Центр еврейского образования Украины
Методический кабинет

 
 

БРАТЬЯ ПРОДАЮТ ЙОСЕФА

    Когда Яаков возвращался из Паддан-Арама, в том же месте, где   Б-г  являлся ему по пути в Харан, он во исполнение данного им обещания построил  Б-гу  жертвенник и снова назвал это место Бет-Эль - Дом  Б-жий .
    После этого Яаков со всей семьей и стадами своими двинулся из Бет-Эля в Эфрат. Рахель была тогда беременна. Когда до Эфрата оставалось еще довольно большое расстояние, у нее начались схватки. Это были очень трудные роды, и повитуха сказала ей: "Не бойся! У тебя будет еще один сын".
    Но Рахель уже была при смерти, и когда душа покидала ее, она успела дать новорожденному сыну имя Бен-Они - "сын моих страданий", отец же назвал его Биньямин - "сын правды". Рахель умерла, ее похоронили по пути в Эфрат (он же Бет-Лехем) и Яаков установил над ее могилой памятную плиту. Могила Рахели находится там и по сей день.

***

    И Яаков поселился там, где жил его отец, - в земле Ханаанской. Йосефу было тогда семнадцать лет. Он с братьями пас скот и рос с сыновьями двух других жен отца, Билхи и Зилпы. Йосеф сплетничал отцу о братьях, рассказывая о них дурное. Но Исраэль (он же Яаков) любил Йосефа больше других своих сыновей, ведь тот родился у него на склоне лет. И потому он сшил своему любимцу красивую разноцветную полосатую рубаху.
    Поняв, что отец любит его больше всех, братья возненавидели Йосефа, даже говорить с ним спокойно они не могли.

    Однажды Йосефу приснился сон, и он рассказал его братьям, после чего те возненавидели его еще больше. Вот что он им рассказал:
    "Послушайте, что мне приснилось: что мы посреди поля увязываем колосья в снопы, и мой сноп поднялся и стал прямо, а ваши снопы обступили его кругом и поклонились ему".
    Братья сказали Йосефу: "Ты что, царствовать над нами собираешься? Да неужели ты, ты будешь нами повелевать?" И они прониклись к нему еще большей ненавистью - за сны и за хвастовство.
    А Йосефу приснился еще один сон, и он решил рассказать его тоже: "Слушайте-ка, что мне опять приснилось: передо мной солнце, луна и одиннадцать звезд, и все они мне кланяются". Когда он рассказал этот сон отцу и братьям, Яаков пожурил его и сказал: "Что за сны тебе снятся? Ты что, в самом деле думаешь, что я, твоя мать и братья придем поклониться тебе до земли?"
    Братья вновь разозлились на него, а отец запомнил этот случай.
    Однажды братья пасли отцовский скот в местности возле Шхема. Исраэль сказал Йосефу: "Твои братья пасут овец в Шхеме. Я хочу, чтобы ты пошел их навестить".
    "Хорошо, папа", - сказал Йосеф.
    Исраэль продолжал: "Пойди и посмотри, как они поживают и все ли у них в порядке со скотом, а потом вернешься и мне обо всем расскажешь". И Йосеф вышел из долины Хевронской и пришел в Шхем. Там, когда Йосеф блуждал по полю, ему встретился один человек. Он спросил: "Что ты ищешь?"
    "Я братьев своих ищу, - ответил Йосеф. - Ты, случайно, не знаешь, где они пасут скот?"
    Человек ответил: "Они ушли отсюда. Я слышал, как они договаривались пойти в Дотан".
    И Йосеф продолжил путь и нашел своих братьев в Дотане. Еще издали заметив его, они стали сговариваться его убить. "Вот идет наш сновидец, - говорили они. - Давайте убьем его, бросим в какую-нибудь яму и скажем, что его растерзал хищный зверь. Тогда посмотрим, как будут сбываться его сны..."
    Услышав эти разговоры, Реувен решил спасти брата. Он сказал: "Не надо его убивать! Не надо проливать кровь! Лучше бросьте его в яму, вон там, в пустыне - только не причиняйте ему зла!" Реувен надеялся, что ему удастся спасти Йосефа от мести братьев и вернуть его к отцу.
    И когда Йосеф подошел к ним, они схватили его, раздели - сняли с него разноцветную его рубаху, а потом взяли и действительно бросили в яму в пустыне. Яма была пустая, воды в ней не было.
    Затем братья сели поесть, но вдруг увидели караван измаильтян (Измаильтяне - потомки Ишмаэля (Измаила)), идущий из Гилеада на юг. На верблюдах везли они в Египет пряности, бальзам и ароматную смолу.
    Иехуда сказал братьям: "Какая нам выгода от того, что мы убьем Йосефа и скроем следы нашего преступления? Давайте лучше продадим его измаильтянам, не надо причинять ему зла - ведь он наш брат, родная наша плоть". И братья с ним согласились.
    Когда купцы-измаильтяне приблизились, они вытащили Йосефа из ямы и продали его за двадцать сиклей серебра (Сикль (ивр. шекель} - древняя денежная единица в Эрец-Исраэль. Это же название принято в современном Израиле), а те увели Йосефа в Египет. Но Реувен всего этого не видел. Позже он вернулся к яме, чтобы освободить брата, но яма была уже пуста...
    Реувен разорвал на себе одежду и, горюя, обратился к братьям: "Нет мальчика! Ну куда мне теперь деваться?!"
    И тогда братья взяли рубаху Йосефа и, зарезав козленка, пропитали ее его кровью. Разорвав эту рубаху на части, они отнесли ее отцу и сказали: "Мы нашли это. Посмотри - это рубаха твоего сына, верно?"
    Яаков, конечно, узнал рубаху Йосефа: "Хищный зверь сожрал его - о, горе мне, растерзан, растерзан Йосеф!.."
    И Яаков разорвал на себе одежду, закутался в грубую траурную мешковину и после этого оплакивал погибшего сына на протяжении многих дней. Все сыновья и дочери пытались утешить его, но безуспешно. Яаков говорил: "В трауре сойду я к сыну моему в могилу, буду горевать о нем до самой смерти!"
    А измаильтяне продали Йосефа в Египет, где он попал в услужение к Потифару, царедворцу фараона, начальнику царской охраны.

Берешит (Бытие), 35:9-19; 37

ЙОСЕФ - ТОЛКОВАТЕЛЬ СНОВ

  

The CJEU reserves the right to edit or remove messages
Copyright © 1999-2000 The Center of Jewish Education in Ukraine

 

 
Производим и продаем коробки для пиццы.