«Еврейский Обозреватель»
ЕВРЕЙСКАЯ УКРАИНА
11/102
Июнь 2005
5765 Ияр

ЗОЛУШКА   И  «ТИКВА»

ЕЛЕНА ЛИТВАК

На главную страницу Распечатать

... «Мы с Оксаной нашли друг друга не случайно. У нас одна цель, на нее мы будем теперь работать вместе. Это образование, это помощь детям, которым она необходима особенно»... Так говорит раввин Шломо Бакшт, Главный раввин Одессы  и  области, об Оксане Баюл - всемирно известной спортсменке, знаменитой фигуристке, олимпийской чемпионке.

Впрочем, сама Оксана, прилетевшая в Одессу впервые за 11 лет, главным содержанием этой поездки свои звездно-спортивные регалии не считает: «Я не хочу, чтобы дети смотрели на меня как на олимпийскую чемпионку, мне хочется, чтобы они видели рядом с собой просто человека, который может их понять!» Так говорит Оксана Баюл, побывавшая в нашем ( и  своем!) городе по приглашению еврейской общины «Тиква»-«Ор Самеах» в составе делегации американских  и  британских друзей Одесской еврейской общины. Для Оксаны это было первое знакомство с еврейской жизнью в Одессе, с образовательной системой «Тиква»-«Ор Самеах». А у «Тиквы» в итоге стало еще одним другом больше...

Гадкий утенок, ставший белым лебедем. Плохая девчонка, сумевшая исправиться. Золушка, сама себя превратившая в принцессу. «Кто был никем, тот станет всем»... Словом, американская мечта во всей своей красе - яркой, нарядной, глянцевой. Или мечта украинская? Да какая, собственно, разница, потому как мечта - она  и  в Африке мечта... Эти самые утенок с Золушкой, как  и  многое другое, - еще  и  привычный набор журналистских штампов, такой себе шлейф, который тянется за Оксаной Баюл уже более десяти лет. В 1994 году в норвежском Лиллехаммере она стала олимпийской чемпионкой в женском одиночном катании, первой ( и  до сих пор единственной) украинской фигуристкой, на чьем счету - золото самой высшей пробы...

...Потом - мгновенно свалившаяся слава,  и  прием в Белом доме,  и  многочисленные телевизионные шоу (кто не любит победителей!),  и  деньги,  и  машины;  и  куда-то подевалась, став неактуальной, мечта о новых джинсах, а «Сникерсов», в любви к которым Оксана призналась Биллу Клинтону, оказалось завались...  И  теперь уже Америка, простившая ей даже победу над своей любимицей Нэнси Кэрриган, взахлеб рыдала над грустной историей бедной сироты из непонятной страны - Украины, историей с таким замечательным, звездным, просто-таки феерическим «хэппи-эндом», не слишком, правда, задумываясь над тем, что Золушке-то всего 16 лет, какой тут может быть «энд»...

Наверное, самое грустное в реальной, не глянцевой истории Оксаны Баюл - как раз то, что журналистам не нужно было ничего специально придумывать. Ей было два года, когда развелись родители, тринадцать - когда умерла от рака мама. Тогда девочку забрал к себе ее тренер Станислав Коротек (Оксана жила в Днепропетровске, там  и  занималась фигурным катанием - с трех лет, когда впервые встала на коньки). Затем в жизни Оксаны появились знаменитые тренеры Галина Змиевская  и  Валентин Николаев, появилась Одесса. Время было заполнено под завязку: лед, тренировки, падения, тренировки, соревнования, тренировки, травмы, переезды, тренировки, победы, тренировки.  И  одиночество. Одиночество ребенка без семьи...

А потом, уже после Олимпиады, уже после переезда в США, у Золушки начались совсем не сказочные проблемы. Опять одиночество - теперь уже в статусе «звезды». Ссоры с тренерами, агентами, продюсерами, пьяная автомобильная авария, чуть было не стоившая жизни, разбирательства с полицией, скандалы, нервный срыв, лечение от алкоголизма. В общем, грустная история чуть было не стала совсем уж грустной... Цитата из тех лет - от Натальи Линичук, знаменитой фигуристки  и  тренера, решившей тогда поддержать Оксану. На вопрос, а зачем, собственно, Линичук ответила: «Вы знаете, мне кажется, что фигурное катание пострадает от ухода Баюл больше, чем она сама. Человек талантлив. Я дала себе слово: помогу Оксане доказать, что в фигурном катании для нее еще не все потеряно. За свои 20 лет Баюл выстрадала столько, что другим на всю жизнь хватит»...

О том времени  и  о себе тогдашней сама Оксана говорит жестко, все вещи называя своими именами. Черту под этим куском своей жизни она подвела - так же жестко. Об этой победе - над собой, - конечно, не трубили столько же, сколько о победе олимпийской. Хотя, наверное, победы эти сравнимы. Еще  и  потому, что жизнь после спорта для многих больших спортсменов нередко становится «жизнью после жизни» - с ощущением потерянности, ненужности, депрессиями, трагедиями, которые происходят как-то незаметно для изменчивой в своих привязанностях публики.

Сегодняшняя Оксана - весьма «американская» девушка. Во всяком случае, такое впечатление производит - очень эмоциональная, открытая, улыбчивая, доброжелательная, общительная,  и  в общении этом (в том числе с прессой) просто неутомимая. Это, между прочим, тоже знак высокого профессионализма - профессионализма публичной персоны, человека, чья жизнь проходит на глазах у всех. В США, где Оксана живет больше десяти лет, она принимает участие в различных ледовых шоу  и  показательных выступлениях (включая очень престижный тур «Чемпионы на льду»); занимается продвижением спортивной одежды под торговой маркой «Оксана Баюл». Бестселлерами стали две написанные ею книги...

А два года тому назад Оксана впервые после долгого перерыва приехала в Украину  и  отправилась в Днепропетровск - чтобы найти отца, которого практически не помнила. Нашла, заново познакомилась. Тогда же Оксана  и  узнала, что есть в ней, оказывается, еврейская кровь: бабушка была румынской еврейкой...

- Раньше я как-то не задумывалась о таких вещах, как «голос крови». А теперь знаю: приходит время,  и  человек начинает слышать. Это такая же правда, как  и  то, что Родину  и  маму не выбирают... Так что я еще  и  поэтому приехала сейчас в Одессу, в еврейскую общину «Тиква»-«Ор Самеах». Мне вообще очень приятно быть в Одессе, очень радостная встреча была уже в аэропорту, когда ко мне бросились два десятка малышей из спорткомплекса «Льдинка» - с цветами, игрушками, кричали: «Тетя Оксана, мы вас знаем!» Но главное - это дети, которых я увидела здесь в еврейских интернатах. Я чувствую свое родство с ними: мне не надо объяснять, что такое голод, что такое тоска, что такое, когда нет рядом близких - мамы или папы. У них разные истории, у этих детей, у кого-то есть родители, у кого-то нет. В детском саду, где мы знакомились с малышами, я спросила об одном карапузе, ему два с половиной года.  И  воспитательница рассказала, что мать мальчика в тюрьме, а об отце ничего неизвестно... То, что здесь, в «Тикве», делают для этих детей... У меня нет слов! Я хочу пожелать людям, которые здесь работают, только счастья, только здоровья, только радости.  И  обязательно буду им помогать. Просто потому, что так уж получается в моей жизни: сначала мне люди помогали (иначе не было бы ни Олимпиады, ничего!), теперь я считаю своим долгом помогать. А детям, которые воспитываются в этих интернатах, хочется сказать: «Смотрите, у меня же получилось! Значит, получится  и  у вас! Нужно жить, нужно радоваться жизни,  и  все в этой жизни будет хорошо. Я в это верю!»

Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@jewukr.org
© 2001-2005 Еврейская Конфедерация Украины - www.jewukr.org
Авиабилеты на чартер керкира "Чартерок".