Центр еврейского образования Украины
Методический кабинет

 
 

ДАВИД ЩАДИТ ЦАРЯ

    Спустя какое-то время ушел Давид из Рамы и тайно встретился с Ионатаном. Рассказал тот ему, что царь по-прежнему в ярости и не желает сменить гнев на милость, как он его ни уговаривал, - более того: рассердившись на то, что сын заступается за своего друга, Шауль бросил копье и в него, да, к счастью, не попал.
    Обнялись тут Давид и Ионатан, и заплакали, и поклялись оба именем Господа в вечной дружбе.
    Собрал Давид своих верных товарищей и долго скитался с ними, ночуя то в городах, то под открытым небом. Никак не удавалось людям Шауля напасть на их след, пока кто-то не донес царю, что видел отряд Давида в пустыне, неподалеку от оазиса Эйн-Геди.
    Взял Шауль три тысячи отборных воинов и отправился на розыски беглеца. А Давид и его друзья скрывались в горах, в пещере.
    Сидели они в глубине пещеры и прислушивались к происходившему снаружи, понимая, что скоро будут обнаружены - их преследователи прочесывали местность, заглядывая за каждый камень.
    И тут случилось вот что: зашел царь по нужде в пещеру, где прятался человек, которого он искал.
    Зашептал Давиду на ухо один из его товарищей:
    - Не теряйся! Сегодня - тот самый день, о котором сказал тебе Господь: "Предаю Я в руки твои врага твоего; поступай с ним так, как сочтешь нужным".
    Встал тогда Давид, неслышно подкрался к Шаулю и незаметно для него отрезал лоскут от его плаща. С тяжелым сердцем сделал он это, ибо царское достоинство всегда было для него свято.
    Вернулся Давид к своим спутникам и тихо сказал им:
    - Не дай мне   Б-г  поднять руку на господина моего, ведь он - помазанник Господа!
    Услышав такие слова, друзья Давида, которые были готовы растерзать Шауля на месте, притихли и присмирели.
    Вышел тут царь из пещеры, и Давид - вслед за ним.
    - Господин мой! - воскликнул он. Оглянулся Шауль - и увидел того, за кем так долго и безуспешно охотился. Низко поклонился ему Давид и сказал:
    - Напрасно слушаешь ты речи тех, кто клевещет на меня, утверждая, что замышляю я против царя недоброе. Смотри: предал сегодня тебя Всевышний в руки мои в этой пещере, и советовали мне друзья расправиться с тобой, но не сделал я этого, сказав им: "Не подниму руку на господина моего, ведь он - помазанник Господа!" Взгляни, отец мой, на клочок от твоего плаща, что в руке моей, - для того отрезал я его, чтобы убедился ты: не способен я причинить тебе зло. За что же преследуешь ты верного слугу своего, за какие грехи хочешь лишить меня жизни? Лучше погибну я от руки царя - но своей руки на тебя не подниму. Пусть рассудит нас Творец и спасет меня от ненависти твоей, которую я не заслужил!
    Разрыдался тут царь и сказал сквозь слезы:
    - Сын мой! Ты - справедливее меня, ибо воздал мне добром за зло. Предал меня сегодня Господь в руки твои, но ты не воспользовался этим и пощадил меня. Пусть и Всевышний воздаст тебе добром за милосердие твое! Окончательно убедился я в том, что станешь ты царем на благо всего Израиля. А теперь поклянись мне Господом, что не будешь ты мстить потомкам моим за все зло, которое я тебе причинил!
    С радостью дал Давид царю такую клятву.
    Прошло, однако, какое-то время - и вновь разгорелась в сердце Шауля ненависть к Давиду. Заставил он Михаль уйти от мужа и отдал ее в жены другому человеку. Взял себе тогда Давид двух новых жен: Авигаиль и Ахиноам.
    Снова стал преследовать его Шауль, и пришлось Давиду скрываться в пустыне.
    Опять, как когда-то, донесли царю о том, где он прячется, и вышел Шауль во главе трехтысячного отряда на облаву. Остановились они в пустыне на ночлег, разбили лагерь и уснули.
    Вернулись к Давиду посланные им на разведку воины и сказали ему, где находится стан Шауля.
    Глубокой ночью прокрался Давид в царский лагерь с другом своим Авишаем, и разыскали они спавшего глубоким сном Шауля, копье которого было воткнуто в землю рядом с его изголовьем.
    - Снова Господь предает Шауля в руки твои, - прошептал Авишай Давиду. - Если не хочешь убить врага своего сам, позволь мне заколоть царя его же копьем.
    - Не трогай Шауля! - отвел Давид руку Авишая, которую тот протянул к оружию. - Убийцу помазанника Всевышнего ожидает суровая кара.  Б-г  Сам определит участь царя. А теперь возьми-ка его копье и флягу, и вернемся к своим.
    Никто не заметил их и не остановил, потому что навел Всевышний на всех воинов Шауля, в том числе и на Авнера, отвечавшего за охрану царя, глубокий сон.
    Поднялись Давид и Авишай на вершину горы, у подножья которой Шауль разбил свой лагерь, и Давид крикнул оттуда:
    - Авнер!
    Вскочил тот на ноги и откликнулся:
    - Кто зовет меня?
    - Что же ты так плохо охраняешь нашего царя! - упрекнул Авнера Давид. - Его чуть было не убили. Вот, смотри: в руках моих копье царя и фляга. За то, что оставили вы без защиты господина вашего, помазанника  Б-га , заслужили вы смерть!
    Услышал Шауль эти слова и воскликнул:
    - Давид, сын мой, ты ли это?
    - Я, - ответил тот. - За что ты вновь преследуешь меня? В чем я провинился, какое зло тебе причинил?
    - Согрешил я пред тобой, - сказал ему царь. - Возвращайся, и я не сделаю тебе впредь ничего плохого, ибо увидел я сейчас, что жизнь моя для тебя драгоценна. Прости меня!
    Но не вернулся к Шаулю Давид, потому что не доверял ему больше.

Шмуэль I, 20, 24-26

"СМЕРТЬ ШМУЭЛЯ. ГИБЕЛЬ ШАУЛЯ И ИОНАТАНА"

  

The CJEU reserves the right to edit or remove messages
Copyright © 1999-2000 The Center of Jewish Education in Ukraine

 

 
http://motoukraina.com.ua/