Центр   еврейского   образования   Украины
Методический кабинет

БОРЕЦ ЗА СВОБОДУ

Фэй Рейхвальд

    Больше двух тысяч лет назад, во II веке до новой эры, страна Израиля входила в состав огромной империи Селевкидов, или греческих царей, как называли их в народе. Государство Селевкидов было самым крупным обломком великой империи Александра Македонского.
    В то время в деревне Модиин, расположенной возле города Лода, жил священник Маттитьягу Хасмоней. У Маттитьягу было пятеро сыновей: Иоханан, Шимон, Йегуда, Эльазар и Йонатан. Модиин ничем не отличался от других сел, да и сам Маттитьягу, хоть и был священником, вел такой же простой и скромный образ жизни, как все его соседи. Может, только чаще других ездил в Иерусалим, святой город, где находился Храм. Однажды он поехал туда и вернулся очень печальный.
    - Что случилось, отец? - спросил старший сын, Иоханан.
    - Скверные дела творятся в Иерусалиме, - сказал Маттитьягу. - Царь Антиох запретил евреям изучать Тору и соблюдать обычаи отцов.
    - Что же евреи?
    - Евреи, - отвечал Маттитьягу мрачно, - приказ императора выполняют. Тору не читают, младенцев не обрезают, святую субботу не соблюдают, носят греческое платье и участвуют в языческих игрищах.
    - Не может быть! - воскликнул Шимон.
    - Есть даже такие, - продолжал Маттитьягу, - что бегают голые возле самых ворот Храма. Устраивают там мерзкие игры и состязания.
    - Нельзя поверить, чтобы весь народ отвернулся от Торы, - усомнился Иоханан.
    - Однако я видел многих, поклоняющихся идолам, - сказал Маттитьягу.
    - Бог покарает их! - воскликнул Шимон.
    Маттитьягу ничего не прибавил, однако больше в Иерусалим не ездил.
    Однажды в Модиин явились сотни беглецов, растерзанных и усталых. Йегуда вышел поговорить с ними.
    - Откуда вы? - спросил он.
    - Из Иерусалима, - отвечали они. - Царь Антиох решил покончить с нашей религией. Он приказал своим солдатам убивать всех, кто соблюдает святость субботы или изучает Тору. Многих уже прикончили, повсюду сжигают священные свитки. Царь перебьет нас всех.
    - Останьтесь пока что здесь, - предложил беглецам Йегуда. - Я вас спрячу: мне известна каждая пещера в наших горах. Ночью я покажу вам, по какой дороге лучше всего уйти из Модиина, и мы с братьями поможем вам.
    Но едва увели в горы первых, как явились другие беженцы и рассказали про новые ужасы.
    - Греки привели в Храм свиней, возложили борова на алтарь и заставили евреев поклоняться ему. Они убивали целые семьи, если кто-то отказывался повиноваться.
    Взбешенный Йегуда сказал:
    - Мы должны идти на Иерусалим и отомстить за нашу честь и за наших братьев.
    - Подожди, Йегуда, - сказал ему Шимон, - я чувствую, что скоро царские солдаты прибудут в Модиин. Мы должны подготовиться и встретить их как следует здесь, на месте.
    - Ты прав, брат. Будем ждать их, они обязательно придут и сюда.
    И вот спустя некоторое время греческий отряд вступил в Модиин. Жителей выгнали из домов и собрали на центральной площади. Маттитьягу и его пятеро сыновей тоже стояли среди народа.
    Греки установили на площади статую Антиоха и приказали всем жителям подойти и поклониться ей.
    Начальник отряда обратился к Маттитьягу Хасмонею:
    - Иди ты, священник, первым, поклонись нашему царю, равному богу! За тобой пойдут другие евреи.
    - Мы не поклоняемся идолам, - спокойно ответил Маттитьягу и не сдвинулся с места.
    - Боже, что он говорит! - воскликнул один из стоявших на площади евреев. - Сейчас греки перебьют нас всех. Подумаешь, велика важность - поклониться какому-то истукану. Главное, чтобы эти негодяи оставили нас в покое.
    И с этими словами, растолкав народ, он выскочил на середину площади и упал на колени перед статуей Антиоха.
    И в ту же секунду Маттитьягу Хасмоней выхватил меч, спрятанный в складках одежды, и убил предателя на месте.
    - Кто за единого Бога - за мной! - призвал он.
    Не успели греки опомниться, как весь их отряд был окружен и перебит жителями деревни.
    А затем евреи, бросив дома и имущество, ушли в горы. Только трупы врагов да статуя спесивого Антиоха остались валяться на площади в центре Модиина.
    Маттитьягу с сыновьями прятались в пещерах, а по ночам внезапно нападали на отряды греков. Йегуда считался самым сильным и самым смелым среди своих братьев. Его отец, Маттитьягу Хасмоней, сказал:
    - Йегуда, когда я умру, ты будешь командовать восстанием. Но прислушивайся к словам своего брата Шимона. Он у нас мудр, Шимон.
    В течение трех лет возглавлял Йегуда народное сопротивление против сирийско-греческой империи Селевкидов. Вначале у повстанцев почти не было оружия, но после каждого удачного нападения им удавалось захватить оружие, брошенное врагами. И постепенно греки стали страшиться самого имени Йегуды.
    - У нас тысячи воинов, - говорили они, - а евреев всего горстка. У нас сколько угодно оружия, у евреев его почти нет. Откуда же у них такая сила? Этот Йегуда так и молотит наши отряды.
    - Словно молот обрушивается он на головы врагов! - говорили евреи.
    И вождя повстанцев стали называть в народе Йегуда Маккаби - Йегуда-молот!
    Царь Антиох, получая донесения о новых и новых поражениях, приходил в ярость:
    - Этот Йегуда убил двух моих полководцев! - кричал он. - Он подкарауливает мои войска на дорогах, он режет моих солдат, как овец. Ни днем, ни ночью нет от него покоя. Но я проучу его. Я покажу ему, кто здесь хозяин, кто правит этой страной!
    Но, несмотря на все угрозы, Антиоху никак не удавалось одолеть Йегуду. Тот налетал на греков, словно ветер, и скрывался затем в неприступных горах.
    Тогда Антиох обрушил свой гнев на тех евреев, которые еще оставались в городах и селениях. Многие горожане во всем следовали греческим обычаям и традициям, но и они не избежали притеснений.
    - Мы отступились от нашей Торы и от обычаев отцов, но и это не помогло нам, - сокрушались они. - Покаемся и вернемся к вере наших праотцев Авраама, Ицхака и Яакова!
    Тысячами бежали евреи в горы. Каждый день войско Йегуды росло и крепло.
    Однажды царь Антиох заявил:
    - Я сам возглавлю мое войско и разобью проклятых евреев. Я должен покончить с Йегудой Маккаби.
    - Не бойтесь, - сказал Йегуда своим воинам, когда ему пересказали планы Антиоха, - мы победим!
    Той же ночью войско Антиоха двинулось по направлению к лагерю Йегуды. Антиоху удалось обнаружить и даже окружить лагерь евреев, но он оказался пуст.
    - Никого нет, - удивлялись греки. - Куда же они девались, эти евреи? Антиох успокоил их:
    - Они испугались и бежали от нас. Мы победили!
    Потоптавшись несколько часов на месте, воинство Антиоха двинулось в обратный путь. Дорога привела греков к ущелью. Здесь-то их и поджидал Йегуда. Греки устали карабкаться по горам, к тому же они вовсе не стремились сражаться. Они были наемниками, воевавшими ради грабежа и наживы, а у повстанцев не было никакого имущества.
    - Зачем нам Йегуда Маккаби? - восклицали они. - Надо бежать и спасать собственные жизни, пока это еще возможно.
    И греки побежали. Они побросали оружие и даже золото и серебро, которое Антиох захватил с собой в поход. Йегуда разделил добычу таким образом: оружие - воинам, а золото и серебро - вдовам и сиротам.
    - Народ мой! - воззвал Йегуда к евреям. - Пришло время идти в Иерусалим. Дорога очищена от врага. Иерусалим снова будет нашим. Мы станем свободным народом.
    Люди закричали от радости.
    - Идем в Иерусалим! Мы вновь увидим в блеске славы наш прекрасный Храм!
    Йегуда со своим ополчением разгромил гарнизон Антиоха и поднялся на Храмовую гору. Молча стояли евреи, не смея поверить своим глазам. Что произошло с их прекрасным Храмом? Ворота Храма были сожжены, храмовый двор замусорен и залит нечистотами. Пятна свиной крови покрывали алтарь и ступени, ведущие к нему.
    - Смотрите, что сделали эти дикари! - возопил кто-то в толпе. - Они превратили наш прекрасный Храм в отхожее место...
    Евреи пали на землю и закричали в отчаянье. Тогда Йегуда поднял свой боевой сигнальный рог.
    - Перестаньте надрывать свое сердце, - сказал Йегуда, когда вопли стихли. - Мы должны очистить и освятить Храм. Половина войска будет стоять на страже, а вторая займется уборкой.
    Воины принялись за работу. Они очистили храмовый двор, отмыли стены и лестницы, отремонтировали ворота, срыли до основания старый алтарь и построили новый. В заключение они поставили новую менору - семисвечник, вечно горящий в Храме. В 25-  й  день месяца кислее все было готово к освящению Храма.
    Тысячи людей пришли посмотреть, как священники зажгут новую менору. Все собрались на храмовом дворе и ждали.
    И тут выяснилось, что не осталось чистого, неоскверненного масла для зажигания меноры. Греки разбили и испоганили все кувшины, в которых оно хранилось.
    - Нужно найти чистое масло, - сказали священники.И     Они перерыли весь Храм в поисках не оскверненного масла, но нашли всего-навсего один маленький сосуд.
    Один сосуд! Этого масла с трудом хватит на один день! А ведь чтобы приготовить чистое масло, нужна неделя.
    Но делать было нечего, пора было зажигать священную менору. На следующий день она все еще горела. Не погасла. И на третий день она горела. И на четвертый, и на пятый... Один маленький сосуд масла поддерживал пламя в течение восьми дней!
    Народ пел и танцевал на улицах Иерусалима. Но Йегуда и его люди вернулись в горы: битва за свободу еще не была закончена. Греки продолжали воевать. Йегуда Маккаби был убит в одном из последующих боев.
    В конце концов Селевкиды все-таки убрались из Иудеи. А евреи вернулись к своим обычаям и к своему Закону. Теперь они были свободны.

***

    Каждый год в праздник, который называется Ханука, еврейский народ вспоминает чудо с кувшинчиком масла. И еще он вспоминает Йегуду Маккаби, смелого и сильного сына Маттитьягу Хасмонея, возглавившего борьбу народа за свободу.

БОРЕЦ ЗА СВОБОДУ
КУВШИНЧИК ШИМОНА
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ НИСИМА
ПОПУГАЙ ПО ИМЕНИ ДРЕЙДЛ

  

The CJEU reserves the right to edit or remove messages
Copyright © 1999-2002 The Center of Jewish Education in Ukraine

http://www.lemmens-crane.ru/ купить козловой кран где можно заказать и купить кран.