«Еврейский Обозреватель»
ЭТО БЫЛО
10/101
Май 2005
5765 Ияр

«СОВЕТСКИЙ» РОМАН

ЭФРАИМ ГАНОР

На главную страницу Распечатать

В феврале 1953 года Советский Союз, в свое время горячо ратовавший за основание еврейского государства, превратился в одного из ярых противников Израиля. Ухудшение отношений между двумя странами произошло резко. Началось все с сообщения ТАСС 13 января 1953 года, в котором говорилось, что в СССР раскрыта «шпионская организация врачей-вредителей», якобы связанная с международной еврейской организацией «Джойнт».

Девять врачей были арестованы и обвинены в убийстве секретаря ЦК ВКП(б) и члена Политбюро Жданова: ему якобы было специально назначено неправильное лечение. Власти заявили, что эти же врачи намеревались убить Сталина и других крупных руководителей коммунистической партии и государства.

Население страны отреагировало на это заявление вспышкой антисемитских настроений.

18 января 1953 года Израиль заявил советским властям протест по поводу несправедливого и бездоказательного оговора врачей-евреев — безрезультатно. «Дело врачей», сфабрикованное Советским Союзом, вызвало волну гнева в Израиле. Среди протестующих были люди, уцелевшие в Катастрофе, воины Красной Армии, прошедшие Великую Отечественную войну... Они не могли смириться с мыслью, что вновь, не прошло и десяти лет после окончания войны, в которой еврейское население Европы понесло такие страшные, такие невосполнимые потери, начинается преследование евреев.

9 февраля 1953 г. в помещение советского посольства в Тель-Авиве была брошена бомба. Тогда сотрудники представительства работали и проживали в одном здании. Основной удар пришелся по кухне, где как раз в этот момент находилась жена посла. Несколько сотрудников получили ранения.

В Израиле в связи с терактом поднялся большой шум. Правительство провело экстренное совещание. Заявление СССР о разрыве дипломатических отношений последовало два дня спустя. При этом советская администрация обвинила Израиль в террористических и враждебных акциях. Израильские власти, в свою очередь, потребовали, чтобы все лица с советскими дипломатическими паспортами покинули территорию страны.

Тем не менее вопрос о взрыве в советском посольстве не был снят с повестки дня в Израиле. Министр полиции отдал распоряжение в кратчайшие сроки найти исполнителей акции. В результате интенсивного расследования в июне 1953 года в Израиле было раскрыто антисоветское подполье. В организацию входило около 15 человек. В основном, это были бывшие активисты ЭЦЕЛ и ЛЕХИ — подпольных организаций, действовавших в период британского мандата.

Во главе группы обвиняемых стоял Яаков Херути, переводчик. Его заместителями в организации были Шимон Бахар и Яффа Дроми (она работала служащей в Ассоциации промышленников). Арестованные предстали перед военным судом, им было предъявлено обвинение в нанесении ущерба государственной безопасности. Судьи были назначены начальником генштаба Мордехаем Маклефом. Подсудимые не признали состав преступления и опротестовали тот факт, что их дело разбирается в трибунале. Десять человек сообщили, что не знают законов военного суда и, если подходить к делу по всей справедливости, должны отвечать перед гражданской судебной инстанцией.

Адвокаты обвиняемых заявили председателю военного суда, что их полномочия ограничиваются представительством от имени подзащитных в гражданском суде, и только. Однако председатель трибунала отклонил требование подсудимых перевести дело в гражданский суд. Процесс решено было сделать закрытым — во избежание обострения и без того острой реакции общественности. Когда военный прокурор зачитал обвинительное заключение, подсудимые громко запели: «Эвену шалом алейхем»... Заседание было фактически сорвано.

Всю неделю шли переговоры. В результате подсудимые отказались от своего требования и согласились на рассмотрение дела в военном суде. На следующий день Шимон Бахар бежал из заключения (его содержали в КПЗ при полицейском участке в Бейт-Дагане).

К концу августа 13 из 15 обвиняемых были признаны виновными и осуждены на 10 лет лишения свободы за участие в подпольной организации и нанесение ущерба государственной безопасности. Бахару также был вынесен обвинительный приговор — заочно. Он получил 15 лет лишения свободы. Арестовали беглеца через год. Так закончился инцидент с антисоветским подпольем, возникшим в Израиле в связи с «делом врачей».

Разрыв дипломатических отношений между СССР и Израилем способствовал сближению Москвы с Египтом и Сирией и активизации советского присутствия в регионе. Выразилось это, в частности, в заключении договоров на поставки советского оружия в упомянутые арабские страны. Речь шла о новейшем военном снаряжении, в том числе о модернизированных самолетах «Миг», танках и артиллерийских орудиях. В октябре 1955 года в Израиле узнали и о других сделках, подписанных Египтом с Чехословакией при участии СССР, а также о поставке сотен танков «ИС» и боевых самолетов «МиГ-19». Все это, разумеется, вызывало у Израиля немалое беспокойство. (Египту, впрочем, советское оружие не слишком помогло: в ходе Синайской кампании 1956 года армия Израиля, при содействии Франции и Англии, дошла до Суэцкого канала и захватила весь Синайский полуостров.)

Некоторое потепление отношений между Израилем и СССР произошло в июле 1956 года, когда две страны подписали договор о поставках нефти. Тем самым Советский Союз, в сущности, заново признал Израиль. Восстановились и дипломатические отношения, хотя тогда, в период «холодной войны» между СССР и США, Советский Союз не проявлял особой любви к Израилю, да и в Израиле к советскому посольству относились в первую очередь как к скопищу шпионов. Большинство сотрудников представительства были на заметке у ШАБАКа. Больше всего советские шпионы интересовались, по-видимому, ядерными разработками Израиля. Как раз в те годы в Димоне строился реактор, и это вызывало большую тревогу у руководителей СССР. Беспокоились там, прежде всего, за своих союзников — Египет и Сирию. Поэтому, несмотря на восстановление дипломатических отношений, напряженность между Советским Союзом и Израилем возникала неоднократно.

За сотрудниками посольства СССР велась непрерывная слежка. Однажды машина, принадлежавшая советскому представительству, попала в аварию на трассе Тель-Авив–Иерусалим. Когда полицейские доставили автомобиль на буксире в участок, в машине было обнаружено совершенное подслушивающее и звукозаписывающее устройство. На пленках были зафиксированы беседы с израильскими солдатами, которых подвозили на якобы попутной машине. Военнослужащие доверчиво рассказывали добрым водителям о своей службе в ЦАХАЛе, иногда выкладывая в ходе беседы и секретную информацию.

Этот факт еще больше укрепил израильских специалистов во мнении, что они не зря сомневаются в чистоте помыслов работников советского посольства. Тогда-то и было принято решение запретить солдатам ездить на дипломатическом транспорте, а автомобили всех представительств в приказном порядке оснастили белыми номерными знаками для того, чтобы их можно было опознать. Следует подчеркнуть, что, несмотря на то, что в Тель-Авиве работало советское посольство, в период, предшествовавший Шестидневной войне, Советский Союз проявлял немалую враждебность по отношению к Израилю. Сказывалось это как на голосованиях в ООН и всех прочих международных форумах, так и в массированном вооружении врагов Израиля, угрожавших нашей стране.

Несмотря на наличие дипломатических отношений, в сентябре 1957 года был арестован культурный атташе израильского посольства в Москве Элиягу Хазан. Его задержали на пути в Одессу, после чего три месяца допрашивали в Одесском КГБ с применением жестоких пыток. Советская администрация объяснила арест сотрудника посольства тем, что среди его вещей якобы обнаружена антисоветская литература. Истинной же причиной ареста Хазана стала массовая демонстрация евреев в СССР в связи с прибытием делегации Израиля в Москву на фестиваль молодежи и студентов. В КГБ предполагали, что Элиягу Хазан был организатором этого мероприятия.

Кстати, вопрос об отношениях между СССР и Израилем был поднят в 1959 г. в ходе исторического визита Хрущева в США. Один из американских журналистов спросил советского руководителя: «Почему СССР столь недружелюбен к стране, которая ближе всех западных государств к советскому социализму?» Хрущев за словом в карман не полез: «Еще не изобретен тот микроскоп, в который можно было бы разглядеть социализм в Израиле».

Дипломатические отношения между Израилем и СССР, тем не менее, сохранялись до июня 1967 года. Советский Союз разорвал их сразу после Шестидневной войны. Посольство СССР в Тель-Авиве фактически закрылось еще до начала военных действий, сотрудники уехали.

С тех пор «железный занавес» стал реально ощутимым: миллион евреев, проживавших в СССР, были формально изолированы от Израиля. О том, каковы были последствия этой оторванности, говорить, думаю, излишне.

Контакты между двумя странами осуществлялись в основном в иностранных посольствах — голландском, датском и финском. Так было до 12 декабря 1990 года. Через 23 года после разрыва дипломатических отношений глава правительства Израиля Ицхак Шамир и министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе встретились в Вашингтоне. В ходе этой встречи было решено возобновить официальные дипломатические отношения. Обсуждалось тогда и сотрудничество между двумя странами на случай, если Ирак нападет на Израиль. Правда, через девять дней Шеварднадзе ушел в отставку и выступил с резкой критикой в адрес советской верхушки, которая противилась перестройке. Тем не менее СССР не нарушил договоренностей, достигнутых на встрече двух представителей. С этого момента связи между двумя странами укрепились. После 23-летнего перерыва в Израиле вновь появился российский посол — это был Александр Бовин. На историческую родину устремились массы граждан бывшего Советского Союза. От враждебности между государствами, которая длилась больше 40 лет, практически не осталось и следа...

«Международная еврейская газета»
Вверх страницы

«Еврейский Обозреватель» - obozrevatel@  jewukr .org
© 2001-2005 Еврейская Конфедерация Украины - www. jewukr .org
Источник: http://mir-haosa.ru.