Центр еврейского образования Украины
Методический кабинет

 
 

ДАВИД   И  АВШАЛОМ

    Задумал Авшалом, один из сыновей Давида, свергнуть своего отца с престола  и  занять его место. Ежедневно с раннего утра стоял Авшалом у городских ворот  и  когда видел входящего в Город Давида еврея, направлявшегося к царю с просьбой о правосудии, подзывал его  и  спрашивал: "Из какого ты колена  и  из какого города?" Услышав ответ, говорил Авшалом каждому: "Не найдешь ты у царя справедливости. Если бы я был судьей в этой стране, каждый житель ее мог бы на меня положиться". Когда человек склонялся почтительно перед царским сыном, тот обнимал его по-братски  и  целовал. Так пытался Авшалом завоевать сердца израильтян -  и  не без успеха.
    Испросил он однажды у отца позволения совершить жертвоприношение в Хевроне. Прибыв в этот город, отправил оттуда Авшалом скороходов-глашатаев ко всем коленам израильским, приказав своим посланцам распространять весть о том, что стал он царем  и  правит из Хеврона. Послал Авшалом надежных людей к Ахитофелю, советнику своего отца, уважаемому в народе человеку, предложив ему перейти на его сторону,  и  тот, соблазненный щедрыми посулами, предал Давида  и  присоединился к Авшалому. Все больше  и  больше людей стекалось в Хеврон, к заговорщикам.
    Когда царь узнал об этом, сказал он своим приближенным:
    - Собирайтесь побыстрее,  и  уйдем из города - ведь сын мой безжалостен  и  способен истребить из-за нас всех жителей Йерушалаима!
    Вышли из города Давид, домочадцы его, царедворцы  и  слуги  и , перейдя поток Кидрон, остановились по дороге в пустыню у Масличной горы. Увидел тут Давид, что священники взяли с собой ковчег Завета,  и  распорядился вернуть его в Йерушалаим.
    - Если Господь будет милостив ко мне, - сказал царь, - Он возвратит меня  и  позволит вновь увидеть Ковчег. Если же лишит меня Всевышний Своей поддержки - пусть поступает со мной как пожелает, ибо  и  жизнь мне тогда будет не мила.
    Отправились священники с Ковчегом Завета обратно, а Давид  и  все, кто был с ним, сняли обувь  и , рыдая, поднялись на вершину горы, к месту, которое издавна избрал царь для своих молитв. Услышал там Давид весть о том, что переметнулся его советник на сторону заговорщиков,  и  воскликнул:
    - Прошу Тебя, Господь: расстрой планы Ахитофеля! Позвал к себе царь человека по имени Хушай  и  сказал ему:
    - Возвращайся в Йерушалаим, а когда Авшалом войдет в город, сделай вид, что  и  ты изменил мне  и  хочешь примкнуть к заговорщикам. Скажи моему сыну: "Много лет был я рабом твоего отца, а теперь я - твой раб". Войди в доверие к нему  и  собирай важные для нас сведения; присылай их нам с сыновьями священников, которых я отправил обратно с Ковчегом Завета, - Ахимаацем, сыном Цадока,  и  Ионатаном, сыном Эвьятара.
    Когда Хушай вернулся в Йерушалаим, город был уже в руках самозванца  и  его сподвижников, среди которых был  и  Ахитофель.
    Пришел посланец Давида к Авшалому  и  сказал ему:
    - Да здравствует царь!
    - Хороши же друзья у моего отца! - презрительно бросил Авшалом. - Нечего сказать, от души отблагодарил ты его за все, что он для тебя сделал! Что же ты не пошел с ним?
   - Решил я остаться с тем, кого избрал Господь  и  весь Израиль! - ответил Хушай. - До сих пор я служил Давиду, теперь стану служить его сыну.
     И  оставил Авшалом Хушая при себе.
    Обратился Ахитофель к Авшалому с таким предложением:
    - Разреши мне отобрать двенадцать тысяч воинов  и  ночью отправиться с ними в погоню за Давидом. Нападу я на него, пока он утомлен  и  слаб,  и  убью его одного. Все, кто с ним, разбегутся в страхе, но я соберу их, уговорю присоединиться к нам,  и  наступит мир в Израиле.
    Понравились эти слова  и  Авшалому,  и  его приближенным, но сказал самозванец:
    - Позовите-ка сюда Хушая, послушаем, что посоветует нам перебежчик.
    Привели того к Авшалому,  и  Ахитофель повторил при нем свое предложение.
    - На сей раз я не согласен с тобой, - сказал ему Хушай,  и  обратился к сыну царя: - Ты ведь знаешь своего отца  и  людей его - храбры они  и  озлоблены, как затравленная в поле медведица, потерявшая детей. Разыскать его будет нелегко - человек он мужественный  и  наверняка ночует отдельно от других, без охраны, в какой-нибудь пещере. Вот тебе мой совет: собери всех израильтян, способных держать в руках оружие,  и  сам встань во главе войска. Обрушимся мы на отряд Давида, как ливень с небес,  и  никого не оставим в живых. Тут уж он от нас не уйдет.
    - Совет Хушая лучше совета Ахитофеля! - решили все присутствовавшие.
    Вернулся Ахитофель домой  и  повесился с горя, ибо не послушал его Авшалом.
    А Хушай, выйдя из дворца, разыскал Цадока  и  Эвьятара, священников,  и  велел им немедленно отправить своих сыновей к Давиду с подробным донесением обо всем происшедшем.
    - Пусть они скажут царю, - добавил он, - чтобы еще до наступления ночи переправился он на восточный берег Ярдена, если хочет остаться в живых.
    Передали Ионатан  и  Ахимаац слова Хушая Давиду,  и  тот немедленно перешел Ярден со всеми своими людьми. На восточном берегу реки, в городе Маханаим, он, готовясь к сражению, которое вскоре должно было произойти, сосчитал бойцов, поставил военачальников над тысячами  и  сотнями  и  разделил войско на три отряда: одним командовал Иоав, другим - Авишай, племянник Иоава, а третьим - Итай из Гата.
    - Я сам буду руководить битвой, - сказал Давид своим военачальникам, но те воспротивились, ибо берегли царя,  и  он был вынужден отменить свое решение.
    Стоял Давид у ворот Маханаима  и  смотрел, как его воины, разбившись на сотни  и  тысячи, выходят из города. Подозвал он Иоава, Итая  и  Авишая  и  попросил их:
    - Сделайте ради меня все возможное, чтобы Авшалом остался невредим!
    Стало известно об этой просьбе каждому воину в отряде царя.
    В разразившейся вскоре битве Авшалом был разбит наголову; двадцать тысяч его сторонников нашли свою смерть на поле боя.
    Сел сын Давида на мула  и  поскакал к ближайшему лесу, чтобы укрыться в нем. С трудом пробираясь по узкой тропинке между деревьями, зацепился он волосами за ветку, да так  и  повис, а мул его побрел себе дальше.
    Все это видел один из людей Давида; разыскал он Иоава  и  сообщил ему о том, что приключилось с Авшаломом.
    - Что же ты не прикончил его на месте? - воскликнул Иоав. - Я бы щедро наградил тебя за это!
    - За все сокровища мира не поднял бы я руки на сына царя! - ответил воин. - Своими ушами слышал я, о чем просил Давид тебя, Итая  и  Авишая.
    Кликнул тут Иоав десятерых своих оруженосцев, поспешил с ними в лес  и  разыскал Авшалома, который по-прежнему висел на дереве. Достал Иоав из колчана три стрелы  и , одну за другой, вонзил их в сердце сына Давида. Сняли они труп с дерева, бросили его в глубокую яму  и  завалили ее камнями.
    Велико было горе царя, когда узнал он о смерти Авшалома. Долго рыдал он у городских ворот, закрыв лицо руками,  и  беспрестанно повторял:
    - Сын мой Авшалом! Авшалом, сын мой! Сын мой!.. Многие евреи слышали это,  и  скорбь царя омрачила им радость победы. Вновь воцарился Давид над народом Израиля,  и  присягнули на верность ему старейшины всех колен.

Шмуэль II, 15-19:1-5

"ДАВИД ПОКУПАЕТ ГУМНО У АРАВНЫ-ИЕВУСЕЯ"

  

The CJEU reserves the right to edit or remove messages
Copyright © 1999-2000 The Center of Jewish Education in Ukraine