелькали сообщения о том, что на такой-то улице такого-то городка был подожжен киоск, в котором продавались газеты на идише.

Вот что вспоминал один из тогдашних учеников тель-авивской гимназии «Герцлия» М.Шалош: «Мы входили в зал (где проводились мероприятия, участники которых разговаривали на идише) и рассаживались среди публики. Однако как только начинали говорить на идише, мы вскакивали и начинали скандировать: «Еврей, говори на иврите! Нет — речи на идише» Нас было невозможно ни унять, ни вывести из зала, и таким образом мы срывали собрание». Эта непримиримая кампания продолжалась и в 30-е годы ХХ века, а ее отголоски раздавались и позднее. Так, уже в 1950-х годах власти Тель-Авива (под влиянием позиции премьер-министра Д.Бен-Гуриона) запрещали в городе театральные постановки на идише.

Прекрасным знатоком иврита был Хаим-Нахман Бялик. Богатство и точность иврита Бялика, его образность, гибкость удивляли современников. Нередко к поэту обращались за помощью в наименовании того или иного животного, цветка или новой организации. Известно, например, что название газеты «Давар» (по заголовку одного из стихотворений поэта) было предложено Бяликом. Он также придумал имя автобусному кооперативу «Эгед» (от ивритского корня «объединять, связывать вместе»), в который объединились несколько владельцев первых автобусов в Палестине. Большим вкладом Бялика в словесность на иврите является и внедрение поэтом силлабо-тонической системы стихосложения вместо традиционной силлабической.

Тем не менее, у Бялика была своя позиция в вопросе о возрождении иврита.

Изначально поэт был принципиальным противником словотворчества Бен-Йехуды и его сторонников. Он считал неологизмы Бен-Йехуды «нежизнеспособными химерическими образованиями» и призывал «вернуть словам, оборотам и выражениям древнего языка... все те смыслы и значения, которыми они обладали (когда в древности иврит был живым языком); наряду с этим нужно естественным и органичным образом нагрузить их новыми современными смыслами и значениями... В творчестве языка, как во всяком художественном творчестве, нет нужды создавать из ничего, надо только обнажить, раскрыть сокровенное в тайниках».

Бялик до конца своих дней оставался сторонником речи на идише.

Известно немало историй о ситуациях, в которые попадал поэт, не желавший отказываться от речи на «мамэ-лошн», то есть идиша. Несмотря на огромный литературный и общественный авторитет, и Бялику доставалось от адептов иврита в те годы. При жизни поэту даже не удалось реализовать свою мечту — открыть в Еврейском университете в Иерусалиме кафедру изучения идиша. И это притом что в Палестине были и другие видные фигуры, ратовавшие за сохранение и изучение идиша. Речь идет, например, о крупном поэте Ури Цви Гринберге (1896–1981) и лидере рабочего движения Берле Кацнельсоне (1887–1944), в 40-х годах ХХ века обращавшихся к руководству Еврейского университета с предложениями основать кафедру идиша. Это произошло лишь позднее, в 1953 году. Кафедра была основана, и ее первым заведующим стал писатель, переводчик и редактор Дов Садан. Первое время на ней обучался фактически только один студент — ныне известный литературовед и критик проф. Дан Мирон. «Неужели идиш был недостаточно хорош, чтобы служить языком общения для нескольких тысяч человек второй алии..?» — риторически вопрошал израильский публицист К.Кацнельсон, скорбя о проигранной идишем «войне языков».

В 1918 году в результате тридцатилетней деятельности энтузиастов-гебраистов уже 34 тысячи человек (около 40% палестинских евреев) умело разговаривать на иврите. После утверждения британского мандата на Палестину Бен-Йехуда совместно с известным сионистским деятелем М.Усышкиным убедил британского верховного комиссара Г.Сэмюэла провозгласить иврит одним из трех официальных языков подмандатной Палестины (наряду с арабским и английским). Это событие состоялось 29 ноября 1922 года, а 16 декабря — меньше, чем через три недели после этого исторического для еврейского народа события, свершению которого он посвятил всю свою жизнь, Бен-Йехуда скончался...

В 20-е годы ХХ века в ишуве функционировало уже более десяти типографий, из которых шел непрерывный поток газет, журналов, романов, пьес, переводов, научных работ на иврите. В 1929 году в Палестине насчитывалось около 150 ивритских школ, в которых обучались 20 тысяч детей и работала тысяча учителей. Начали появляться учебники и справочники по современному ивриту.

За период после окончания Первой мировой войны и до провозглашения Государства Израиль в 1948 году еврейское население Палестины выросло с 85 тысяч человек до 650 тысяч. Из них 80% уже могли изъясняться на иврите, а 54% вообще говорили только на иврите. Среди евреев — уроженцев Палестины доля носителей иврита достигла 92%.

«Еврейское слово»
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@  jewukr .org
© 2001-2005 Еврейская Конфедерация Украины - www. jewukr .org
Источник: http://www.fitnesrate.ru/cityfitness-volgograd.html.