«Еврейский Обозреватель»
ИЗРАИЛЬ
14/105
Июль 2005
5765 Тамуз

«МАЛЕНЬКАЯ РОССИЯ»   В  ИЗРАИЛЕ

СТЕФАНИ ЛЕ БАР

На главную страницу Распечатать

Этот детский сад, расположенный  в  одном из кварталов поселенцев, построенных  в  восточной, арабской части Иерусалима,  в  Нэве-Яков, напоминает самые обыкновенные ясли. Однако некоторые семьи, не задумываясь, готовы пересечь весь город, чтобы отвести туда своих чад.

 В  качестве объяснения этого явления директор сада, Марина Могелевски, демонстрирует, как проходят утренние занятия гимнастикой. Двадцать детишек стараются следовать наставлениям учителя физкультуры, говорящего на русском языке. Днем дети, все русского происхождения, упражняются  в  математике, музыке, шахматах, иврите и  в  родном языке. Русская литература —  в  оригинале или на иврите — погружает их  в  родную среду. День длится 8–10 часов вместо 5–6, предусмотренных  в  классической системе, садик существует на частные субсидии.

Детский сад  в  Нэве-Яков — первое звено новой образовательной модели, признанной большей частью русскоговорящей общины страны, которая составляет миллион человек, то есть около 20% населения. Эта система с момента своего появления стала символом интеграции «по-русски» и усилила общинность, характеризующую алию («восхождение» на иврите) евреев из бывшего СССР. Потому как, проявляя глубокое желание интегрироваться, новые иммигранты благодаря своей многочисленности и привязанности к своей культуре, навязывают свою модель интеграции, прежде не существовавшую  в  Израиле.

По мнению некоторых аналитиков, речь идет о «капитуляции» сионистских идеалов, которые подразумевали совместную жизнь евреев всего мира,  в  частности, на основании и благодаря языковой общности. С момента приезда  в  Израиль  в  1990-е годы, эти «олим» («иммигранты» на иврите) столкнулись с рядом препятствий, которые сопровождают всякую интеграцию: овладение языком, жесткий прием, трудная экономическая ассимиляция. Но для «русских», приехавших,  в  основном, из России и Украины, к этой череде утраченных иллюзий добавилось еще одно неожиданное разочарование: состояние государственной системы образования  в  Израиле, не слишком развитой и известной своим нестрогим соблюдением правил. «Многие семьи приехали сюда, чтобы дать новый шанс своим детям», — подчеркивает Элиезер Лешем, социолог Еврейского университета  в  Иерусалиме, специалист по русской иммиграции, волны которой следовали одна за другой.

«Родители,  в  большинстве своем специалисты с высокой квалификацией,  в  противоположность другим иммигрантам (особенно из Северной Африки и из Эфиопии), поняли, что израильская система образования не соответствует их стандартам». «Они пережили ужасный культурный шок, — добавляет госпожа Могелевски, директор детского сада, — у них создалось впечатление, что  в  либеральной школе, поощряющей индивидуализм, при отсутствии дисциплины, их дети не научатся ничему, и даже регрессируют».

«Несмотря на наше образование, мы не можем теперь помочь нашим детям, по причине языкового барьера», — добавляет Инна Лившиц, приехавшая из Сибири  в  1992 году с четырехлетним сыном, сегодня проходящим обучение  в  одной из этих школ. «Это настоящая катастрофа для нас, мы, как все русские, одержимы идеей совершенства школьного обучения», — говорит она.  В  прошлом инженер-программист, сегодня Инна работает по социальной программе  в  неблагополучном квартале. Потребность  в  руководстве и  в  дисциплине, желание сохранить связи с русской культурой, так же, как и создание сети учителей-иммигрантов — все это заложило основы для этой параллельной системы. «Огромное большинство русскоговорящих детей обучаются, так или иначе, по этой программе», — считает г-н Лешем.

Некоторые школы совмещают официальную программу и дополнительные занятия — на иврите и на русском. Другие предлагают только вечерние курсы,  в  частности, по точным наукам, извечной «вотчине» русской культуры.

Отрезанные от своего еврейского наследия  в  коммунистическую эпоху, иммигранты из бывшего СССР приезжали  в  Израиль с практически нулевым знанием религии. «Я даже не знал, что такое Йом Кипур (день искупления, еврейский праздник, наиболее почитаемый  в  Израиле религиозными и светскими евреями)», — говорит Ариэ Левин, директор школы для мальчиков, ставший ультраортодоксом после прибытия  в  Израиль.  В  этих заведениях треть курсов, преподаваемых на иврите, посвящены религии,  в  то время как русскоговорящее население считает себя скорее светским.

«Родители готовы согласиться с этой религиозной составляющей, чтобы избежать преступности, которая процветает вокруг государственных учреждений», — уверяет Соня Судри, сотрудница интерната для девочек. Учитывая это, израильские власти приветствуют появление этих «школ, которые облегчили интеграцию молодых «олим», позволив им сохранить владение русским языком, говорит один из представителей власти.

Но образование — это далеко не единственная область, где проявляется стремление сохранить ценности родной страны. Успешность 15 некошерных супермаркетов сети «Тив Таам» («Хороший вкус») свидетельствует об этих местных особенностях. Свиная колбаса, стыдливо называемая «белым мясом», морепродукты, копченая рыба всех сортов привлекают русских покупателей, которые составляют более 50%. Русские создали свою «маленькую Россию», говорит господин Лешем, «они едят по-русски, читают по-русски, они создали русский рынок для русских, свои СМИ, сотни организаций. Они заключают браки между собой. Это, конечно, объясняется их многочисленностью, но также и тем, что эти иммигранты сохранили тесные контакты с Россией. Каждый год более 100 тысяч человек ездят на родину и обратно».

Израильское общество, несомненно, извлекло выгоду из некоторых русских пристрастий, иногда афишируемых немного надменно. Классическая музыка популяризируется благодаря появлению многочисленных камерных оркестров.

Массовость спорта, который также был  в  почете  в  СССР, позволяет новым иммигрантам преуспеть  в  различных его видах: плавание, теннис, коньки.

Говорят, что медицина Израиля «стала более гуманной» после прибытия тысяч врачей и медсестер.  В  бизнесе русские посредники позволяют израильским компаниям завоевывать рынки бывшего СССР.

Только политика не получила дивидендов от этой «русификации». Русские партии, пережившие расцвет  в  начале 1990-х годов, постепенно растворяются  в  израильском политическом пейзаже. Партия знаменитого экс-диссидента Натана Щаранского вошла  в  классическую правую партию «Ликуд». «Мы не голосуем за кого-либо лишь потому, что он говорит на нашем языке, мы выбираем его за идеи», — резюмирует госпожа Лившиц. Только представители самого старшего поколения восприимчивы к речам Авигдора Либермана, бывшего министра  в  правительстве Беньямина Нетаньяху, создавшего свою крайне правую партию, специально подстраивавшуюся под русскую алию. Голоса нового поколения, также настроенного консервативно, — это сторонники отказа от политических уступок палестинцам, — распределяются сегодня между существующими партиями,  в  большинстве своем правого толка, и также отдают свои голоса «Шинуй», ультрасветской партии. «Проблемы, связанные с русской иммиграцией, часто решаются на местном уровне», — уточняет господин Лешем.

Нет недостатка и  в  неудачниках. Вот уже 11 лет Елена Эпштейн держит русскую книжную лавку  в  неблагополучном квартале Ашдода, где, как и во многих других израильских городах, живет значительное число иммигрантов, —  в  некоторых пригородах проживает до 50% русских. Она и ее муж работали инженерами  в  Украине. Сегодня муж — ночной сторож. Их магазин — это «тысяча мелочей»,  в  нем продается все — видеокассеты, книги, диски, открытки и газеты на русском языке. Они сильно пострадали от экономического спада, поразившего страну и,  в  первую очередь, коснувшегося новых иммигрантов. «К сожалению, израильское государство не заботится о том, чтобы нас трудоустроить», — констатирует Елена Эпштейн.

Только треть дипломированных специалистов нашли работу по специальности. «Те, кому более сорока лет, остались за бортом», — считает она. Разочарование стало темой для очень популярной сатирической телепередачи, где  в  роли неудачницы показана кассирша из супермаркета Люба, сварливая и наглая. Многие специалисты из бывшего СССР работают охранниками, торговцами или домработницами. Госпожа Эпштейн, однако, не унывает. Для нее цель достигнута: «Здесь я чувствую себя, как дома, и мои дочери хорошо успевают  в  университете».

Другие не смогли справиться с культурным шоком и с трудностями интеграции. Алкоголизм, употребление наркотиков и проституция — этих зол не избежали тысячи молодых русских, предоставленных самим себе  в  результате разрыва с семьей или исключения из школы, или после неудачи с интеграцией  в  рамках правительственных программ для подростков без семьи. Иммиграция матерей-одиночек усилила социальную неустроенность  в  некоторых кругах. Сотрудник социальной службы  в  Иерусалиме говорит, что огромное большинство людей без определенного места жительства  в  городе — и это новый феномен — составляют молодые русские.

Эти новые реалии только закрепили нелестное мнение «старых» израильтян о русских. «Клише об их связях с мафией и проституцией сохраняются, — свидетельствует господин Лешем, — даже если, с началом интифады, представления начали меняться. Многие из жертв терактов и многие убитые солдаты были русского происхождения. Именно на их долю выпали все тяготы».

Эта ассимиляция, однако, имеет свои границы, что связано с вопросами религии и гражданственности. Для верховного раввината, стоящего на страже галахи, еврейского религиозного закона, евреем является только тот, у кого мать — еврейка. Для государства, напротив, всякое лицо, у которого есть хотя бы один родственник по восходящей линии еврей, пусть даже мужчина, имеет право на возвращение на историческую родину, может иммигрировать  в  Израиль и немедленно получить гражданство. Так, около 300 тысяч иммигрантов из бывшего СССР сегодня считаются израильтянами, тогда как по религиозному закону они не являются евреями. Евреев из России,  в  своем большинстве светских,  в  целом устраивает этот парадокс.

Но ситуация осложняется, когда дело касается похорон или свадеб, —  в  Израиле  в  этом вопросе действует религиозный закон. Евреев, вполне достойных носить это имя, для того, чтобы иммигрировать и защищать страну, молодых солдат, павших  в  бою, верховный раввинат может не счесть евреями, и тогда они не могут быть погребены на воинских кладбищах. Молодым парам,  в  которых один из партнеров официально не является евреем, приходится уезжать за границу, чтобы пожениться.

Нееврейские матери, дети которых стали израильтянами по Закону о возвращении, находятся  в  неправомочном положении  в  Израиле и под угрозой выдворения из страны. Сегодня, через 15 лет после первой волны русской иммиграции, израильское правительство начало кампанию  в  русскоязычных СМИ, чтобы побудить «олим» начать процесс обращения.  В  то же время, предусматриваются меры, которые сделают еще более затруднительным получение гражданства для нееврейских супругов израильтян.

Присутствие русской алии продолжает ощущаться  в  израильском обществе.  В  этом году Израиль впервые официально отмечал победу союзников 8 мая 1945 года. И около 20 тысяч ветеранов Советской армии получили пенсию страны, где они проживают.

«Le Monde», Франция
ИноСМИ.Ru
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2005 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org